Автор:
Cheb

Эта история относится к фанфикам. Будучи таковым, она в неоплатном долгу перед создателями используемых ниже персонажей: Румико Такахаси, создавшей Ранму, и Кунихику Икухарой, создавшим Сэйлор Мун на основе работы Наоко Такеучи.

Ваша судьба аннулирована

Глава 38,
Жёсткая посадка

— Развернуть этот... звездолёт никак? — спросила Ранма. — Мы сейчас тормозимся на одном же, и Земля нас притягивает ненамного слабее. Ещё минута-другая - и воткнёмся в атмосферу под таким углом, что даже отскребать будет нечего, эта жестянка сгорит как спичка.

— Я не знаю! — призналась Ами, лупя по клавишам с бешеной скоростью. — По его словам, управлял он через нейро-интерфейс. Но я даже отдалённо не представляю, как взломать компьютер корабля при помощи медальона!

— Нейро... что? Взломать?

— Компьютер, подключался напрямую к его мозгу, — пояснила Ами. — То есть все эти рычаги и шкалы - бутафория!

Голубой шар за лобовым стеклом всё рос и рос, и чтобы разглядеть края надо было уже пригибаться ближе к стеклу.

— Точно? — переспросила Ранма.

— Не... Скорее всего, — ответила Ами, начиная паниковать.

Писк медальона страшно давил на нервы. Возможно, дело было в том, что означал он «вы все умрёте»? Звук не прервался ни на секунду.

— Ну-ка... — Ранма подошла к капитанскому креслу и бесцеремонно пошевелила штурвал. Тот не подался. — Заперто? — Она начала обшаривать тело капитана. Писк медальона на пару мгновений стал неровным, прерывистым. — Будем жить! — радостно воскликнула Ранма, и начала рыться по карманам с удвоенной энергией. — Ага! — Она победно воздела небольшой серебристый ключ, очень напоминавший ключ зажигания. Медальон заткнулся, потом продолжил пищать.

— Что ты делаешь? — спросила Аканэ со смесью надежды и опасения.

— Понятия не имею! — радостно ответила рыжая. — Так, куда же... — Она внимательно осмотрела штурвал. Медальон заткнулся. Нашла щель для ключа, вставила и повернула. Медальон молчал.

Ами прекратила попытки взломать то, не знаю что, и с облегчением уставилась на Ранму:

— Ранма-кун, ты нас спас... Осторожнее!

— Тут не думать, тут крутить надо! — выкрикнула рыжая, решительно поворачивая штурвал. Корабль словно накренился, рывок ускорения мощно толкнул девушек влево. Аканэ с трудом устояла, вцепившись в своё кресло так, что под пальцами затрещало. Ранма же, держась только за штурвал, рефлекторно вцепилась в него, навалившись всем весом. Под стон и скрип металла корабль крутануло волчком. Аканэ не удержалась, её впечатало в заднюю стену, внезапно ставшую полом. Ами вскрикнула, повиснув на ремнях. Медальон выпал из её рук и звякнул, закатываясь куда-то. Ранма в панике отпустила штурвал, корабль повело в другую сторону, и рыжая улетела головой в один из аппаратных шкафов по правой стене. Голова-то ничего (там, как известно, кость) а вот шкафу повезло меньше: заискрил и погас, и многие огни на пульте стали красными. Едва различимый гул двигателей смолк.

Медальон снова начал пищать откуда-то из щели между приборными шкафами.

— Идиот!!! — вызверилась Аканэ, поводя плечами и отлепляясь от стенки, изобиловавшей шкалами, тумблерами и прочими выступающими подробностями, впечатавшимися ей в спину. — Уй.

— Ох... — выдохнула Ами. — Нельзя же так! — Ей было трудно дышать: корабль раскрутился как волчок, перегрузка плющила, не давая ей поднять рук.

— Жамкнуто же было... — пожаловалась с пола Ранма, подтягивая под себя конечности чтобы встать.

— Сядь, пристегнись, потом рули! — рявкнула Аканэ, пробираясь против кориолисовой силы словно против ветра. Добравшись до своего кресла, она села в него и пристегнулась. — Ты там долго ещё?!

Ранма спешно добралась до капитанского. Отстегнула безответную тушку, хотела просто сбросить, но медальон пищал не затыкаясь. Что этой заразе надо, счёт же на секунды идёт! Поволокла как-бы-труп к свободному креслу - заднему левому - и наспех пристегнула там, задом наперёд, подбодряемая молчанием медальона. Потом вернулась к капитанскому, хотела пристегнуться, но писк пошёл снова. Ранма на мгновение замерла в непонимании, потом начала шарить руками над пультом. Писк прекратился. Она с силой потянула за большую горизонтальную рукоятку, вытягивая из недр пульта какой-то рычаг. Действие сиё сопровождалось треском и хряском, словно там ломалось что-то, огни на пульте гасли или сменялись красными. Лишь молчащий медальон позволил Аканэ удержаться от испуганного предостережения.

Медальон запищал опять. Ранма снова зашарила, пока не нащупала огромную красную кнопку. Вдавила её...

У Аканэ ёкнуло сердце.

— Круизный пропульсор, — вслух прочитала она надпись под кнопкой.

Медальон замолчал.

— Это главный двигатель, — прокомментировала Ами, пытаясь сколько позволяла спинка кресла перед ней.

Корабль всё так же крутился волчком, синяя планета за лобовым стеклом мелькала, пожалуй, чаще одного раза в секунду. Любые детали смазывались.

— А до этого мы тогда на чём летели? — задала риторический вопрос Аканэ.

— Ну, и? — Ранма ёрзала, не понимая, что делать дальше. Медальон молчал. — Заведётся оно когда-нибудь?

— Там предупреждающие надписи, — отозвалась Ами. — Мне отсюда видно «Ни в коем случае не включать ближе мегаметра от планет с плотной атмосферой» и «Не забудь перед запуском проверить плотность межзвёздного газа» Возможно..

В этот момент корабль вздрогнул от хлёсткого, как выстрел, удара, от которого зазвенело в ушах.

— Что это было? — с трепетом вопросила Аканэ.

— А фиг его знает! — жизнерадостно отозвалась Ранма. — Медальон-то молчит!

Удар повторился, потом ещё раз, потом такие удары посыпались непрерывно, сотрясая корабль и насилуя барабанные перепонки. Самый большой шкаф у правой стены зазвенел, перемигиваясь красными огнями словно новогодняя ёлка, и Аканэ опасливо косилась на него.

— Чего там? — спросила Ранма, стараясь перекричать грохот.

— Контроллер главного двигателя! — отозвалась Ами.

— Значит, завёлся наконец! — обрадовалась Ранма, стараясь перекричать нарастающий гром. — Но как мы медальон услышим? — Она пошевелила штурвалом, и корабль медленно, словно нехотя, отозвался, начиная потихоньку замедлять вращение. — Зараза, тяги почти нет!

— Сейчас! — Аканэ торопливо отстегнулась, и бросилась искать медальон, пригибаясь и придерживаясь за пол руками. Трёхкратная перегрузка практически не доставляла ей проблем, в отличие кориолисовой силы и небольшой пока перегрузки от рулёжки, тянувших в непредсказуемых интуитивно направлениях.

— Неси сюда! — крикнула Ами. — Переключу на визуальный!

Удары сыпались всё чаще, корабль слушался руля всё лучше, и скоро Аканэ пришлось цепляться за пол и приборные стойки изо всех сил: Ранма торопилась погасить вращение, и инерция тащила непристёгнутую девушку в сторону носа, словно она висела на крутом склоне.

— Да где же... — неслышно прокричала Аканэ. В этот момент вращение прекратилось: Ранма сориентировала корабль на глазок верхом вперёд, и её жену мотнуло так, что она в свою очередь проломила что-то головой. Сила тяжести, совсем чепуховенькая, давила теперь строго вниз, и Аканэ с лёгкостью нашла медальон. Она дала его Ами, на всякий случай держась за кресло той.

Грохот медленно превращался в какую-то адскую вибрацию, ускорение росло. Но без медальона нельзя было даже понять, в ту ли сторону они ускоряются! Земля висела перед лобовым стеклом, и на вид совершенно не двигалась. Они что, успели погасить горизонтальную скорость? Аканэ разглядела блестящие ниточки рек, и белую пену облаков, с тёмной каймой тени от них. Слишком близко!

Ами спешно стучала по клавишам, сражаясь с наливающимися свинцом руками. Потом грохот как-то резко перешёл в надрывный визг, словно в каждом ухе завелось по циркулярной пиле, раздирающей голову изнутри. Вибрация исчезла, но взамен навалилась перегрузка, вдавливая Ами в кресло. Отчаянным усилием она закончила работу пальцами руки с медальоном, приплюснутой к бедру так, что не оторвать.

Аканэ сдюжила, устояла. По ощущениям, весила она сейчас где-то с полтоны. Ерунда. Но вот это неприятное, тянущее ощущение... Медленно, она нагнулась забрать медальон. Ами с трудом дышала, кровь отлила от лица, груди расползлись в стороны словно выброшенные на берег медузы. Ага, ну конечно. Аканэ подняла медальон. На зеленоватом экранчике стабильно чернел большой иероглиф «смерть». Визг постепенно нарастал, тональность повышалась. Перегрузка росла. Бросив обеспокоенный взгляд на Ами, глаза которой начинали стекленеть, Аканэ пошла к своему креслу. Рельеф металлического пола врезался в ступни. Только бы не упасть! Пройдя полпути, она отдала потяжелевший медальон Ранме. Стало значительно хуже: рыжая начала поворачивать корабль туда-сюда, нащупывая нужное направление. Мотало так, что Аканэ с трудом удерживалась на ногах. Наконец-то она дошла! Только собиралась опуститься в своё кресло, как Ранма дёрнула ещё какую-то ручку. Визг перешёл в режущий уши свист, перегрузка возросла раза в два. Потом ещё. Уй! Двадцать, а то и все двадцать пять же без лифчика ощущались очень болезненно! Стоять на ногах, выдерживая двадцатикратный вес собственного тела, было не так уж трудно. Но в глазах начало темнеть, и в ногах покалывало, словно она их отсидела. Обхватив левой рукой пострадавшие вторичные половые признаки, Аканэ поспешила опуститься в кресло, держась за подлокотник правой рукой. Тот заскрипел и погнулся. Ну что за хлипкая конструкция! Она бросила озабоченный взгляд через плечо на Ами. Выдержит ли та? Аканэ начинала бояться за неё.

Ранма намотала цепочку медальона на левую руку, которой тоже держалась за штурвал. Так и рулила, совершенно не глядя наружу, только на медальон. Экранчик был пустым, отзываясь на её намерения. Лишь изредка на нём помаргивал иероглиф «смерть», заставляя рыжую шарить над пультом в поисках очередной кнопки.

«Почему мы разгоняемся параллельно земной поверхности? — хотелось спросить Аканэ. — Разве нам нужно не затормозить? Днищем вниз?» Но спрашивать смысла не было: визг главного двигателя заглушил бы любые крики. Да и Ранма, скорее всего, сама не знала, что и почему. Просто следовала «путеводной нити».

Ещё несколько секунд полёта - и визг двигателя начал становиться хриплым, надрывным. За лобовым стеклом начало разгораться свечение, подобное призрачному газовому пламени. Корабль начал содрогаться и рыскать, Ранма с трудом удерживала его носом вперёд. Двигатель всё сильнее хрипел, надрываясь во враждебной ему атмосфере, и ускорение начало ощутимо падать. Пламя разгоралось все ярче, пока не начало слепить. Ранма нахмурилась, бросив взгляд на объятое плазмой лобовое стекло, потом на медальон. И продолжила разгоняться, лишь слегка наклонив корабль чтобы направить тягу немного вверх. Вся ярость потревоженной атмосферы обрушивалась прямо в лоб, на лобовое стекло. Кажется, по нему что-то стекало: то-ли обшивка, то-ли само стекло плавилось. Чтобы отвлечься от леденящей душу картины, Аканэ перевела взгляд на шкаф контроллера двигателя, более заумный и мистический для неё чем любая магия. Но и там утешительного было мало: шкаф плевался искрами, даже красные огни на нём почти все погасли. Тяга ощутимо падала, отклоняясь от вертикали, словно корабль наклонялся вперёд.

Ранма нахмурилась, глядя на медальон, и Аканэ в ужасе уставилась на правую панель лобового стекла, по которой вдруг начали расползаться сияющие трещины. Потом оно рассыпалось... Аканэ понадобилась целая секунда чтобы осознать, что она ещё жива. Льющийся в кабину ослепительный свет с жаром как из печи были от того, что лишь внешний слой двухслойного иллюминатора был снабжён светофильтром. Но теперь остался лишь внутренний, отделяя их от пламени, которому позавидовала бы любая газовая горелка! У Аканэ волосы встали дыбом: она ясно видела, как размягчаются, выгибаются и уносятся ветром тёмные тени торчащих по краям осколков.

К счастью, Ранма развернула корабль днищем вперёд, и теперь летучий сапог принимал пламенный привет стремительно густеющей атмосферы толстой броневой плитой «подошвы». Пламя трепетало впереди, смутно видимое через оплывшее лобовое стекло. Перегрузка быстро росла, потом начала стремительно падать. За мутным стеклом было синее с белым. Небо с облаками? Двигатель издавал предсмертные хрипы, ускорение было слабым, наводя на нехорошие мысли о свободном падении. Ранма нахмурилась: медальон опять показал «смерть». Рыжая торопливо зашарила на пульте, нашла какой-то рычаг и рванула на себя.

Хрип сменился грохотом и вибрацией. Перегрузка резко возросла, потом опять начала падать. Шкаф контроллера искрил, красные огни гасли один за другим. Сотрясающие корабль удары сыпались всё реже. Потом в контроллере коротнуло так, словно там бомба взорвалась: вспышка, отлетевшие панели - и всё умерло. Погасли все огни, прекратил биться в агонии двигатель, оставив только звенящую тишину и невесомость свободного падения.

— Мы падаем! — успела выкрикнуть очевидное Аканэ. Потом покалеченный звездолёт сотрясся от удара об воду, и за лобовым стеклом потемнело. Кабина погрузилась в зеленоватый полумрак. Под свист воды, закипающей на раскалённой обшивке, корабль медленно качнулся, потом встал на дно на почти ровном киле.

— Мотаем отсюда! — выкрикнула Ранма, торопливо отстёгиваясь и проверяя, цел ли мешочек с токенами.

— Погоди! — попыталась остановить её Аканэ. — Дай сначала поищем, что надеть! — Теперь, когда стресс борьбы за жизнь прошёл, она ощущала себя особенно голой.

— Ты так хочешь в кипятке искупаться? — Рыжая махнула в сторону правой половины лобового стекла. По оплавленной, обгорелой панели уже змеились первые трещины. Снаружи бурлила, кипя, вода. — Или проверить, сколько тут машинерии под напряжением осталось?

Глаза Аканэ расширились, и она в полсекунды выдралась из кресла, оторвав один заевший ремень с мясом. Ранма уже отстегнула Ами, и теперь бережно несла находящуюся без сознания девушку к двери шлюза.

Втиснулись втроём в тесный цилиндр... И остановились, не зная, что делать: кнопка не работала, освещение не горело.

— Держи! — Ранма вручила жене Ами и медальон. — Повторяй мне вслух! — Она зашарила по кабинке. За спиной потрескивало стекло, справа сквозь стену доносились какие-то не мнеее зловещие звуки, словно там стальную балку пытали.

— Повторять что?.. А, поняла! Нет, нет, нет, нет. Да! Нет, да... да, нет, да...

Ориентируясь на озвученные Аканэ показания медальона, Ранма нашарила какой-то лючок в полу, под которым оказалась рукоятка ручного привода. Рыжая начала крутить её, изогнувшись между ногами прижавшихся к стенам товарищей. Цилиндрическая кабинка шлюза начала поворачиваться, закрываясь. Скоро вид на кабину сменился металлической стеной. Стало темно и жарко. Жар шёл от тел друг друга, от крышки люка над головой, от одной подозрительно быстро нагревающейся стены.

— Может, — Аканэ нервно сглотнула, — подождём? Там ведь кипяток снаружи! — Её начинала бить нервная дрожь.

— Медальон что?

— ...нет.

— Вот видишь... Ой! — Ранма отпрянула от стенки, на которой вдруг начало разгораться отлично заметное в темноте раскалённое пятно. — Валим, валим! — Раскорячившись ногами между стенками, она раскрутила ручной штурвал потолочного люка, напряглась, потом со всей силы ударила заевший люк.

Аканэ зажмурилась, когда в шлюз хлынул зеленоватый свет дня и кипящая... поправочка, просто горячая вода. Ранма обхватила двоих девушек, и мощным толчком вылетела из наполненного водой шлюза, стремясь уйти от бурлящей пузырями поверхности корабля.

Движение сквозь воду, стремительно становившуюся из горячей прохладной, заняло целую вечность по ощущениям Аканэ. Потом Ранма, тащившая в каждой руке по беспомощной девушке, вынырнула на поверхность:

— Ами? — озабоченно спросила она. — Ами, ты в порядке?

«Нет, идиот, она не в порядке, — хотелось вызвериться Аканэ. — Сначала запредельные перегрузки, потом её, в бессознательном состоянии, тащат под водой!» Но удержалась, смолчала.

Ами закашлялась, делая вялые, некоординированные движения руками.

— Жива! — с облегчением воскликнула рыжая.

Аканэ оглянулась назад. Примерно половина «раструба сапога» высилась над водой, окружённая бурлением и паром. Белая обшивка почернела, кое-где люки и ещё какие-то квадратные куски были сорваны. Двигатели на шарнирных «руках» раскорячились словно вывихнутые. Но главным было не это! Через многие дыры и отверстия проглядывало раскалённо-белое свечение, словно там, внутри, что-то раскалилось до плавления. Оно и плавилось! Металл тягуче капал, с шипением падая в воду.

— Давай сначала отплывём... — начала Аканэ.

Внизу, под ногами, что-то глухо хлопнуло, потом из под воды исторгся бурлящий ком воздушных пузырей. Потом глухо ухнуло, обдав слабой ударной волной, и корабль начал заваливаться набок. К счастью, в сторону от девушек, но...

— Ныряй!!! — выкрикнула Аканэ.

Рыжая послушалась без раздумий, дёрнув всех под воду и энергично гребя, изгибаясь всем телом. Сзади накатило яростное шипение, особенно страшно звучавшее под водой. Потом какой-то рёв. Аканэ рискнула отжмуриться. Поверхность воды над головой была покрыта полотнищами пены, над ней угадывалось белое. Она зажмурилась снова, представив как смерч раскалённого пара разносится над водой. Ранма плыла не всплывая долго, пока не начало не хватать воздуха. Потом осторожно вынырнула, опасаясь за Ами. Та - о чудо - задышала, хотя снова потеряла сознание. Всё вокруг скрывали густые клубы пара, влажного и горячего. В пару что-то ревело и ухало, отдаваясь сквозь воду и заставляя их тела вибрировать.

— А ты говорила - задержаться, — констатировала Ранма. Безо всякого осуждения, впрочем. Рыжая погребла прочь от бурлящих останков звездолёта, раздвигая ряску и водоросли. Скоро из мглы показались прибрежные камыши, и Аканэ смогла встать на ноги, приняв участие в транспортировке Ами.

Когда они выбрались на берег, осторожно ступая босыми ногами по илистой жиже, пар уже начинал рассеиваться.

Водоём оказался маленьким озерцом посреди летнего леса средней полосы. Солнце стояло высоко в небе.

— Да что-же это за подлость такая! — в сердцах бросила Аканэ когда они бережно устроили Ами на траве под раскидистой берёзой. — Словно, я не знаю, там какой-то извращенец на небе, который нарочно так подгадывает, что мы всё время оказываемся голыми!

— Ну, не сказать, чтобы я был совсем не согласен, — Ранма ухмыльнулась.

— Дурак! — рявкнула Аканэ, краснея. И попыталась достать рыжую ногой в голову.

— Ооо! — одобряюще заметила та, отклонившись лишь самую малость. — Ты как всегда в форме, дорогая! — Поднырнув под несущийся в неё кулак, она чмокнула жену в щёчку, за что вполне сознательно поплатилась хуком в ухо. — Ты как, нормально?

— Ага, щас! — Аканэ выдохнула, пытаясь остыть. Взгляд Ранмы ползал по её телу, вызывал жар и приятное щекотание, напополам с ползучим отвращением к однополой любви. Она непроизвольно прикрылась руками. — Ты давай, это... У нас миссия и всё такое. Токены целы? Где следующий?

— Так этим не ты разве занимаешься? — сделала невинные глазки Ранма.

Ами прокашлялась.

— Ты как, в порядке, Ами-чан? — Аканэ озабоченно присела рядом с той.

— Голова болит, — ответила синеволосая, промаргиваясь. — Где мы?

Ранма наконец перестала есть жену взглядом, и смущённо отвернулась.

— Мы сели, — объяснила Аканэ. — Все целы, но корабль это...

От озера донёсся мощный взрыв, взметнувший огромный столб воды и пара.

— Понятно. — Ами с трудом села. — Давай медальон, Аканэ-чан. Сейчас определим, где токен.

— Чёртов урод, — прокомментировала Ранма, не оборачиваясь. — Если б не его загибы, уже сели бы прямо рядом с токеном. Надеюсь, он не окажется на другой стороне планеты? Что-то меня не вдохновляет идея пешком пилить двадцать тысяч километров. Особенно если сэйлор-магия не восстановится.

Ами постучала клавишами:

— Нет, до токена всего около девяноста километров. Давайте я задействую тот режим, ээ, радара.

— Отлично! — воскликнула Ранма. — Аканэ, хватай её и побежали. Помнишь, как тогда в ноксленде?

— Как это - побежали! — вскинулась та. — А если к людям выйдем? А Нулевого ты вызывать собрался прямо в таком виде?

— А у тебя есть идеи? Из веток еловых юбочки, что-ли, сооружать?

— Можно проверить, не выбросило ли чего взрывом, — предложила Ами, краснея.

— Ладно, — рыжая со вздохом сдалась. — Не жалуйтесь только потом, если не успеем. — Она ускакала к озеру.

— По моему, ему просто понравилась идея путешествовать в компании двух голых девушек, — неуверенно поделилась с Ами мыслью Аканэ.

— Ну, я не знаю, — смутившись, ответила Ами. — Он же твой муж, ты его лучше знаешь.

Ранма скоро вернулась, распаренная до красноты и несущая в руках лохмотья розового шёлка:

— Вот. Там ещё много чего плавает, ближе к центру, но мне в кипятке плавать не понравилось.

Под руководством Ами двое бойцов быстро нарвали куски ткани на ленточки, связывая там где не хватало длины. И соорудили друг на друге некое подобие минималистских бикини. Ранма стянула свою гриву в хвост на затылке.

Аканэ посадила Ами на себя - не доверять же ту Ранме когда они обе почти голые! - и они неспешно потрусили к цели, ориентируясь по радару, показывавшему достаточно узкий сектор. Путь пролегал через сплошной лиственный лес, лишь один раз прервавшийся неширокой речкой. Девушки не спешили, прокладывая путь в обход крапивников, ельников, да и просто областей густого подлеска. Часто попадавшиеся заболоченные участки преодолевали напрямик. Благо без обуви мокнуть было нечему. Лес был совсем как на севере Хоккайдо, только лиан на берёзах не видно. Бесчисленные орды комаров присутствовали, но не могли угнаться за двумя бойцами.

— Интересно, — заметила Аканэ. — Что же там такое смертельное по сторонам, что сектор такой узкий? Ну, в пустоши той, я понимаю...

Навстречу попался медведь. Девушки замерли в нерешительности. Медведь тоже.

— А ну, пошёл отсюда! — рявкнула на него Ранма. — Кыш, кыш!

Медведь смылся, мелькнув на мгновение упитанным задом.

— Смертельное? — Ранма задумалась, продолжая бег. — Ну... Ами, сектор не сужается? — со внезапной тревогой спросила она.

— Сейчас... Сузился слегка, с момента нашего отправления - на одно или два деления.

— Это не для нас смертельное! — воскликнула Ранма. — Это время почему-то выходит! Давайте, погнали! Чем больше запас, тем лучше! — Она рванула бежать изо всех сил: тонкие, высоченные берёзы с пучками тонких веток на макушках не позволяли скакать по деревьям.

— Сектор расширился, — прокомментировала Ами.

— Значит, я прав! Аканэ, давай, не отставай!

Теперь они неслись напролом сквозь все крапивники, ельники, и просто участки густого подлеска. Ами зажмурилась, пытаясь вжаться в спину Аканэ: ветки хлестали нещадно. Аканэ стиснула зубы, и упорно считала происходящее тренировкой. Усиливая кожу силой воли, заставляя крапиву и колючие еловые лапы просто соскальзывать с тела. Самодельные бикини как-то держались. Редкие медведи и лоси шарахались с дороги.

И в таком темпе - целых два часа. Пока Аканэ не начало казаться, что её накачанные ки ступни превратились в аналог автомобильных покрышек, столько острых сучьев она уже передавила несясь не глядя под ноги.

Но вот, наконец, и токен. То место, где он должен был быть. Девушки запетляли, путаясь в показаниях медальона, пока не поняли, что вон тот вон дуплистый дуб, опасно гудящий дикими пчёлами - и есть оно.

Долго думать не стали. Аканэ с Ами унеслась вперёд, а Ранма разнесла дуб ки-зарядом. После чего выхватила из месива обломков токен - хорошо, что к нему мёд не липнет - и ещё минут десять носилась зигзагами по лесу: пчёлы на неё сильно обиделись.

Но вот, наконец, последние отстали, не в силах тягаться в выносливости. Ранма с трудом нашла дорогу к Аканэ: хорошо, что та догадалась кричать, периодически зовя рыжую дурным голосом.

— Наконец-то, — облегчённо выдохнула Ранма, выкладывая семь ртутно-зеркальных шаров размером с апельсин рядком на траве. Те отсвечивали зелёным, отражая лес. — Все эти «дрэгонболы» у нас. Ами?

— Медальон отключился, — ответила та. — Я не знаю, что делать.

— Ну, и? — Ранма потолкала крайний токен ногой. Потом скатила их в кучу, что бы соприкасались. Ноль реакции. — Что дальше-то?

* * *

2008 — 13 июня 2014

Ding! Tropes unlocked:
* Improvised Clothes

Благодарность за вычитку:
 — ryuumon, who not just pointed my mistakes, but provided many corrections to my style. On a side note, I'm hitting a level cap of sorts again, unable to do better than a hundred plus mistakes per chapter. It's obvious that translation to a language should be made by a native speaker, from a language that is foreign for them.
 — Konsaki
 — LawOhki
 — пользователям Orphus (108 ляпов)
<< предыдущая глава ~~Ваша судьба аннулирована - главная~~ следующая глава >>

Обсудить сам фанфик или его перевод можно на нашем форуме (но на форуме нужно зарегистрироваться ^^
Это не сложно ^_^)

Будем благодарны, если вы сообщите нам об ошибках в тексте или битых ссылках ^_^ — напишите письмо или на форум, или еще проще — воспользуйтесь системой Orphus

Ошибка не исправлена? Зайдите сюда. В этой теме я буду выкладывать те сообщения, из которых я не поняла, что мне исправлять