Ранма ½ — переводные фанфики - Неподходящая персона

Автор:
Cheb

Эта история относится к фанфикам. Будучи таковым, она в неоплатном долгу перед создателями используемых ниже персонажей: Такахаси Румико и Кубо Тайто.

Неподходящая персона



Глава пятая,

где идёт священный бой с извращенцами

* * *

— Тендо Аканэ, ты не должна так спешить! Наша любовь должна быть чистой и возвышенной! — декламировал Куно, демонстрируя при этом яркое расхождение слова и дела: держа не-Аканэ в свадебном стиле, он на приличной скорости уносился от школы. К счастью, в воротах его ждало препятствие.

— Тыыыыы!.. — проклокотала Аканэ-синигами, неизвестно, к кому из двоих обращаясь. Глаза не-Аканэ расширились от ужаса, а волосы встали дыбом. Хозяйка тела чёрной тенью высилась на фоне тёмно-багрового костра боевой ауры, от которого шёл глухой, грозный рокот - и лишь глаза, эти страшные белые глаза, светились на фоне угольно-чёрного силуэта. Убийственное намерение было столь подавляющим, что нескольким оказавшимся поблизости школьникам стало трудно дышать.

— Не бойся, о Тендо Аканэ, — попытался гордо провозгласить Куно, но голос его дал петуха. Не надо было быть медиумом, чтобы увидеть марево кипящего от избытка духовной энергии воздуха и волны пыли, разметаемой по тротуару от одного очень, очень страшного места в воротах. Даже птицы умолкли, ощутив исходящую от этого места угрозу.

— Держись за моей спиной, я сражу злого духа! — Куно поспешно поставил не-Аканэ на ноги, одновременно выхватывая бокуто.(прим. 5-1) Та сделала пару неровных шагов назад, еле держась на подгибающихся ногах: уж ей-то, в отличие от Куно, весь ужас был виден, как на ладони.

Придавая себе храбрости, Куно сделал колющий выпад, совершенно промазав по Аканэ. Та схватила бокуто одной рукой, и потянула на себя. Куно попытался вырвать деревянный меч, но ярость удесятерила силы Аканэ, и без того немаленькие, и он лишь потерял равновесие, шатнувшись к ней.

— Тыыы!.. — Обещающие смерть белые глаза уставились мимо Куно, на не-Аканэ, и та в ужасе пятилась, забыв даже о своей способности обогнать скаковую лошадь.

— Изыди, демон! — вскричал Куно, упираясь поудобнее, и пытаясь вырвать меч уже всем весом. Аканэ перевела свой убийственный взгляд на него, и кендоист дрогнул, хоть и не видел ничего, кроме костра боевой ауры, с каждой секундой становившегося всё более заметным невооружённому глазу. Деревянный клинок в руке Аканэ начал дымиться и трескаться.

Не-Аканэ пришла, наконец, в чувство, и рванула бежать не глядя - а ноги несли её к зданию школы.

— Тебе не одолеть славного наследника Дома Куно! — очень, очень некстати напомнил о себе Татеваки. Бокуто в руке Аканэ переломился с сухим треском. Куно не успел потрясённо уставиться на сломанный меч, Аканэ смела его брутальным ударом в челюсть, устремившись в погоню за предательским телом. Куно пропахал дёрн до самого кольца уже успевшей собраться аудитории, и остался стонать на земле.

— Аканэ, стой! Успокойся! — отчаянно крикнула задыхающаяся Рукия, костеря про себя умников, решивших, что гигай ни в чём не должен превосходить человеческое тело.

Аканэ не слушала, ускоряясь за телом с грацией товарного поезда. Не-Аканэ по наитию перестала оглядываться через плечо, и обнаружила, что до стены школы остались считанные метры. Хозяйка тела уже дышала в затылок, толпа панически расступалась при её приближении.

Не-Аканэ сделала отчаянный, на пределе сил, прыжок, пролетев над крышей четырёхэтажного здания.

Аканэ издала глухой рёв и с грохотом вломилась в стену, пробив внушительную дыру в Рёга-стиле. Из пролома хлынули клубы пыли.

— Стой! Успокойся! — крикнула ей вслед бегущая изо всех ног Рукия. — Подумай, что ты делаешь! — Она скрылась в клубах пыли, направляясь в пролом.

По толпе привычных уже ко всему школьников пошли гулять ахи, охи, и дичайшие предположения - и лишь завхоз в отчаяньи бился о стенку. Опять! О боги, опять! Чем, чем он успел так запятнать свою карму?

* * *

Не-Аканэ летела над крышами не чуя под собой ног, лютый образ хозяйки тела намертво впечатался ей в память. Ну кто мог подумать, что та так быстро её найдёт? И так озвереет? Это же было всего лишь невинное заигрывание, честно-честно!

Она усилием воли заставила себя успокоиться, замедлив свой сумасшедший полёт: не хватало ещё оступиться и свернуть шею. Тогда-то уж точно найдут, и уничтожат на месте. Она нерешительно остановилась на крыше одноэтажного домика, окружённого садовым участком. Погони не было, и она перепрыгнула через сад и забор на узкую, зажатую заборами улицу, не желая маячить на крышах, у всех на виду.

* * *

Первой холова возле канала заметила Шампу - и сразу ринулась в атаку. Медлить было нельзя: тварь уже забавлялась с группой детей младшего школьного возраста, к счастью, пока лишь запугав их.

— А, зараза! — Укё выхватила ракету, зажмурилась, и дёрнула за верёвочку. Пыхнуло неслабо, густой дым сразу перекрыл ей видимость.

— Бегите! — прикрикнула на детей Шампу. — Шампу задержит злой дух!

Дети потерянно топтались прямо между лапами волосатого паучищи с многоглазой, мерзки ухмыляющейся маской. Шампу атаковала с разбега, впечатывая свои палицы... в пустое место? Лишь невероятным усилием она успела остановиться и не вылететь в канал, палицы оставили в сетке забора две вмятины. Крутанувшись, обнаружила холова немного поодаль, взгромоздившимся на забор.

— Брысь отсюда, мелкота, — дружески попеняла детишкам Укё, появляясь из клубов дыма. — Сейчас здесь будет великая битва.

Вот это дети поняли с полуслова. Драки могучих бойцов в окрестностях Фуринкана стали уже легендой: видеть мало кто видел, район-то огромный, но рассказывать - рассказывали, причём, приукрашивая при этом безбожно. Не желая оставаться на улице, которую вот-вот сровняют с землёй две сумасшедших тёти, дети бросились на утёк, свернув на перпендикулярную каналу улицу.

— Ахх, наконец кто-то способный видеть меня! — обрадовано прошипел холов, возбуждённо перебирая волосатыми лапами. — И не синигами, а обычные, съедобные смертные! — Он начал суетливо слезать с забора на мостовую.

Шампу лишь сменила стойку на более агрессивную, готовая в любой мг рвануться с места. Укё выхватила лопатки с печатями, спешно натягивая свою ки-рогатку:

— Изменённая Техника Квинси...

— Что?! — взвизгнув холов, подпрыгнув от неожиданности. Не успела Шампу начать свой рывок, как он уже обрушил на Укё град ударов когтистых лап, словно мигнув сквозь разделявшие их два десятка метров. Вынужденная прервать технику, Укё отчаянно уворачивалась, бросив заговорённые лопатки. Мгновением спустя она выхватила большую лопату, но та не была подготовлена, и годилась лишь отражать выпады холова, неспособная наносить повреждения духам.

— Ах ты, дрянь! — брызгал слюной холов. — Попробуй теперь, используй свой лук в ближнем бою, квинси! — Он яростно теснил Укё, пятящуюся под градом ударов сразу четырёх лап. — Я тебе не кто-нибудь, я фазовый паук!

Укё увидела, что Шампу готова атаковать в любой момент, и стала смещаться вправо, разворачивая врага спиной к той. Холов повёлся как любитель, полностью отдавшись стремлению достать Укё и визжа что-то о хит дайсах, и яде, от которого ей никакой сейвин тров не поможет. Обрушившаяся на его неприкрытый тыл Шампу стала для него полнейшей - и очень неприятной - неожиданностью. Он взвыл, и попытался отлягаться от амазонки длинными задними лапами, перенеся вес тела на передние, но та уже ловко отпрыгнула прочь, к самому забору канала. Укё хватило этой передышки чтобы схватить валяющуюся лопатку с печатью, и рубануть его по правой передней лапе. Полыхнуло синим огнём, лапа отвалилась, отрубленная напрочь, а Укё отшвырнула раскалившуюся лопатку с обуглившейся печатью:

— Я не квинси! — она отскочила назад, ожидая контратаки. — Запомни это, тварь, и не смей ровнять меня с этими тупоголовыми крестоносцами...

Холов, против ожидания, не стал атаковать Укё, он снова мигнул, и не ожидавшей этого Шампу чуть ли не в лицо уткнулась волосатая насекомая задница, исторгшая струю клейкой жидкости. Шампу рванулась вперёд, занося палицы, но жидкость загустела за доли секунды, обратившись в липкие пряди. Шампу обнаружила себя приклеенной к сетке забора с беспомощно отведёнными назад руками.

— Что, не ожидала? — ехидно осведомился Холов. — Вот незадача-то, этой эбилити в моём чарактер-шите не было...

— Шампу убивать! — взревела амазонка, нечеловеческим усилием преодолевая сопротивление паутины. Пряди, сковывавшие её руки и палицы, начали лопаться.

— Разбежалась! — презрительно фыркнул холов, испуская ещё одну, куда более длительную, струю паутины, намертво приклеившую Шампу к забору и залепившую ей рот.

— Изменённая Техника Квинси... — Укё успела подготовить третью лопатку, и уже натягивала свою ки-рогатку.

— О - о... Мне пора, — воскликнул холов.

— ...Духовная рогатка Куондзи! — закончила технику Укё, и тут же выстрелила. Пылающая синим огнём лопатка понеслась, словно комета, холову точно в лоб, прошла сквозь то место, где он был лишь мгновение назад, и с беззвучной вспышкой ударила Шампу в бок. Та дёрнулась и забилась в конвульсиях, спелёнутая паутиной.

—  Пойду, детишками закушу, — издевательски попрощался холов, оказавшийся в дюжине метров сбоку. — Они хоть невкусные, зато голова на плечах останется! — Он снова мигнул, скрывшись из вида.

— Вот дерьмо!!! — в сердцах выругалась Укё, никогда изящностью речи не отличавшаяся. Она хотела было кинуться за холовом, но вовремя заметила, что у Шампу залеплены нос и рот. Амазонка уже миновала синюшный оттенок и приближалась к пурпурному, и дёргалась она отнюдь не из-за последствий попадания лопатки, нанёсшей лишь длинный, уже запёкшийся порез, хорошо заметный через прожжённую дыру в рубахе. Бок Шампу, конечно, ошпарило, но это были мелочи, из серии «до свадьбы заживёт». Главное - дожить до этой свадьбы, не задохнувшись по дороге.

— Держись, я сейчас! — крикнула Укё, подбегая к Шампу, и попыталась отодрать от лица той липкие пряди. Бесполезно, всё равно что много слоёв скотча руками рвать. Укё выхватила лопатку поострее, и начала кромсать...

* * *

— Где... Где эта тварь?!.. — утробно рычала Аканэ, слегка пошатываясь, но упорно продвигаясь вперёд словно танк. Вторая стена школы, школьный забор, ещё пара чьих-то заборов остались позади, зияя проломами, какие обычно оставлял после себя Рёга, и иногда - Шампу. Её боевая аура продолжала полыхать костром, исподволь, постепенно, сменившим цвет на чёрно-багровый.

— Да возьми себя в руки, наконец! — Рукия готова была рвать на себе волосы. — Нельзя так бесконтрольно полыхать своей силой! Ты сейчас не в теле, которое притупляет духовную силу, ты сейчас дух, тебе этот срыв обойдётся десятикратно дороже!

— Хотела... обрюхатить... мерзавка... — бессвязно прорычала Аканэ, и снова пошатнулась. Боевая аура уже опалила её чёрное одеяние, волосы начинали кое-где скручиваться на концах.

— Ты понимаешь, что если сейчас не остановишься - тебя уже ничто не спасёт?! — крикнула Рукия. — Что ты собралась делать?! Убить её? Прикончить собственное тело? Ты этого хочешь, да?

Аканэ обернулась к ней, прожигая невидящим, безумным взглядом полыхающих глаз. Рукия содрогнулась, и чуть не попятилась. Потом схватила Аканэ за рукав, намереваясь повернуть лицом к ближайшей витрине: — Смотри...

Рукав оторвался, рассыпавшись пеплом, а Рукия отдёрнула ошпаренную руку. Дела обстояли хуже, чем она думала. Собравшись с духом, она схватила Аканэ за раскалённое плечо, и рывком развернула к витрине:

— Посмотри на себя! Ты же горишь! Уже сгораешь!

Аканэ сначала непонимающе уставилась на представшее перед ней отражение. Покрытое прожилками вздувшихся вен лицо искажала отвратительная, злобная гримаса, глаза полыхали лютой ненавистью, волосы развевались в пламени, прожёгшем местами наряд синигами, белый ворот исподнего кимоно местами потемнел. Обнажившаяся под оторванным рукавом рука бугрилась варварскими мускулами, перевитыми прожилками вен под покрасневшей кожей.

— Такой ты хочешь предстать перед своим женихом? — уже тише спросила Рукия, потирая обожжённую руку.

Аканэ содрогнулась, понимание обрушилось на неё словно ведро ледяной воды. Это чудовище в витрине - это было её отражение! Это была она! Аканэ зажмурилась и замотала головой, не желая признавать увиденное. Боевая аура угасла, бешенство сменилось страхом.

— Я надеялась, ты заметишь сама, — сказала Рукия, вздохнув с облегчением. — Когда твоя душа находится в теле, оно действует как проводник твоей рейацу, ограничивая её потоки и приглушая воздействие. Проходя через тело, рейацу становится ки, сила которой ограничена тренированностью тела. Когда ты покидаешь тело, твою рейацу уже ничто не сдерживает. Ты становишься сильнее, но можешь сжечь себя если будешь неосторожна.

Аканэ отжмурила один глаз, и с облегчением увидела в отражении привычную себя - подпалённую, осунувшуюся, с синими мешками под глазами - но себя, а не брутальное чудовище.

— Контроль над собственными силами - основа из основ для синигами, — продолжала Рукия. — Теперь ты понимаешь?

— Да, сенсей, — потупившись, просипела Аканэ.

— Хорошо. Теперь нам надо... Ракета!

— Где? — вскинулась Аканэ.

— Вон, смотри! — Рукия указала на далёкий столб дыма над крышами. — Идём! Холов был не один, так я и знала! — Она бросилась бежать в направлении столба дыма.

— Не один? — с трепетом переспросила Аканэ, устремляясь вслед за ней.

— Так изредка бывает, если холовы появляются не из промежутка между мирами, где обычно прячутся, а проникают через дыру прямо из... своего мира.

— Так есть целый мир холовов? — на бегу содрогнулась Аканэ. — Вы говорили только про материальный мир и Соул Сосайети...

— Ты ещё забыла про ад, — напомнила Рукия. — Меньше разговоров, береги дыхание.

Бежать им было, увы, далеко.

* * *

Не-Аканэ тихо брела по зажатой заборами улочке, сторожко оглядываясь по сторонам, когда ей навстречу пробежала стайка детей. А вслед за ними из ниоткуда вывалился паукообразный холов.

— Куда же вы, ребятки, — издевательски протянул монстр, — я же ещё не завтракал. — Он мерзки захихикал. — А, всё равно они меня не слышат. Что-то заигрался я, пора и откушать... Что?..

Не-Аканэ твёрдо стояла у него на пути, перегородив улицу и скрестив на груди руки.

— Дальше ты не пройдёшь, — решительно заявила она.

— Что? Ещё одна? — обрадовался холов, которого потеря конечности так ничему и не научила. — Вот и славно, нормальная душа вместо этих огрызков! — Он мигнул, переместившись не-Аканэ за спину, и тут же выпустил струю клейкой жидкости... обильно уляпавшей пустой участок улицы.

— Что?.. — не понял холов.

Не-Аканэ отрикошетила от фонаря на столбе, сложив силу толчка с силой тяжести, и обрушилась на монстра пяткой с кувырка. Он взвыл, впечатанный ударом в асфальт, его лапы разъехались. Девушка отпрыгнула в сторону, приземлившись на почтительном расстоянии.

— Ты не знаешь, с кем связалась! — прошипел холов, поднимаясь на ноги, но оставаясь к ней спиной - глаза на затылке имели свои преимущества. — Я не кто-нибудь! Я фазовый паук! — он мигнул, и два ряда плоских, фарфоровых зубов клацнули в том месте, где мгновение назад была голова не-Аканэ. Заканчивающаяся двумя здоровенными когтями лапа метнулась вослед пригнувшейся в рывке девушке, успев чиркнуть по спине.

Она крутанулась, меняя направление своего рывка, и полетела обратно на холова, оставляя на асфальте горелую резину подошв. Холов успел лишь замахнуться лапами, а она уже была у него под брюхом, нанося удар ногой в кувырке. Холов с воплем подлетел на несколько метров, но снова мигнул, оказавшись разинутой пастью прямо на пути её торможения. Не-Аканэ ушла прыжком вверх, целя приземлиться ему на спину. Её вытянутая нога раздробила асфальт, а переместившийся холов выпустил паутину в упор. Она ушла отчаянным рывком, просто обогнав липкую струю.

В этот момент на месте действия появились Рукия и Аканэ.

— Ты что делаешь? — вскипела Аканэ, заметив кровавое пятно на спине сражающейся. — Чьё это, по твоему, тело, а?

— Аканэ... — предупредила Рукия.

— Да, сенсей, — мгновенно сдулась та.

— Вот гадство! Синигами! — возмутился холов, и переместился на крышу ближайшего дома. — Мы так не договаривались!

— Осторожно, — предупредила Рукия. — Он обладает способностью сродни сюнпо, молниеносному шагу.

— Да, вот именно! — надулся холов. — Я вам не хрен с бугра, а фазовый паук! — он на мгновение задумался. — А чего я, собственно, убегаю? Что мне какие-то там синигами! — Он самоуверенно переместился на улицу между Аканэ и Рукией с одной стороны, и беглым телом с другой. — Давайте, нападайте! Всё равно вам один путь - в мой желудок! — Он разразился мерзким хихиканьем.

Аканэ вытащила из ножен свой зампакто, меч оказался почерневшим, и местами оплавившимся. Аканэ в сомнении уставилась на клинок.

— Потом будешь медитировать над своими ошибками, — сказала ей Рукия. — Сейчас сосредоточься на противнике.

— Да, сенсей, — тихо отозвалась Аканэ, принимая стойку.

— Хе, — холов мигнул, оказавшись прямо у неё перед носом. Аканэ парировала катаной выпад белых зубов, её слегка отбросило с шипением соломенных сандалий по асфальту. Холов мигнул, оказавшись сзади, и ей в спину полетела струя паутины.

— Осторожно! — крикнула не-Аканэ. Аканэ уже не успевала развернуться, но Рукия прикрыла её своим телом, раскинув руки в стороны. Часть паутины попала-таки на Аканэ, но та ловко перерубила связавшие их с Рукией липкие пряди.

— Ну что, видите теперь? — засмеялся холов. — Вам не уйти! Я способен переместиться когда угодно, куда угодно...

— И неспособен при этом развернуться, — с ухмылкой закончила за него подошедшая к Аканэ и Рукии не-Аканэ. — В какую сторону ты мордой был повёрнут, в такую и остаёшься.

— Гадство!.. — Холов отшатнулся. — Ты меня вычислила! Но как?..

— Достаточно не быть слепой! — выкрикнула не-Аканэ, с нечеловеческой быстротой устремляясь в узкий просвет между задом холова и забором.

— Эй! Не смей так рисковать моим телом! — рявкнула на неё Аканэ, устремляясь к другому боку монстра.

— Зараза! — взвыл холов, слишком длинный, чтобы развернуться на узкой улочке боком. Он переместился к обвешанной паутиной Рукии, угрожая откусить ей голову, но Рукия, даже намертво приклеенная, легко увернулась, сначала пригнувшись а потом откинувшись на спину прямо под него - хотя даром ей это не далось, судя по звучному удару головой об асфальт. Аканэ и не-Аканэ ринулись вдоль заборов, снова заходя холову с флангов, теперь уже с морды. Он попытался кусаться и бить ногами, но не сдюжил против двоих сразу, тем более всего с тремя свободными лапами. Очень скоро Аканэ отсекла ещё одну, тоже правую, резко ограничив способности колченогого монстра к рукопашной. Он ответил перемещением позади них, и поливанием улицы паутиной без разбора. Не-Аканэ ушла прыжком вверх, а Аканэ мгновенно оказалась приклеена спиной к забору - вот вам и неодолимое стратегическое преимущество.

— Ха-ха-ха-ха! Попалась муха на обед! — продекламировал холов, и снова переместился так, чтобы оказаться пастью к Аканэ.

Она попыталась взмахнуть катаной, но руки с мечом, хоть и имели свободный ход, оказались приклеены к друг другу, к плечам, к забору - она могла свободно двигать лишь кистями, к лезвию зампакто паутина не липла. Этого было явно недостаточно. Она попыталась напрячься и разорвать паутину, но обычный прилив сил что-то не шёл - видно, всё выжгла до этого. Все её рывки привели лишь к тому, что она намертво приклеила правое, голое плечо к забору.

— Ну что-ж... — театрально вздохнул холов. — Итадакимас!

— Эй, урод! — донеслось сверху, с фонарного столба. — Ничего не забыл?

— А? — забывчивый монстр приподнял рыло. — А, ты. Не бойся, тебя сожру следующей. Хм... И снова - итадакиЯАААААА! — он отчаянно взвыл, вздыбился, опрокинулся на спину, и начал кататься, суча лапами. В его развороченном заду, на месте того места, откуда он плевался паутиной, зияла дымящаяся дыра.

— Да я не про себя, — ухмыльнулась не-Аканэ. — Я про них. — Она указала на Шампу и Укё.

— Аканэ, ты почему в таком виде? — подозрительно спросила Укё у девушки на столбе. — Собираешься стоять в сторонке, пока мы отдуваемся?

— Вон ваша Аканэ, — ответила та, небрежно махнув рукой вниз. — Бесстрашная синигами приклеена к забору словно муха.

— Эй!!! — возмутилась приклеенная к забору, словно муха, Аканэ.

— Квинсиии! — заверещал холов, отчаянно суча лапами. — Неет! Не подходи! Прочь! Кыш! Аааа! — Затем на его брюхо с воплем «Я не квинси!» взлетела Укё. Лопата в её руках полыхнула синим огнём, и через две секунды сучить холову стало нечем. Он взвизгнул как маленькая девочка, и лишился чувств.

— Да, вам только доверь, — съязвила Укё, глядя на расклеенных по улице нео-синигами и экс-синигами.

Потом к ней запрыгнула какая-то полуголая коротковолосая...

— Шампу?! — воскликнула Аканэ, выпучив глаза. — Что с тобой... О боги...

Обляпанные липкими волокнами блестящие волосы Шампу были грубо откромсаны примерно на уровне плеч, физиономия у неё была красной, словно с неё сдирали скотч, а из одежды на ней остались лишь штаны и бюстгальтер. И смотрела она очень недобро. Аканэ нервно сглотнула.

— Давайте, освободите её, и закончим с этим, — подала голос приклеенная спиной к улице Рукия.

Укё спрыгнула с холова, подошла к Аканэ, и попыталась откромсать ту своей дымящейся, покрытой обуглившимися печатями лопатой. Оружие просто прилипло, завязнув в липких волокнах.

— Вот как так получается, что холова они рубят словно масло, а в этой... гадости застревают? — пожаловалась Укё, доставая одну из малых лопаток. Скоро стало понятно, что придётся отдирать её как Шампу: вытаскивая из намертво приклеенной одежды. И всё равно пришлось повозиться, долго и больно отдирая правую руку и плечо, а потом и локоть левой руки - короткие рукава наряда синигами сослужили здесь плохую службу. Укё не стала возиться с руками Аканэ, слипшимися с рукоятью зампакто, а просто разодрала внешнее, чёрное кимоно и развязала пояс, после чего выдернула Аканэ из хакама как морковку из грядки, оставив в подпалённом и побуревшем исподнем кимоно, немного не достававшем ей до колен.

Аканэ поморщилась, оглянувшись на остатки своего наряда: не остался там, часом, лоскут-другой кожи?

Ёжась и неловко оступаясь, она перелезла через холова, не желая мараться о валяющиеся по бокам отрубленные лапы. Замахнулась катаной.

— Неет! Не надо в Баатор! Только не в Баатор!!! — заверещал некстати очнувшийся холов. Аканэ рубанула по маске, и он мирно растаял в воздухе.

— О чём это он? — удивлённо спросила Укё.

— Понятия не имею, — пожала плечами Аканэ, с облегчением расцепляя руки: с кончиной холова вся паутина бесследно растаяла в воздухе.

— Я тоже, — признала Рукия, подходя к ним. — Сколько разного повидала - но это название слышу впервые.

— Иду забрать палицы, — бросила Шампу, и унеслась прыжками по крышам.

Аканэ огляделась, и поспешила к остаткам своей одежды, мешком сползшей со стены. Пока она надевала уцелевшие хакама и убирала меч в ножны, не-Аканэ бесшумно спрыгнула со столба и попыталась по тихому смыться... И напоролась лбом на трость Урахары, прошедшую сквозь её голову словно нематериальная.

Урахара ловко подхватил вылетевшую пилюлю «соул кэнди» и осторожно опустил на землю недвижимое тело Аканэ.

— Вот и всё, а вы боялись, — обратился он к своим компаньонам: здоровенному усачу, ежистому красноволосому мальчишке с железной битой и девочке-тихоне с огромным свёртком через плечо.

— Ничего мы не боялись! — окрысился мальчишка. — Я наоборот подраться хотел!

— Эй! — донёсся до них окрик Аканэ. — Вы что делаете?

— Ээ... Забираем некондиционный товар? — легкомысленно ответил Урахара.

— Товар?.. — опешила Аканэ. — И что вы собираетесь с ней делать?

Урахара обернулся к ней, неожиданно посерьёзнев:

— Ликвидировать вслед за остальными. Не знаю, как она умудрилась затесаться среди обычных искусственных душ, но до беды было недалеко. — Он выразительно посмотрел на окровавленную дыру в Аканиной школьной форме.

— Ликвидировать? — неверяще переспросила Аканэ. — Но... стойте, так она - что-то иное, не обычная искусственная душа, вдруг свихнувшаяся?

— Не пори чушь, — сказала Рукия. — Искусственная душа в никак не может «свихнуться». Нет, это - модифицированная душа, остаток старого отменённого проекта. Предполагалось создать целую серию душ, усиливавших какой-либо физический аспект: одна была супер-сильной, другая супер-умной, третья у мела быстро бегать, и так далее. Потом эти души должны были вселяться в мёртвые, покинутые душами людские тела, и сражаться с холовами. Проект был прекращён по этическим соображениям, и все готовые модифицированные души были уничтожены ещё в лаборатории.

— Смотри, смотри, Аканэ, — выплюнула Укё сочившиеся отвращением слова. — Вот оно, настоящее лицо твоих новых союзничков. Создать целую толпу душ-мутантов, ради собственного удобства, а потом истребить их всех, ради собственного же душевного спокойствия, чтобы остаться чистенькими. Смотри, смотри, как они уничтожат ту, что рисковала жизнью ради спасения детей!

— Что?! — задохнулась Аканэ, не в силах переварить потрясение.

— Или ты думаешь, Шампу так просто решилась отрезать волосы? — безжалостно продолжала Укё. — Для амазонки это - огромный позор, знак того, что она позволила врагу одолеть себя. Она не сделала бы этого даже ради сохранения своей жизни. Только нужда защитить детей могла вынудить её.

— Детей?.. — прошептала Аканэ. — Стойте... мы же их встретили по пути, я ещё подумала, чего они так бегут... — В её глазах начало разгораться понимание. — Так она рисковала моим телом не ради куража? А чтобы защитить кого-то?.. — Она повернулась к Урахаре, и глаза её метали гневные молнии. — А ну отдайте сейчас же! Я не позволю уничтожить её!

— Ну-ну, не надо так драматизировать! — с нервным смешком попятился Урахара. — Это, всё-таки, закон...

— К которому вы не имеете ни малейшего отношения, — парировала Рукия, ловко выхватывая пилюлю из его руки, — действуя далеко за его рамками.

— Вы точно хотите взять все последствия на себя? — спросил Урахара. — Мы в случае чего будем всё отрицать.

— Скажите лучше спасибо, что здесь сейчас нет Шампу, — ответила Рукия. — Не подумали, что для неё эта... — она подняла двумя пальцами пилюлю — эта личность - воин, одержавший победу там, где Шампу не справилась и опозорила себя?

— Опаньки... — выпучил глаза Урахара. — Чуть конфуз не вышел. — Он поклонился Рукии. — Спасибо вам, вы избавили нас от ненужной конфронтации. Если вам понадобится помощь...

— Это вам спасибо, — Рукия поклонилась в ответ. — Кстати, вот и Шампу... Полагаю, стоит залечить эту рану прежде, чем Аканэ вернётся в тело?

— Ну... — Урахара украсился каплей, поняв, что его уже развели на обещанную помощь. — Думаю, Тессай с лёгкостью справится с такой мелочью.

Молчаливый усач лишь кивнул.

* * *

 — Готово! — радостно воскликнула Аканэ, откладывая иголку с ниткой, и протягивая Рукии плюшевое... нечто. Сторонний наблюдатель мог бы лишь опознать, что у него есть голова с глазками-пуговками и чётное число конечностей. Сторонний - но не Рукия.

— Какой миленький зайчик! — воскликнула та, подтверждая затаившей дыхание вселенной что да, это уши а не третья пара конечностей.

Рукия засунула пилюлю модифицированной души в рот плюшевой абстракции, и та ожила, вскочив на матерчатые ноги.

— Урра! Я живу! Я живу! — безымянная душа запрыгала от радости. — Спасибо, онее-чан! — Она оглядела себя, и украсилась каплей. — Ты даже сама сшила мне это тело... — она нерешительно замялась, — 'ээ... замечательного плюшевого кальмарчика...

— Это зайка! — хором возмутились Аканэ и Рукия.

— Виновата! Виновата! Исправлюсь! — пискнула та. Потом добавила неслышно: — А я-то думала, чего щупальцами двигать еле могу. А это, оказывается, уши.

— Ну, Кай-чан, — сказала Аканэ, — будешь теперь жить с нами. Только уговор - при папе, Набики и Касуми не разговаривай, и вообще притворяйся мягкой игрушкой, усекла?

— Кай-чан? — переспросила Рукия.

— Ну, она же ведь модифицированная душа (кайзо компаку) — пояснила Аканэ. — Поэтому - «Кай-чан».

— Хмм, а что, мне нравится! — заметила Кай. — Ох, спасибо тебе! Теперь у меня даже имя есть!

— Будешь следовать везде за Аканэ, на случай, если ей понадобится выйти из тела, — тут же припахала её к делу Рукия.

— Ну уж нет! — возмутилась Аканэ. — Своё тело я ей ни за что не доверю! Достаточно уже того, что сегодня натворила! Теперь неизвестно, сколько недель вся школа только меня обсуждать будет! А это безобразие с Куно-семпаем? Он же теперь от меня не отцепится!.. А если бы я не поспела вовремя? Ты бы что? Заделала мне ребёнка? От Куно?.. Бррр...

— Аканэ, — предупреждающе вклинилась Рукия. — Ты опять разгораешься!

— Ай! — Аканэ вздрогнула, вмиг растеряв весь праведный гнев. — Простите!

— Ты не у меня, ты у неё прощения проси, — ответила Рукия указывая на кровать, под которой громко дрожали...




~~ Конец пятой главы ~~

* * *

Следующая глава >>

Обсудить сам фанфик или его перевод можно на нашем форуме (но на форуме нужно зарегистрироваться ^^
Это не сложно ^_^)

Будем благодарны, если вы сообщите нам об ошибках в тексте или битых ссылках ^_^ — напишите письмо или на форум, или еще проще — воспользуйтесь системой Orphus

Ошибка не исправлена? Зайдите сюда. В этой теме я буду выкладывать те сообщения, из которых я не поняла, что мне исправлять