Unfortunately, I can't contact author of this fanfic. If author will appear and object then the translation will be removedd.

К сожалению, я не могу связаться с автором этого фанфика. Если автор объявится и будет против, перевод будет убран с сайта.
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!!!!
Внимание! Данный текст содержит элементы лимона! Не уверены — не читайте!

Перевод на русский — Толокин Сергей aka Siberian Troll
Siberian-Troll@yandex.ru

Чуток лесбиянства...

(Хентайный очерк)

Джим Роберт Бадер
Spot the Lesbian

— Аканэ? — на редкость нерешительно промолвил Ранма. — Есть, э-э... кое-что, что мне хотелось бы, тебе сказать...

— Да? — с возрастающим интересом заметила Аканэ, — Что именно?

— Ну-у... — забормотал Ранма, помявшись, прежде чем продолжать, — Э-э... насчет помолвки и всего такого... ну-у, мы с тобой вместе уже довольно долго, и думаю, настало время, сказать тебе кое-что... кое-что, что я давно должен был сказать тебе...

— И? — Аканэ затаила дыхание. Неужели, неужели Ранма наконец-то набрался храбрости, чтобы сказать те самые слова, которые она ждала столь долго.

— Э-э... — лицо Ранмы сморщилось, рука его давно уже пребывала за головой, он явно изо всех сил пытался набраться храбрости. — Это не так-то легко и сказать... ну-у, я что имею в виду... парни не каждый божий день говорят девушкам такое...

~ Особенно ты, ~ про себя добавила Аканэ, но внешне она одарила его одной из наиболее очаровательнейших своих улыбок, и молвила, — Можешь сказать это мне, Ранма. Ты же знаешь, я всегда готова тебя выслушать.

Ранма явно заколебался еще сильнее, стоило ему услышать и призадуматься над ее словами, но затем, испустив тяжелейший вздох, начал вновь.

— Ну-у...это кое-что, что тебе следует знать, нечто, хранимое мною в тайне чересчур долго...

~ Я тебя люблю... ~ продолжила за него Аканэ, внутри себя, и затаив дыхание, принялась ждать долгожданных слов...

— Я — гей.

Аканэ ждала еще несколько секунд, прежде чем слова его сумели достучаться до ее мозгов и усвоиться, и лишь за тем медленно переспросила. — Ты — кто?

— Я — гей,  — проинформировал ее Ранма — По правде говоря, я уже давно такой, но просто боялся кому-либо в этом признаться. Особенно моему старикану. Ты же знаешь как наши отцы...

— Ты — кто?! — повторила Аканэ снова, но в этот раз интонации ее были гораздо страстнее.

— Это самое, — отозвался Ранма. — Проклятье осложнило все несказанно. Ну-у, я что хочу сказать, когда я девушка, я обращаю внимание на парней и все такое, хотя... не думаю, что должен бы. Ну-у, я же парень, так? Я должен думать как парень, а не о парнях...

— Ты — КТО??! — повторила Аканэ вновь. Вопрос был страстным. Явно

— Но недавно, э-э... я призадумался над своей жизнью, подумал как следует, обдумал свою жизнь, и то, во что я втравил тебя и остальных девушек, и все это мне не понравилось.  — Ранма испустил вздох вселенской скорби, — Мне вовсе не хотелось, чтобы вы все страдали... правда, в самом деле. Теперь, я наконец принял решение, и говорю тебе первой об этом, из-за того, что ты больше всех остальных заслуживаешь право знать...

 — ТЫ — КТО????!! — в этот раз Аканэ орала.

— Мы с Рёгой решили сбежать. Потом мы с ним поженимся, и...

— РАНМА НО БАКА!!!!! — заревела Аканэ, воздев супер-гигантский молот и обрушивая его на своего бывшего инназуке, удар, и он рассыпался, подобно разбитому стеклу, как, впрочем, и окружающий мир вокруг.

Аканэ рухнула на пол своей комнаты, ошеломленная, растерянная, глупо моргающая, и лишь затем осознала, что по прежнему пребывает в своей пижаме. Она огляделась по сторонам. Спальня ее, скудно освещенная рассеянным светом с улицы, заставила ее понять, медленно и постепенно, что это был сон. Всего лишь сон, просто очень насыщенный. Рядом с нею вовсе и не наблюдалось Ранмы, излагающего свои кретинские признания, не было никаких признаков надвигающегося безумия, не было ничего необычного. Лишь явно обеспокоенный Пи-чан пялился на нее с кровати. Аканэ мимолетно задумалась над тем, как необычно он выглядел. Тени и слабое освежение ухитрились сделать его взгляд на удивление человеческим, волнующимся за нее, и встревоженным. Взгляд, могущий принадлежать человеку, выглядевший так, как будто под шкурой поросенка скрывалась личность...

При мысли об этом она улыбнулась. Да, Набики права, как обычно. Она слишком антро... антропо... очеловечивает свинью, думая о ней как о человеке, а не как об обычном миленьком животном, к которому она испытывала нежные....

Аканэ внезапно обратила внимание на странные звуки, раздававшиеся в ее... хотя нет, не в ее... звуки, доносившиеся от одной из стен, из-за той самой стены, что разделяла ее спальню и спальню Набики. Прислушавшись, Аканэ озадаченно заморгала. Звуки были очень странными, как будто кто-то бормотал что-то, тяжело дышал, занимаясь непосильным, тяжелым физическим трудом. Имелись также в ассортименте и приглушенные вскрики и стоны наслаждения, и затем явный, отчетливый голос Набики, мурлыкавшей, — О, тебе же это нравится, да? Ну-у... я могу взять еще и...

Аканэ обнаружила себя застывшей в шоке, и задыхающейся от изумления. Набики затащила кого-то в свою комнату? Так поздно? И чем это они там занимаются...?

Она обнаружила себя движущейся к двери, даже и не побеспокоившись о том, чтобы задуматься, какое ее собственное дело в том, как и чем там ее собственная сестра занимается. Сам факт того, что она занимается этим под крышей дома их отца разъярил ее несказанно, и она промаршировала до ее двери, и не задумавшись, что будет делать, если дверь все же заперта, предотвращая визиты столь непрошеных посетителей.

То, что она увидала там в слабом свете луны заставило ее застыть столбом в окаменелом изумлении, злобные вопли умерли внутри ее, так и не произнесенными. Вместо ярости она одарила своих старших сестер наиболее глупым и тупым выражением, сказав лишь — Нани?

— Аканэ-чан? — с удивлением уставилась на нее Касуми, само того не зная успешно спародировав оленя, захваченного на обледеневшем шоссе врасплох фарами приближающегося трейлера, лежа на весьма обнаженной Набики, с промежностями их прижавшимися друг к другу и с руками, стиснувшими груди друг друга, короче, в весьма недвусмысленной позе.

— Сестренка, а стучать мы тебя не учили?  — осведомилась Набики, скорее раздраженно, чем смущенно, явно не осчастливленная тем, что занятие, которому она предавалась вместе с Касуми, было прервано.

— Вы...? — с изрядно округлившимися глазами вымолвила Аканэ, — Вы...?

— О, боже, — отпустила свою реплику Касуми,  — Аканэ-чан, мы тебя шокировали? Ой, мне так жаль...

Испустив тяжелый вздох, Набики глянула на Касуми, — Сестренка, не возражаешь, если мы на секунду прервемся? Думаю нашей маленькой сестренке не помешает небольшой урок, что научит ее не совать свой нос куда ее не просят.

— Разумеется, имото-чан, — сказала та Набики со всей своей безграничной нежностью, и затем позволив скатить себя набок так, чтобы Набики смогла выбраться из под нее и встать, при это даже и не позаботившись о том, чтобы схватить халат, что мог бы прикрыть ее обнаженное тело. Подойдя к Аканэ, скрестив руки на груди, она одарила ее вызывающим взором, объявляя — В чем дело? Что за кретинская изумленная физиономия? Неужели ты не ожидала, что онеечан и я можем быть в подобного рода взаимоотношениях?

— Э-э... э-э... — принялась запинаться Аканэ,  — Н-но как? Я имею в виду..., как давно вы обе...?

— Да уж пару лет, как.  — отозвалась Набики,  — Еще до того как Ранма и его халявщик отец заявились. Все началось однажды ночью, когда мне приснился один очень нехороший кошмар и Касуми пришла меня утешить, прям как мама, когда она делала это, и... ну-у, я заметила, что она была не совсем как мама, и... ну, думаю, ты сама заметила, к чему это привело. Мы были очень осторожны, чтобы это оставалось лишь между нами, большую часть времени мы притворялись, что все нормально и ничего такого нет, но по правде мы были влюблены друг в друга... полностью, глубоко и страстно, должна признать. Именно это и было причиной того, что мы выбрали тебя в невесты Ранме, в конце-то концов... это помогало отвлекать внимание отца. Он был слишком занят, пытаясь свести вас, чтобы пытаться устроить и нашу судьбу. Касуми и я... ну, э-э, мы с друг другом,... ну по настоящему... Ну, ты понимаешь, да?

— Но... но как вы прятали такое от нашего отца? — продолжала изумляться Аканэ

— Иногда это было непросто, — признала Набики, — Но нам весьма помогало то, что папочка всегда видел лишь то, что желал видеть, и непохоже, чтобы он желал видеть то, что его две маленькие дочурки живут жизнью, от которых у всяких там ханжей мозги из ушей брызгают.

 — Я... поверить этому не могу! — простонала Аканэ,  — Тебя я еще могу понять,... но Касуми? А что насчет доктора Тофу?

— А что насчет доктора Тофу?  — на лице Касуми застыло традиционно рассеянное выражение.

— Эй, — начала Набики,  — Тебе не кажется, что это не твое дело, кроме того, тебя это и не касается. В конце концов, ты получила Ранму...

— Но... — Аканэ неожиданно вспомнила кое-что,  — Эй, ты что не помнишь, что как-то говорила мне о том, что хочешь выйти замуж за красавчика-парня? И я помню, что ты тоже заинтересовалась, когда папа объявил о помолвке...

 — Ну-у, тогда еще прошла лишь пара месяцев, с тех пор как я и Касуми стали возлюбленными, — махнула рукой Набики,  — Я тогда еще так смущалась всех этих лесбийских отношений, и мне хотелось узнать, могу ли я еще увлекаться парнями. Ты же помнишь, как я заинтересовалась женской половиной Ранмы, до тех пор, пока не выяснилось, что он внутри парень. Я до сих пор думаю, что это здорово, но у Ранмы, похоже, не было никакого интереса к девушке, что им заинтересовалась, не тогда, когда у него была ты...

— И что это должно означать? — нахмурилась Аканэ.

— Ну-у, — замялась Набики,  — Ты больше похожа на парня, чем большинство девушек твоего возраста...

Аканэ уже услышала более чем достаточно, и шагнула вперед, намереваясь влепить своей средней сестре пощечину, как внезапно лицо ее расплылось, подобно отражению в лужице воды. Когда оно окончательно рассыпалось, Аканэ передернулась и неожиданно обнаружила себя на кухне, прямо посреди бела дня.

— Аканэ-чан?  — обеспокоено глянула на нее Касуми, от стойки, на которой она крошила овощи, прежде чем закинуть их на сковороду.

— Онеечан? — с несказанным облегчение Аканэ заметила, что Касуми была полностью одета и выглядела бодрой и превосходно выспавшейся, и не было ни малейшего намека на то, что она и Набики... да, это был сон! Просто глупый сон! Она тут же осудила себя за него.

— Я думала, что ты должна сейчас быть в школе, — произнесла Касуми, ласковым, но неодобрительным тоном,  — Отец тоже ушел, а я ожидаю визита...

 — Нихао!  — завопил знакомый голос от заднего крыльца.

Аканэ нахмурилась, — А что она делает здесь?

— А это и есть тот визит, которого я ожидала.  — радостно заявила Касуми, когда она повернулась как раз вовремя, чтобы увидать, что пурпурноволосый ураган любвеобильности (Аканэ глянула на нее дважды, чтобы убедиться наверняка) на самом деле был Шампу, но Шампу в чем-то еще, а не в своем обычном наряде в китайском стиле. Фактически Шампу выглядела радостной до невозможности, передавая Касуми сумку, что была у нее в руке, и говоря, — Я взяла в магазине все, что ты... а что это ОНА здесь делает?  — нахмурилась она при виде Аканэ.

— Ничего, — радостно объявила Касуми, — Делай вид, что ее здесь нет вообще. Аканэ остановилась здесь по пути из школы, и ее правда-правда не интересует, чем мы тут занимаемся.

— Это хорошо.  — улыбнулась Шампу, подходя к Касуми и приподымаясь на носках, наклоняясь и целуя Касуми в губы. Поцелуй, на который Касуми ответила со всем пылом и страстью.

— Хах...?  — это было все, что могла сказать Аканэ. Она была настолько ошеломлена, окаменев напрочь, что в данный момент ее могло уронить даже не так упавшее перышко.

 — Положи овощи в мойку, так, чтобы я потом могла их помыть — сказала Касуми, так, будто между ней и амазонкой и не произошло ничего особенного.

— Хорошо. — радостно сказала Шампу, сделав что ей было сказано со своей обычной жизнерадостностью, при это полностью игнорируя Аканэ.

— Минуточку, — медленно начала Аканэ, — Чем вы двое тут занимаетесь?

— Обед готовим, разумеется, — отвечала Касуми,  — СяньПу очень мне помогает в моей работе по дому. Это наше частное соглашение, она помогает мне готовить и убираться, а я в обмен учу ее нашему языку. Ты же видишь, насколько свободно она на нем говорит.

 — Это все оттого, что я выучилась правильным спряжениям, — гордо заявила Шампу. — Нет больше "моя хотеть", или "Шампу твоя убить", что я использовала в первый раз, как показалась здесь. Я устала от того, что все относятся ко мне как к идиотке, из-за того, как я говорю, как будто они говорили бы лучше по китайски.  — добавила она, презрительно фыркнув в сторону Аканэ.

— Ну-ну, СяньПу-чан.  — неодобрительно сказала Касуми, — Аканэ довольно неплоха в английском, и я думаю, что она могла бы выучить и еще один язык, если бы захотела.

— Когда ее свин научится летать, — возразила Шампу, но затем ласково добавила, — Но, я думаю, ай'лен? я должна быть с нею помягче. В конце-то концов, она же твоя сестра, что делает ее и моей сестрой тоже...

— Что? — моргнула Аканэ, — Как ты только что назвала Касуми?

-О, боже, — зарделась Касуми, — Я так надеялась, что мне не придется этого объяснять... Понимаешь, после того как СяньПу появилась в нашем доме, я чистила котел, когда она ворвалась в дверь и потребовала выдать ей Ранму. Боюсь, я уронила на пол мыло, и когда СяньПу вошла внутрь, спросить по Ранму, и поскользнулась на мыле...

— Секундочку,  — моргнула Аканэ,  — Когда это было? До или после...

— До того как Ранма вырубил меня моей же собственной палицей, разумеется, — отозвалась Шампу,  — И именно по этому она мой истинный ай'лен, а не Ранма.

— Но... но, она же девушка! И ты любишь Ранму... — запротестовала Аканэ.

— Твоя сестра, — несколько раздраженно начала Шампу, разворачиваясь к ней,  — одна из самых милых, добрейших личностей, которых я когда-либо встречала, и мой первый настоящий друг после того как я покинула Китай. Она устроила меня на работу к доктору Тофу, и лишь из-за этого я всего-навсего стерла твои воспоминания, а не убила тебя, как требует закон.

— Но... Ранма...? — Аканэ моргнула, еще более озадаченная.

— Ты что, думаешь, что я полная дура? — осведомилась Шампу  — Я знала о том, что он парень, проклятый превращаться в женщину с самого начала, с того самого момента как увидала его говорящим с гидом Джусенько на окраине нашей деревни. Я просто притворялась, что не знаю этого, поскольку это давало мне повод сбежать из Китая. В действительности мне никогда не хотелось причинять Ранма вред, я просто должна была притворяться, а иначе бы Старейшины никогда бы не позволили мне оставаться так долго здесь

— Но... почему? — изумилась Аканэ.

— Потому что мне здесь нравится. — сказала Шампу,  — В Японии есть столько изумительных вещей, которых не найдешь в Китае. Погоня за Ранмой всегда была для меня лишь поводом избавиться от простой деревенской жизни, единственным извинением, что приняла бы моя пра-прабабушка. Я не люблю его, во всяком случае не так, как ты думаешь. Я всегда буду любить Касуми, но не могу сказать этого пра-прабаушке, из-за того, что она чересчур традиционная и старомодная. Кроме того, я знала что ты и Ранма слишком близки, чтобы надеяться влезть между вами. Любой кретин сказал бы сразу, что я никогда не добьюсь от него взаимности.

— Но... но... но...? — давилась Аканэ.

— Мне нравятся женщины.  — объяснила Шампу, — и всегда нравились. В моей деревне ценятся лишь женщины, так отчего же не посматривать на других женщин? Просто все в моей деревне всегда такие...соперничающие, мы не любим друг друга, боимся доверять друг другу, и никто не рискнет связаться с другой под неусыпной опекой Старейшин. Эта... старая мумия взбесилась бы, узнав обо мне всю правду! Мне нравиться Ранма, когда он в своей женской форме, но Ранме не хочется любить меня таким образом. Но мне очень нравится Касуми.

— Тадаима!  — крикнула Набики. — Ну как, детишки, вы вели себя хорошо, пока меня не было дома?

 — Окаэри, Набики. — радостно сказала Касуми, — Как прошло твое свидание с Укё?

— А ты как думаешь? — похабно ухмыльнулась Набики, — Я заглянула сюда лишь для того, чтобы забрать некоторые мои "игрушки". Надеюсь никто не будет против, если я останусь ночевать в "у У-чан".

— "у У-чан"? — Аканэ едва не взорвалась, — Ты что хочешь сказать, что... встречаешься с Укё?

— Привыкай, сестренка. — пошутила Набики,  — Кроме того, с чего это ты рассвирепела от того, что я встречаюсь с одной из твоих как бы соперниц?

— Но... но... — Аканэ принялась повторять свое раннее заикание.

— Так вот оно и есть, — Набики чуть наклонила голову,  — Мы с Укё деловые партнеры. Мы уважаем друг друга, она неплохо разбирается финансах и кроме того, она восходящая звезда ресторанного бизнеса. Вместе с нею мы сколотим приличное состояние, и если по дороге мы немного позабавимся, что с того? Кроме того, ты что думаешь, она просто так одевается как парень? Можешь поверить мне на слово, по субботам ее не остановишь.

Набики подмигнула своих двум сестрам и затем сообщила, — Ладно, пойду, заберу вазелин из комнаты. Я так задолбалась использовать подсолнечное масло вместо смазки...

И когда она уже собиралась отправиться наверх, Аканэ попятилась, затем крутанулась на каблуках, и невзирая на слова, обращенные к ней и крики, со всех ног помчалась на другую сторону дома. Увидав доску для сёги, валяющуюся на крыльце, она испытала нежданную тягу к отеческой консультации и утешении. Она застыла, услышав странные звуки, донесшиеся до нее.

— Пап? — спросила она неверяще, двинувшись вновь, но уже на звук.

Когда она подкралась к главному входу, обычно уже закрытому в это время дня, то услышала как Саотоме Генма воскликнул,  — Ах, Тендо-кун... это так здорово! Если бы только наши глупые дети знали...

 — Давай не будем им говорить об этом, Саотоме-кун... — отвечал ее отец, — Мы же не хотим, чтобы они узнали НАСТОЯЩУЮ причину того, почему мы так хотим объединить наши семьи...

— Уж мне-то ты этого можешь не говорить, Тендо-кун, хихикнул Генма,  — Если моя жена узнает истинную причину того, почему я держался от нее подальше все эти годы...

— Она нас обоих заставить совершить сеппуку, полу в шутку, полу в страхе, сказал ее отец.

— Папа? — сказала шокированная Аканэ, — И ты тоже?

— Это ж только подумать, как мы должны быть благодарны Мастеру за то, что он свел нас вместе...

— Все, ноги моей больше здесь не будет! — раздраженно рявкнула Аканэ, резко развернувшись, но лишь для того, чтобы обнаружить Ранму у нее на пути, глядящего в сторону додзе.

— Опять эти двое извращенцев...? — сказал он, с умеренным отвращением, — Могли бы быть и потише, а не орать на весь квартал...

 — Ранма, — задохнулась Аканэ,  — Что...?

— Что, что... Наплевав на школу, я возвращаюсь домой, — пожал он плечами, — Что еще мне делать, когда вся школа теперь в курсе обо мне, а все мои подружки нашли себе других? Вряд ли я теперь могу показываться на люди, после того как Кодачи раззвонила всем, что я ее любовница-лесбиянка.

— Она что?  — моргнула Аканэ, — Но она же...?!

— Чокнутая? Ну не знаю, не знаю, — фыркнул Ранма,  — Мне казалось, у нее больше здравого смысла, и она не станет вываливать эту новость лишь для того, чтобы произвести впечатление на своего старикана. Нет, я что хочу сказать, мы два года подряд с нею спали, и она не возражала, и я всегда думал, что моя мужская форма ей нравится больше, а теперь... Может быть, если бы мне родиться парнем, все не был бы так запутано...

— Ч-что?  — задохнулась Аканэ.  — Кодачи ...и ты? Рожден парнем? Что...?

— Слушай, Аканэ, не прикидывайся шлангом, — устало вздохнул Ранма, Ты отлично знаешь, что я была рождена девушкой, но бате так хотелось сына, что он взял и зашвырнул меня в этот чертов источник утонувшего парня, в самом детстве. С тех самых пор я выгляжу вот так, стоит облить меня теплой водой.  — он глянул на себя с отвращением.  — Ну хоть Кодачи нравилось это проклятье, но теперь, когда все кончено, ну-у... не знаю, вряд ли я вновь захочу этим страдать. Ну, я имею в виду, ты и я, мы же просто друзья, так?

— Но... но... — принялась задыхаться Аканэ, и сцена сменилась вновь, и она вновь была в додзе, стоя в боевой стойке напротив онна-Ранмы.

— Сколько раз тебе говорить, Аканэ,  — спокойно говорила она, — Ты должна держать свой характер под контролем, а не он должен держать тебя! Ты просила меня тренировать тебя, но я не могу научить тебя ничему, пока ты звереешь по пустякам!

— Но... но я... я нет, — запротестовала Аканэ.

— Ха, кто бы говорил. — фыркнула Ранма-чан? — Ты сказала, что думаешь, что я симпатичная, так? Так с чего ж ты так охренела, узнав, что я могу также превращаться в парня?

Аканэ обнаружила себя злобно рычащей, — Потому что ТЫ парень, а все парни...!

— Блядуны? — фыркнула Ранма — А это относится к тому времени, когда я не парень?

— Ты, ты извращенец!  — автоматически выдала оскорбление Аканэ.

— Секундочку!  — прорычала Ранма-чан, — Ты ввалилась ко мне в ванну, и теперь я — извращенец?!

— Н-но это, это... — Аканэ замолкла, заслышав свой собственный голос, и лишь затем прошептала, — Д-думаю, это... не...

— Видала?  — уверенно улыбнулась Ранма-чан, сделав пару шагов к Аканэ, — Не так уж это и сложно, ведь так? — и одним плавным движением Аканэ оказалась на грани обморока, в то время как Ранма-чан нависла над нею, уставившись на нее похотливым взором.

— Признай это, — мурлыкающим голосом сказала она, — В током виде я нравлюсь тебе больше, ведь так?

— Но... но... я... я имею в виду...  — голове Аканэ закружилась, и обхватив ее руками, она закричала, — Хватит! Хватит с меня этих чокнутых снов! Прекратите! В этот раз я хочу проснуться взаправду, ты меня понял, Мазурак?(сноска #1)

Маленький мужичок появился в одном из углов сцены, обиженно заявив, — Знаешь, Тендо, с тобой даже и не интересно играть.

И вновь Аканэ хлопнулась на задницу, очнувшись в своей постели, абсолютно обнаженная, в этот раз, и с таким чувством, будто так это и надо. Взгляд искоса вскоре подтвердил ей, что находится она в правильной спальне, с верным и совпадающим внешним ее видом, и несмотря на то, что свет в спальне был приглушенным, она ясно могла видеть личность, разделявшую постель с нею, осведомляющуюся, — В чем дело, Аканэ-чан? Ты как, в порядке?

 — Угу. — вздохнула Аканэ, — Прости, что разбудила тебя. Опять эти чертовы кошмары...

— Опять этот демон из снов,  — услышала она, — Говорили же тебе, этот хмырь ничего, кроме нескончаемых проблем...

— Знаю, — прорычала Аканэ,  — Но можно же было предположить, что он оставит меня в покое, теперь, когда мы женаты. Вся эта гадость, что мне снилась... она была слишком невероятной чтобы в нее поверить!

— Сосчитай до десяти и ложись спать вновь, — получила она совет с соседней подушки.  — День завтра будет не из легких, и тебе просто требуется здоровый, крепкий сон, чтобы красота твоя так и осталась.

— Очень смешно. — скривилась Аканэ, и помолчала, прежде чем добавить, — А тебе случается задумываться о тех временах, что были до того, как мы признали наконец, что любим друг друга?

 — Все время, — послышался усталый ответ.  — Но при чем тут это? Все это уже в прошлом, теперь мы совсем другие. А тогда, тогда мы были всего лишь детишками, что не могли признаться ни в чем вообще, а не то, что в своих собственных чувствах.

— Что да, то да, — улыбнулась Аканэ. — Особенно ты. Поверить не могу, как долго я с этим билась. Я всегда убеждала себя, что мне надо найти себе приличного парня и остепенится, а потом твое появление, и стена недоверия, отказов и обид. За все те годы я наговорила тебе такого...

 — Я тоже, — донесся до нее ответ, — Я тоже. Мы оба совершили свою долю ошибок, но теперь все это прошлое, и пускай там оно и остается, так что не могла бы ты наконец замолчать и заснуть, наконец? Обещаю, Аканэ-чан, утром я тобою займусь.

— Знаю, знаю. — расплылась в сладострастной ухмылке Аканэ, вытягиваясь на своей стороне кровати,  — До тех пор, пока мы честны в своих чувствах, и друг друга любим, никто не сможет ничего сказать против нас.

— Так я всегда говорю, — за этим последовал зевок с перекатом, и теплые объятья, — Спок-ночи, Аканэ-чан.

— Спокойной ночи, Укё, — улыбнулась Аканэ, и скользнула в сон, приятный сон, в котором не было никаких кошмаров...

Так быть или не быть продолжению? ^_^

Комментарии/Критику/Собственную попытку?

ПРИМ. ПЕР:
Интересно, можно ли назвать это лимоном?
Или это просто издевательство?

ИМХО, издевательство над лимоном XD (Лана).

Примечания переводчика:

Сноска #1:
Знаете, я тоже не имею ни малейшего понятия, о том, кто это и откуда...
Если вы знаете, скажите мне безграмотному, а?...

Вернуться к чтению »»

Автор:
Джим Роберт Бадер
Shadowmane@ridgenet.net

Обсудить сам фанфик или его перевод можно на нашем форуме (но на форуме нужно зарегистрироваться ^^
Это не сложно ^_^)

Будем благодарны, если вы сообщите нам об ошибках в тексте или битых ссылках ^_^ — напишите письмо или на форум, или еще проще — воспользуйтесь системой Orphus

Ошибка не исправлена? Зайдите сюда. В этой теме я буду выкладывать те сообщения, из которых я не поняла, что мне исправлять