Ранма ½ — переводные фанфики - Неподходящая персона

Автор:
Cheb

Эта история относится к фанфикам. Будучи таковым, она в неоплатном долгу перед создателями используемых ниже персонажей: Такахаси Румико и Кубо Тайто.

Неподходящая персона



Глава четвёртая,

где весело только одной вредной «йокай-бабке»

* * *

— Больно! Горячо! Ай! Дяденька, не надо! — возопил поливаемый горячей водой попугай.

Рёга, опешив, попятился, и уронил чайник:

— Но... Почему ты не превратился обратно в человека? Разве у тебя не проклятие Дзюсенкё?

Попугай энергично отряхнулся, от чего стал напоминать не утонувшую крысу, а дохлого ежа.

— Дзюсенкё? А что это такое?

Рёга пристыженно склонился перед птицей:

— Прости меня, я действовал поспешно и необдуманно... Но кто тогда превратил тебя в попугая?

— Один злой монстр, — попугай было поник, но тут же воспрял духом: — Но он обещал вернуть мне маму если смогу убегать от него три месяца подряд!

Что-то в сердце Рёги дрогнуло. Неужели у его фамильного проклятия, ужасного чувства ориентации, было истинное, высшее предназначение?..

— Не бойся, малыш, — Рёга улыбнулся. — Со мной он тебя никогда не догонит!

* * *

— Начали! — скомандовала Колон, и трое стоящих в круг девушек ринулись по суживающейся спирали. На Аканэ поверх ги была надета сбруя из соединённых гибкими стяжками металлических наплечников, налокотников и наколенников.

— Каково назначение этой спирали? — с интересом спросила наблюдающая за всем этим Рукия.

Девушки достигли центра, и одновременно выбросили вверх кулаки, почти касаясь друг друга. Потом обернулись к Колон.

— Хорошо, — одобрила та. — Теперь повторите ещё пару раз, для закрепления, и начнём уже по настоящему. — Она повернулась к Рукии. — Это изменённая тренировка секретному приёму нашего племени... — Она покосилась на троицу девушек, как раз пошедших на второй круг. — Бывшему секретному. Суть его в том, чтобы распалить нападающего, и вести его по спирали, самой оставаясь холодной. Затем наносится завершающий кручёный апперкот, и туго закрученная спираль из горячей и холодной ки порождает смерч, уносящий нападающего.

— То есть, это тренировка на хладнокровие? — понимающе сказала Рукия. — Но зачем все трое? Не лучше бы было, если бы Укё и Сяньпу нападали на Аканэ?

— Видите ли, — улыбнулась Колон, — эти девушки - соперницы за сердце Ранмы. Оказавшись в равных условиях, вынужденные соперничать друг с другом, они распалятся гораздо сильнее, чем если бы просто нападали вдвоём на Аканэ. Тренировка должна быть трудной, на пределе возможностей, иначе толка от неё не будет. К тому же, неправильная, слабо закрученная спираль породит ослабленный смерч, и тренировку можно будет повторять много раз, не опасаясь ранений.

— Какой коварный и эффективный план, — восхитилась Рукия. — Вы - настоящий учитель! А какой цели служит эта сбруя на Аканэ?

— Сейчас увидите, — ответила Колон, поворачиваясь к девушкам, закончившим репетиции и снова занявшим исходную позицию. — Теперь - всерьёз! Освоившая Ледяную Душу больше понравится Ранме! На остальных он и глядеть не станет! Не нужна ему не умеющая драться!

Глаза троих девушек вспыхнули, и они ринулись по спирали с куда большей энергией, обмениваясь подколками и оскорблениями. Не успела перебранка набрать громкость, как в круговерти девушек пыхнуло боевой аурой, звякнуло, и из круга с взвизгом выехала, пропахав носом пыль, спелёнутая сбруей Аканэ. Шампу и Укё остановились, с усмешкой наблюдая, как она корчится на земле с заведёнными за спину руками и ногами.

— Замечательно! — восторженно воскликнула Рукия. — Невозможно придумать лучшее средство отучить человека от вспыльчивости! Слышишь, Аканэ? Ты должна радоваться, что у тебя есть такой учитель и такое снаряжение!

Аканэ отплевалась от земли, и подтвердила, что да, она та-ак счастлива...

* * *

Рёга крякнул и слегка присел, припечатанный по темечку очередным фонарным столбом.

— Они-сан! — взволнованно воскликнул попугай.

— Не беспокойся, Юичи-кун, — с улыбкой успокоил его Рёга, стряхивая с головы переломившийся в месте удара столб, и вытрясая из волос бетонную крошку. — Даже не больно, ни капельки.

Тут он покривил душой: больно было ещё как, коллекция шишек накопилась уже приличная. Но зачем зря волновать пацана?

— Но что же с этим городом такое? Куда меня занесло?.. Строят тут из рук вон плохо, столбы так и валятся. Куда они смотрят? Ведь прибить может кого нибудь! — вслух размышлял Рёга, не замедляя шага.

Попугай виновато заёрзал, но так ничего и не сказал. Хотя должен бы был.

* * *

К закату трое соперниц были вымотаны, хотя Шампу держалась получше других. Аканэ была в добавок вываляна в грязи, исцарапана и болела вся, с ног до головы. Ей пришлось хуже всех: сбруя из металла с памятью поблажек не давала.

Результаты не были впечатляющими: Укё удалось пару раз вызвать слабый вихрь, а Шампу - один раз. После пары часов переругиваний с девушек сошёл налёт цивилизации, и из их хоровода уже доносились «тупая колода», «ронинка безродная», «китаёза безграмотная» и прочие перлы изящной словесности. Но потом и это перестало помогать, и Колон неохотно распечатала бумажный конверт, с ехидной ухмылкой достав из него то, чего Аканэ боялась с самого начала: компрометирующие фотографии.

Укё и Шампу сначала посмеялись, думая, что корчиться от стыда предстоит одной Аканэ. Но они горько ошиблись, и скоро Укё сделала себе зарубку на память никогда не недооценивать Набики, даже если фотоаппарата не видно, а та в облегающей одежде без карманов. Ну, а Шампу молча поклялась устроить «продажной девке» пакость-другую. Если бы её просто увидели голой - не страшно, подумаешь, делов-то. Но учитывая, кому потом расходятся Набикины фотографии... А такая поза, такой ракурс - меньше, чем на отрывание рук, не тянули. Это ж надо иметь наглость! Хотя, айжень отрывание конечностей не одобрит. Добрый он слишком. Ну ничего, Шампу ей кое-чего подсыплет. С одними грибочками...

— Завтра, с шести утра, на этом же месте! — безапелляционно заявила Колон, пряча почти не похудевший конверт. Шампу молча, соблюдая достоинство, поклонилась ей, и ушла за прабабкой словно образцовый - хотя и потный и растрёпанный - воин.

— Ну, до завтра, Аканэ-чан, — попрощалась Укё, помахав на прощание. Повесила на плечо лежавшую весь день без дела лопату, и устало убрела прочь.

— Мне никогда этот приём не освоить, — убито выдавила Аканэ, бессильно плюхаясь на землю и начиная расстёгивать сбрую. — Даже у Укё лучше выходит.

— Не вешать нос! — подбодрила её Рукия. — Тебя хоть раз за последний час тренировки скрутило? Нет?.. Видишь - прогресс налицо!

— Правда?.. — оживилась Аканэ. — А ведь точно! — Она искренне просияла. — Ну, смотрите у меня завтра! Как бы ни было трудно - я освою этот приём!

— Хотя, — неслышно пробурчала под нос Рукия, — она так вымоталась, что в последний час была совсем никакая. Может, просто энергии не осталось боевой аурой полыхать.

* * *

Угасающее закатное небо освещает зев тоннеля скоростной железной дороги. В его бетонную окантовку, немного в сторону от путей, надёжно вбиты обрамлённые паутиной змеящихся трещин девушка и селезень. Судя по позам - запечатлённые в момент прыжка с крыши поезда.

— Кря.

— Не начинай, а?

«Ахо, Ахо-о», назидательно кричит удаляющаяся на ночлег ворона. Оба медленно отлепляются от побитой стенки, и кулями шмякаются рядом с рельсами.

— Кряа.

— Ну не рассчитал я, доволен? Сам-то хорош! Ты же птица, за километр взлететь мог!

Селезень с достоинством отворачивается.

— А, ну да, понятно. Очки-то они для того, чтобы их в багаже таскать! — язвит Ранма, пытаясь встать. Кривится от боли, падает обратно на насыпь. — Уййй. Я лучше пока полежу...

* * *

На следующий день Аканэ проснулась разбитой, но невероятно бодрой - возможно, дело было её нетерпении поскорее продолжить тренировку. Не выспавшаяся Укё энтузиазмом совершенно не лучилась, зато Шампу, зараза, выглядела как огурчик (хотя стоило это ей немало).

В тренировках прошёл час, за время которого Аканэ скрутило всего пару раз, Укё приобрела некий суеверный трепет перед сверхъестественными способностями Набики оказываться в ненужном месте в неподходящее время, а Шампу изобрела ещё пару методов нелетального, но очень зловредного мщения.

За этот час Рукию несколько раз отвлекал писк её телефона, но она, глядя на экран, лишь больше и больше хмурилась. В конце концов она, скрепя сердце, прервала тренировку:

— Аканэ, девушки, у нас проблемы. В Нэриме объявился холов, но его местоположение никак не удаётся засечь. Он словно скачет по всему району. Так что нам придётся искать его. И думаю, нам надо разделиться.

— Поодиночке? — тут же вклинилась Шампу.

— Нет, — отрезала Рукия. — Мы все сейчас слишком слабы, чтобы так рисковать. Разделимся на две команды, в одной - мы с Аканэ, в другой - вы с Укё.

— Почему так? — спросила Укё.

— Вы вдвоём хорошо дополняете друг друга. Сяньпу - лучшая из нас в рукопашной, способна задержать холова, связав боем. Ты отлично поддержишь её с расстояния, используя техники квинси. Могу я рассчитывать, что ты не будешь убивать холова, а лишь ранишь или обезножишь его?

— Да пожалуйста, — согласилась Укё. — Только припас - за ваш счёт. У меня всё на основе серебра, а оно ого-го, сколько стоит.

— Хорошо, — нехотя согласилась Рукия. Потом протянула Укё картонный цилиндрик с верёвочкой: — Держи.

— Это что?

— Сигнальная ракета. Держишь этой стороной вверх, дёргаешь - будет высокий столб дыма и хлопок, мы сразу придём закончить дело. Только глаза береги.

— А как мы вас найдём? — подозрительно осведомилась Укё.

— Второй ракеты у меня нет. Надеюсь, надобности не возникнет, Аканэ должна справиться, но если что - ориентируйтесь на звуки битвы. Теперь о районе поисков. — Она извлекла карту Нэримы.  — Холов мелькает в круге с центром на школе Фуринкан. Мы с Аканэ берём половину зоны со стороны додзё, вы - с противоположной. Вопросы?

— Как он по сравнению со вчерашним? — деловито спросила Укё.

— Трудно сказать, слишком быстро исчезал, чтобы системы наблюдения успели его идентифицировать. Но может оказаться немного сильнее. Так что поосторожнее - холовы часто бывают с подвохом. Первым делом - ракету.

— Этому меня учить не надо, — мрачно отмахнулась Укё. — Я уж таких подвохов насмотрелась, до конца жизни на кошмары хватит. Будем дразнить его с безопасного расстояния, ввязываемся в драку только если нападёт на кого-нибудь. Да, Шампу?

Шампу хотелось показать гонор, сказать, что она - да бегать от врага?.. Но прабабка вчера её основательно проработала, разъяснив факты жизни, и гордая амазонка лишь с кислым видом кивнула.

— Ладно, пошли, — сказала Укё, уводя её за собой.

— А не пойти ли мне, Нэко-хантэн открыть? — с деланной задумчивостью протянула Колон. — А то с этими тренировками можно вконец разориться, — и ускакала прочь на своей клюке.

— Давай, глотай, — протянула Рукия знакомую упаковку «соул кэнди».

Аканэ взяла пилюлю, помедлила в нерешительности, проглотила. Знакомая уже встряска, сродни электрическому шоку - и вот она снова смотрит на своё тело со стороны. То полежало, дёрнулось, упругим движением взлетело на ноги, попрыгало на месте.

— Притворяйся Тендо Аканэ, посещай её классы, — привычно приказала Рукия. — Да, и не забудь завернуть домой за школьной формой и портфелем.

Тело моргнуло словно в недоумении, потом расцвело ухмылкой: — Рёкай! — и в припрыжку ускакало прочь.

— Каждый раз у меня мурашки по коже, — пожаловалась Аканэ. — А что если напутает что-нибудь? А что, если под автобус попадёт?

— Не волнуйся, искусственные души очень надёжны, — успокоила её Рукия. — В них специально закладывали первоочерёдность защиты тела.

Тело Аканэ, меж тем, убедилось, что хозяйка скрылась из вида, и сразу прибавило резвости, летя над крышами прыжками метров по двадцать, да ещё с кульбитами в воздухе. И в глазах его был нехороший блеск.

* * *

Рёга брёл по бесконечному городу, уверенный, что вот ещё немного, ещё чуть-чуть - и он придёт куда-нибудь в знакомое место. Город до боли напоминал Нэриму, но не мог быть ею: построено тут всё было совсем уж из рук вон плохо. Фонарные столбы, вывески, карнизы крыш, даже заборы - всё так и валилось. Рёга удивлялся, как что-то ещё оставалось стоять. Впрочем, он уже привык, и падающий строительный мусор даже не выводил его из меланхоличной задумчивости.

— Осторожно!!! — донёсся со спины отчаянный женский крик. Он обернулся, успел заметить бегущую со всех ног миниатюрную девушку с короткими волосами - и словил фонарный столб лбом, а не затылком, как обычно. А что? всё какое-то разнообразие. Да и места для новых шишек на затылке уже не осталось.

Рукия резко затормозила, Аканэ чуть не впечаталась в неё сзади. Здоровенная туша холова была между ними и трясущим головой Рёгой.

— Рёга-кун, берегись! — крикнула Аканэ, выхватывая меч из ножен, и принимая базовую стойку кендо.

— Бесполезно, — тихо сказала Рукия. — Он не способен ни видеть, ни слышать тебя, как и холова. Но как твой знакомый смог пережить удар бетонным столбом?

— Вот именно! — встрял разозлённый холов. — Что за шутки такие? Я роняю на этого человека столб за столбом, а он словно издевается! Мне надоела эта игра! — четырёхметровая зверюга в раздражении двинула по Рёге кулачищем... и взвыла, отдёрнув: неизвестно, как боец в чёрно-жёлтой бандане смог почувствовать нападение и когда успел выхватить свой зонт, но факт был налицо: Рёга развернулся боком, прикрывая собой птичью клетку, и выставив зонт вперёд, словно рапиру, а холов, шипя, тряс отшибленной лапой и опасливо пятился от него.

— Ну, погоди у меня! — прорычал монстр, — Я ещё найду способ тебя прикончить!

— Девушка, — Рёга смерил взглядом Рукию, стоявшую на одной линии с ним и чудовищем, — Не знаю, что вы имеете против меня...

Рукия не могла его видеть из-за туши, но поняла, что сейчас может случиться досадное непонимание, и решила идти ва-банк:

— Бегите! Между нами огромный монстр! Вы не можете видеть или слышать его, не можете драться с ним!

— Ээ... Не думаю, что Рёга-кун побежит, — вполголоса заметила ей Аканэ, не сводя глаз с холова и медленно, боковым шагом смещаясь так, чтобы не быть на одной линии с Рёгой и монстром.

— Да пусть бежит! — заржал холов. — Я его где угодно выслежу по этому попугаю. Да, Юичи-кун? — издевательским тоном добавил он, обращаясь к птице в клетке.

— При чём здесь попугай? — воскликнула Рукия. — Рёга-сан, не знаю, зачем вам эта птица, но монстр отслеживает вас по ней!

— Ах ты паскуда мелкая! — взревел холов. — За это я тебя буду жрать медленно, по кускам! Ещё раз вякнешь - тебя и твоя ручная синигами не спасёт!

— Монстр... Отслеживает попугая... — Глаза Рёги сузились, и он, не ломая стойки, приподнял клетку и скосился строгим взглядом на поникшую птичку. — Сибата Юичи-кун, это тот самый? — до него вдруг дошло. — Почему же ты не сказал? Это ведь он ронял на нас столбы и заборы!

— Сибата Юичи... — опешила Рукия. Потом сместилась вправо, присмотрелась к попугаю... — Стойте! В этой птице - человеческая душа!

— Что?! — ахнула Аканэ, переключив всё внимание на Рёгу с попугаем, как с неудовольствием отметила Рукия.

— Именно так, — подтвердил Рёга, отведя клетку назад в левой руке, и выставив вперёд правую с зонтом. — Этот монстр превратил ребёнка в попугая, и обещал вернуть его маму, если он сможет убегать от монстра три месяца подряд. Не знаю, что за больной ублюдок этот... — Он умолк и напружинился, заметив поднимающиеся с земли облачка пыли.

— Аканэ, стой! — рявкнула Рукия, и та послушно затормозила. — Успокойся немедленно!

— Аканэ-сан здесь? — напрягся Рёга, крутя головой насколько позволяла стойка.

Рукия скривилась, схватившись за лицо. Это ж надо было так опростоволоситься!

— Потом объясню! — крикнула она. — Пока не двигайтесь с места! Мы с ним разберёмся!

Холов заржал в голос, хлопая лапищей по земле:

— Ой, не могу! «Разберёмся»! Да я таких синигами уже двоих сожрал! Ты будешь третьей, девочка! — обратился он уже к Аканэ. — Ну давай, помахай сабелькой, позабавь меня.

Аканэ скрежетнула зубами, с шипением выдохнула - и двинулась на холова медленно и осторожно, не ломая стойки. Тот с презрением фыркнул. Аканэ внезапно бросилась вперёд, показав весьма неплохую скорость, парировала один удар, нырнула под другой - и самоуверенный монстр вмиг лишился левой руки ниже локтя.

— А говорила - с мечом не умеет работать, — ошарашенно уставилась Рукия.

Удача Аканэ, однако, долго не продержалась: она слишком растянулась в следующем выпаде, и холов, которому боль придала резвости, со всей дури впечатал по ней кулаком оставшейся правой руки. Оставляя хвост из клубов пыли, неопытная синигами кувырком пролетела по улице, и с хряском впечаталась в бетонный забор, оставив в нём внушительную выбоину.

— Аканэ! — в тревоге воскликнула Рукия.

— Аканэ-сан?.. Да что здесь творится?! Где она? — взорвался Рёга.

— Вы не... А, будь оно всё проклято! — Рукия подбежала к Аканэ и поняла, что без лечения та драться не в состоянии. Этот Рёга выглядел серьёзным бойцом, и его ки была, кажется, гораздо мощнее, чем у Сяньпу. Возможно, он сможет продержаться достаточное время?.. Память ему стереть всегда успеется. — Аканэ здесь, вы её просто не можете видеть. Так надо, чтобы драться с этим монстром. Задержите его пока я исцеляю её раны!

Аканэ в этот момент попыталась подняться на ноги, но сползла обратно, зашипев от боли.

— Лежи! Ты один сплошной синяк, наверняка без переломов не обошлось! — прикрикнула на неё Рукия.

— Что-о-о?! — слова Рёги не были похожи на человеческий голос, и звучали скорее как отдалённый раскат грома. — Он покалечил Аканэ-сан?.. Где эта мразь?!!

— Семь метров позади нас, чуть ближе к вам... — Она ощутила внезапную тяжесть в воздухе.

— Давай, извивайся, сучка, — прорычал обезрученный холов. — Думаешь, я просто так сожрал тех двоих синигами? Думаешь, я только кулаками умею драться? Не выкрутиться тебе! — он высунул из пасти длинный, похожий на камертон язык, и издал пронзительный свист. На заборах по обе стороны улицы появилась армада мелких, с кошку размером, омерзительных тварей.

Рукия не смотрела на них, она обернулась на источник чудовищной, давящей силы за спиной. Рёга стоял, уронив зонт и клетку, и скрестив на груди руки. Его рейацу стремительно чернела, словно гнилью пропитываясь страшными по силе негативными эмоциями. Переплетённая с ней жизненная энергия тела бурлила и клокотала, формируя тошнотворно-зелёную давящую ки, полыхавшую вокруг Рёги словно кокон болотного огня. Да при такой силе её должен был видеть и простой смертный!

«Невозможно, — подумала Рукия. — Ни один человек не способен выдержать такой напор негативной энергии! Что он делает?! Он же сожжёт свою душу!»

Смесь рейацу и жизненной энергии в Рёге всё стремительней набирала силу, от её рокота словно тряслась сама земля. Рукию и Аканэ придавило невероятной тяжестью.

«И так оно выглядит полностью, когда можешь видеть всё? — с расширенными в ужасе глазами подумала Аканэ. — Теперь я понимаю, почему Колон говорила, какой это страшный приём!»

Рёга начал выдвигать руки вперёд, между ними гнойным нарывом набухал тысячетонный шар зеленоватой ки. С губ его слетали слова, едва доходящие до сознания Рукии. Как замедлилось время - ведь прошла едва ли секунда! Что он говорит? Львиного рыка разряд?.. Стойте - он что, собирается ЭТО швырнуть?..

Шар сорвался с выброшенных вперёд рук Рёги, и, расширяясь, понёсся прямо на холова. Тот в панике превратил руки в крылья, забыв, что одной руки у него нет, и лишь завалился на бок, подставив расширяющемуся по пути заряду разрушения уязвимый бок. Мелкие твари горохом сыпались с заборов, но не успевали даже долететь до земли: пролетая, шар одной своей близостью заставлял их взрываться фонтанами слизи. Рукия поняла, что сейчас рванёт, и спешно прикрыла своим телом Аканэ.

Шиши хоко дан ударил, и их накрыла ударная волна состоящая напополам из сжатого воздуха и негативных эмоций. Аканэ зашипела от боли, Рукия стиснула зубы, молясь, чтобы их не расплющило как муравьёв под катком.

Волна схлынула, и на месте холова оказалась длинная траншея, тянувшаяся вдаль по улице. Конец её не был виден за клубами пыли. Рукия выложилась на сто пятьдесят процентов, в кратчайший срок вылечивая отбивную обратно в Аканэ. Всё, дальше само заживёт.

— Встать сможешь?

Аканэ со скрипом поднялась на ноги, размялась, морщась, но притворяясь, что это всё - пустяки.

— Нормально, — сказала она, взяла меч в обе руки, и почти ровным шагом пошла вдоль траншеи. Рукия двинулась следом.

Рёга поплёлся вслед за ними с каким-то опустошённым видом, хотя не забыл подобрать зонт и помятую клетку с... дохлым попугаем? Нет, вон брюшко вздымается, хоть и лежит кверху лапами.

Траншея постепенно сошла на нет, но следы качения холова продолжались. Он сбил, как кегли, несколько фонарных столбов, под острым углом врезался в забор, не пробив, а только растрескав, потом снова сбил целый ряд столбов - и вот он сам, наконец. Холов лежал, намотавшись на столб, весь измочаленный, переломанный и деморализованный. Увидев его, Аканэ ахнула: половина маски отвалилась, из-под неё смотрело отвратительно-низколобое, но однозначно человеческое лицо с приплюснутым носом и пухлыми губами.

— Вот почему их до́лжно сражать одним ударом, — сказала, подойдя, Рукия. — Чтобы не видеть человеческого лица под маской, чтобы тебя не отвлекала мысль, что все холовы в прошлом - обычные человеческие души.

— Но тогда, каждый раз, убивая... — с дрожью в голосе начала Аканэ.

— Ты не убиваешь их, — сурово прервала её Рукия. — Зампакто, духовное лезвие синигами, очищает холова от грехов, позволяя в конце концов попасть в Соул Сосайети, как и плюсам. Запомни это хорошенько. Холов должен пасть от меча синигами, и никак иначе. Все другие способы, в том числе то, что умеет Укё - это истинное убийство, уничтожение души без остатка. — Аканэ кивнула с серьёзным видом. — Давай, закончи дело.

— Постойте, — прервал Рёга. — Как же быть с матерью этого мальчика? Который попугай?

Аканэ опустила занесённый меч.

— Так что ты обещал ребёнку? — сурово надвинулась на холова Рукия. Откуда ты обещал вернуть его мать? И почему он в теле попугая?

Холов ухмыльнулся видимой половиной человеческого лица, и выглядела эта ухмылка сто крат мерзее, чем его внешний, чудовищный облик.

— Да прирезал я его мамашу! Ещё когда жив был, прирезал! — Он попытался бравировать, но закашлялся кровью. — А мелкий паскудник всё испортил.. Кхе-хе... Схватил меня за шну... шнурки. Я упал через перила, и умер. Но я ему... отплатил... — он зашёлся в кашле.

— Ну что? — напряжённо спросил Рёга.

— Он лгал, чтобы поиздеваться над ребёнком, — сухо ответила Рукия. — Его мать мертва. Аканэ, давай.

— Что-о-о?! — рык Рёги был страшен.

Аканэ наотмашь рубанула по маске, холов взвыл... Но не исчез, как обычно. Раздался нарастающий рокот, дрогнула земля.

— Отойдём, — кратко бросила Рукия, пятясь.

Аканэ и Рёга послушались.

Позади холова из воздуха нарисовались огромные, высотой с небо, врата. Два искажённых скелета-гиганта мрачно взирали с высоты, вырастая половинами грудных клеток прямо из створок. Врата начали открываться, створки ползли в стороны, и цепи, скреплявшие их между собой лопались одна за другой.

— Ч.. что это? — почти в унисон спросили Аканэ и Рёга.

— Врата Ада, — пояснила Рукия. — Меч синигами очищает только грехи, совершённые после того, как душа стала холовом. Мы не можем очистить грехи, совершённые ещё при жизни.

Врата, между тем, распахнулись полностью, перекрещенные изнутри могучими верёвками-офуда с гирляндами бумажных печатей. Рёга содрогнулся: он не мог видеть ни врата, ни багровую муть за ними, но он чувствовал. Никогда больше он не станет обвинять Ранму, что видел из-за того ад.

Холов взвыл, но его заглушил страшный, леденящий душу хохот. Гигантская рука с мечом протянулась из глубин ада, насадив холова на клинок словно куриную тушку на вертел. Затем рука утянулась обратно, унося обречённую душу. Врата захлопнулись с оглушительным «Донн», от которого дрогнуло само небо, затем просто рассыпались, истаяв в воздухе пеплом.

Они постояли в молчании.

— Огромное спасибо за помощь, — начала Рукия, оборачиваясь к Рёге и незаметным движением доставая «зажигалку», — но боюсь... Куда он делся?

— Не волнуйтесь, Рёга-кун всё время теряется, — пояснила Аканэ, переводя дух. — Но он всегда находит дорогу к нам домой.

— Ах, это мне знакомо, — ответила Рукия. — У нас в Тринадцати Отрядах тоже встречаются синигами с подобной проблемой. Даже один капитан. Умудряются заблудиться на прямой улице без отвилков. — Затем, вполголоса добавила: — Надеюсь, он не потерялся через Врата Ада, как тогда тот... Не-ет, я бы заметила.

— Смотрите-ка, он забыл попугая! — воскликнула Аканэ.

— Оно и к лучшему, — сказала Рукия, осматривая всё ещё бессознательную птицу. — Нет, в тело его уже не вернуть, цепь судьбы исчезла без следа. Сколько же он уже живёт в теле попугая?.. Ты должна выполнить духовное погребение, Аканэ. Если оставить его как есть, он со временем сам превратится в холова.

Аканэ вздохнула, прикасаясь к птице торцом рукояти зампакто:

— По крайней мере, так он сможет встретиться с мамой... — Она смахнула слезинку.

Бездонный круг портала поглотил выплывшую из попугая фигуру спящего ребёнка, и в воздухе запорхала чёрная бабочка.

— Будем надеяться, — ответила Рукия. — В Соул Сосайети очень много душ, найти нужную бывает непросто.

В этот момент подбежала запыхавшаяся Юка, и, не видя Аканэ, обратилась к Рукии:

— Рукия-сан! Вы не видели Ранму? Или Набики? У нас беда! Аканэ-чан сошла с ума!

— Что?!! — хором воскликнули Рукия и Аканэ.

— Скорее! Надо её остановить! — судорожно глотая воздух, в панике продолжала Юка. — Мы пытались её отговорить, но в неё как бес вселился! Это ужасно!

— Как? Что она сделала?! — в свою очередь запаниковала Аканэ. К счастью, Юка не слышала её.

— Успокойся, — резко сказала Рукия. Рассказывай по порядку. Что именно произошло?

— О, это ужасно! — Юка почти рыдала, заламывая руки. — Аканэ-чан была сама не своя! Она начала приставать к парням! Она просто вешалась на них! — Кровь стремительно отлила от лица Аканэ. — А потом... — Юка запнулась, не в силах выразить весь ужас словами. — Потом появился Куно-семпай, и она стала вешаться на него!.. А потом она его п..п.. —

— П - что? — холодея просипела Аканэ.

— П..поцеловала! — истерически взвизгнула Юка.

— Пошли! Нельзя терять ни минуты! — бросила уже на бегу Рукия. Потом поняла, что Аканэ не следует за ней, и обернулась. И увидела снежно-белую статую Воплощённого Ужаса с синей тенью на лице и стоящими дыбом во всю длину влосами.

— Давай, Аканэ-чан, — поторопила Рукия. — Соберись. Наверняка ещё всё можно исправить.

Аканэ икнула, не в силах пошевелиться. Вся её репутация, её честное имя... В один миг... А если предательская запасная душа так сразу бросилась целовать Куно - то до чего они уже дошли сейчас? Ведь Юке пришлось бежать полпути от школы до додзё, не меньше...

— Неееет! — взвыла Аканэ, и, роняя слёзы, помчалась на крыльях ужаса. Рукии приходилось до предела напрягать своё искусственное тело чтобы не отстать.

— Ч..что это было? — содрогнулась Юка. — Мне показалось, словно неупокоенный дух выл в смертной тоске! И этот ненатуральный порыв ветра... — Она зябко поёжилась.




~~ Конец четвёртой главы ~~

* * *

Следующая глава >>

Благодарность за правку и советы:

Обсудить сам фанфик или его перевод можно на нашем форуме (но на форуме нужно зарегистрироваться ^^
Это не сложно ^_^)

Будем благодарны, если вы сообщите нам об ошибках в тексте или битых ссылках ^_^ — напишите письмо или на форум, или еще проще — воспользуйтесь системой Orphus

Ошибка не исправлена? Зайдите сюда. В этой теме я буду выкладывать те сообщения, из которых я не поняла, что мне исправлять