Автор:
Cheb

Эта история относится к фанфикам. Будучи таковым, она в неоплатном долгу перед создателями используемых ниже персонажей: Румико Такахаси, создавшей Ранму, и Кунихику Икухарой, создавшим Сэйлор Мун на основе работы Наоко Такеучи.

Ваша судьба аннулирована

Глава 32,
Взаимная выгода

Ранма рывком проснулась ощутив изменение в ритме. Вроде бы колёса стучали реже? Ларт всё так же спокойно стоял за штурвалом, пристально вглядываясь в смотровую щель. Вроде, всё спокойно. Она вскочила на ноги, но это простейшее действие далось с неожиданным трудом, словно на шею навесили полтоны гирь. Ранма озадаченно замерла, пытаясь понять, что с ней. Ощущалось как недосып и свинцовая слабость. Недосып - понятно, но слабость? Они меньше суток на ногах провели. Правда, из этого времени бо́льшую часть - продираясь через джунгли на пределе сил. Но это всё было мелочью, недостойной упоминания. С чего её развезло-то так?

— Что случилось? — спросила Аканэ, проснувшись от своей чуткой полудрёмы.

— Замедляемся, кажется, — ответила Ранма. Потом сообразила, что перевод не работает, и повернулась к машинисту: — Скоро прибываем? Или случилось что?

— На подходе Кас-Хасаырт, — кратко ответил Ларт. — Можете полюбоваться, уже видно кромку кратера и ауру.

— Ауру? — Ранма прильнула к щели в передней створке окна.

Прямо по курсу раскинулся на полнеба огромный купол тусклого света, еле заметный сквозь напитанный светом паровозного фонаря воздух. Размытая тьма горизонта медленно ползла вверх, гася его и застилая сполохи небесных огней, намекая на скрытую маревом гряду холмов. По бокам дороги замелькали столбы со странными символами, некоторые из которых были изжёванными. Ларт сосредоточился, и начал потихоньку сбрасывать ход ещё больше.

— А что там за кратер? — попыталась расспросить Ранма.

— Рад бы поболтать, но сейчас самый ответственный участок, — кратко ответил Ларт, — Будь добр, не отвлекай меня.

Артиллеристы, словно чтобы подчеркнуть его слова, перестали клевать носами и сняли свою пушку со стопора. Ранма насторожённо вглядывалась в темноту снаружи, размышляя, что этот ноксленд ихний его почти ухайдакал. А всё от того, что не пил перед этим с утра, да ещё на Шиши Хоко Дан всю энергию выпустил. Вот сопротивляться-то и не осталось. Воды-то она, конечно, потом напилась, но вытянутые пустошью силы не вернулись. Тут нужен был хороший отдых. Коварная земля. Коварная как противник, высасывающий ки прикосновением.

Поезд замедлился до почти пешеходной скорости, и пошёл по плавной кривой, постепенно забирая влево. Пологая возвышенность, скрывшая свет оазиса, оказалась справа, и заслоняла уже ощутимую долю неба. Поезд продолжал ползти вдоль неё, левый поворот сменился правым. Путь начал углубляться в пологую выемку в холме, когда Ранма ощутила присутствие мощной и концентрированной магии, вонявшей для её чувств словно выгребная яма.

Артиллеристы тоже явно что-то заметили, резво закрутили маховики, разворачивая свою турель, и скоро четырёхствольная пушка рявкнула короткой очередью, озарив склоны выемки ослепительной вспышкой и заставив Ами рывком проснуться. На правом склоне взвыло, издыхая, что-то тёмное, размером побольше слона. Расчёт платформы в центре состава тоже не зевал, воспользовавшись освободившейся благодаря повороту линией огня.

— Что это за мерзость? — спросила Ранма.

— Какая-то нежить, — коротко ответил Ларт, не отрывая взгляда от дороги. Потом вспомнил, что гостьи - совсем «не местные», и добавил:

— Они всегда крутятся у границ оазисов, в зоне инверсии позитивного поля. Ну а Кас-Хасаырт - один из самых больших и населённых оазисов, потому и нежить тут особо ядрёная.

Ранма проводила глазами почти невидимую в темноте тушу, тошнотная магия которой на глазах рассеивалась в пространстве. И ещё раз тихо порадовалась, что миновали все смертельные зоны в своём пути через этот «ноксленд». Боевое искусство - боевым искусством, но выходить против твари, владеющей мощной магией, не имея магии своей... Как-то не тянуло.

— Что случилось? — встревоженно спросила заспанная Ами, выглядывая в прорезь заслонки бокового окна.

— Уже ничего, — успокоила её Ранма. — Парни с большой пушкой позаботились.

Поезд, тем временем, преодолел выемку в холме, и пошёл по краю огромной, наполненной светящимся туманом, чаши плоского кратера, имевшего примерно километр в ширину. Марево здесь отступило, позволяя ясно разглядеть небольшую горку, выдававшуюся из туманного моря по центру кратера. Вся она светилась окнами приземистых зданий и высоких башен, застроенная почти полностью. В толще светящегося тумана размытыми звёздами сияло множество белых огней, основная их масса была сосредоточена впереди и справа. Путь постепенно спускался в эту чашу, заворачивая направо по её склону, и скоро погрузился в туман. Девушки ахнули от неожиданно накатившего ощущения свежести. Оказывается, даже магическое кондиционирование кабины лишь частично приглушало агрессивную сушь. Или воздух здесь, в оазисе, и правда был особенным? Словно кто-то выдавил всю жизнь из бескрайних просторов, и только тут она присутствовала, торжествуя с утроенной силой.

— Во, теперь понимаю что значит «Сосредоточена магия жизни», — заметила Ранма, делая глубокий, счастливый вдох. — Энергия так и вливается.

— Вы же, кажется говорили, что и с магией работаете в придачу к рукопашному бою? — с любопытством обернулся в их сторону Ларт. — Но в нашей вселенной магия слишком чужая для вас?

— Не то, чтобы чужая, — задумчиво пояснила Аканэ, прислушиваясь к ощущению свежести. — Здесь ещё ничего, среди миров Ас магия редко где работает. Но в вашем мире нет Солнечной системы, от планет которой мы черпаем свою силу. — Она скромно умолчала, что связана с астероидом едва трёхсот километров в поперечнике.

— О как... — подивился Ларт. Потом встряхнулся, и вернул своё внимание на дорогу. — Ладно, подъезжаем. Не очень высовывайтесь, а то от любопытных отбоя не будет.

Он с лязгом распахнул бронеставни на окнах, снял с крюка большой проволочный обруч с закреплённым на нём резным жезлом, распахнул дверь и наполовину высунулся в неё. Не успели девушки удивиться, как обруч был ловко подхвачен кем-то, дежурившим у путей. Поезд прогрохотал, качнувшись, по одинокой стрелке, и затормозил среди кирпичных складов, ярко освещённых вездесущими дуговыми фонарями. К вагонам потянулись грузчики.

Ранма уже собиралась соскочить с паровоза, когда Ларт остановил её:

— Погоди, сейчас куртку принесу, — он спустился по лесенке на платформу.

— На хрена куртку-то? — не поняла Ранма.

— Ну, я-то знаю, что ты - парень, но людям-то зачем зря надежду давать? — Он подмигнул ей, и быстрым шагом скрылся за штабелями металлических ящиков.

— Какую ещё надежду?.. — снова не поняла Ранма.

Ами прикрыла лицо руками, краснея от смущения за неё.

— Ранма... — вкрадчиво прошипела Аканэ, хватая мужа за косичку, и уволакивая от двери вглубь кабины, — Ты когда последний раз лифчик надевал, а?

Ранма потрудилась скосить глаза вниз, на свою тонкую, изорванную маечку, с которой высыхание на теле после «водопоя» сотворило просто чудеса по подгонке к фигуре. Это не считая того факта, что изодрана майка была в хлам, держалась на честном слове, оставляя Ранмину спину практически неприкрытой.

Потом скосила глаза за дверь, на снующие толпы грузчиков, большинство из которых - молодые люди в расцвете сил. Её передёрнуло, на лице отразилась тошнота.

— Вот именно, — наставительно поддакнула Аканэ. — Мог бы, между прочим, и сам догадаться.

Кочегар только покачал головой, пробурчав что-то непереведённое тоном «эх, молодёжь...» Потом погасил свой кристалл, и сказал, обращаясь к Ами:

— Дождитесь Ларта. Он парень правильный.

После чего покинул кабину, оставив девушек одних. Имени его они так и не узнали.

— Ну, что вы думаете про этот мир? — спросила Аканэ. — А главное - про этих людей?

— Я... — Ами замялась. — По прежнему чувствую себя какой-то беспомощной. Здесь слишком многое не так, мы знаем всё ещё слишком мало.

Ранма с интересом выглядывала из окон кабины, осторожно стоя так, чтобы не засветиться. Видно было, увы, мало: платформа со снующими грузчиками слева за ней - тёмный склон. Ярко освещённая кирпичная стена справа. Впереди - ещё одна стена, с воротами, куда уходил путь. Ну, а вид назад заслонял поезд. Она походя заметила:

— Люди что надо. Их мало, но каждый из них - не промах. Нормальные ребята, короче, не надо на каждом шагу за свою спину опасаться.

Аканэ удивлённо обернулась к ней:

— Почему ты так думаешь?

— В базе данных ничего о них, — добавила Ами. — Не удивительно, учитывая, что здесь прошли десятки тысяч лет.

Ранма прекратила бесполезные попытки что-либо рассмотреть, и повернулась лицом к товарищам:

— Разве не очевидно? Жить тут можно только в оазисах, в пустоши сама знаешь, что водится - там человека в момент схарчат. Оазисов мало, если судить сколько поезд по пустоши шёл. А ведь мы ещё на полпути сели. И оазисы сами мелкие. Ларт этот одним из крупнейших назвал - а в нём едва километр от края до края. Сама прикинь, сколько человек эта земля может прокормить.

— Приближённо, от двухсот до двух тысяч, — рассеянно ответила Ами. — Это не принимая во внимание вероятного применения магии в сельском хозяйстве, а они наверняка применяют. Но поселение, если верить соотношению освещённой части, занимает лишь часть кратера, на такой площади не поселишь больше двух-трёх тысяч человек без ужасной скученности...

У Аканэ в душе зашевелился удавленный, было, комплекс неполноценности. Ну Ами ладно, она умнее всех. Но Ранма - то? Уже, казалось бы, знала его как облупленного, через сколько им довелось пройти рука в руке. Так нет же, он не переставал удивлять.

— Во, — поддакнула Ранма. — Народу мало, а живут неплохо, не закисли и не вымерли. И даже жуть эту из ноксленда ихнего на дрова себе добывают. Стало быть, круты все поголовно... Что ты на меня так странно смотришь?

— Ну как, скажи, как тебе это удаётся? — с завистью в голосе вопросила Аканэ.

Ранма, лишь недоумённо заморгала в ответ.

Ставший уже если и не другом, то хорошим приятелем машинист вернулся минут через пятнадцать, с двумя длиннополыми куртками плотной, ничем не примечательной серой ткани. Та, что досталась Ранме, оказалась ей заметно велика. Аканэ сняла свою серо-зелёную, надела принесённую Лартом и тщательно застегнула. Потом в сомнении уставилась на старую куртку, годившуюся теперь разве на тряпки.

— Насовсем берите, — Ларт махнул рукой. — Уж чего, а такой одежды у нас вдоволь.

— Ладно. Спасибо. — Аканэ отправила серо-зелёную, покрытую засохшей кровью рванину в ближайший контейнер для мусора. Серая куртка была ей велика, но зато практически полностью закрывала верхнюю часть штанов, где они были изгвазданы кровью. — Куда теперь?

— К яйцеголовым, я думаю. — с некоторым сомнением сказал машинист. — Знаю, вы устали, но...

— Нет, всё нормально, — поспешила заверить его Ами. — Чем быстрее - тем лучше, у нас каждая минута на счету. — Она застегнула измятый халат, разгладив как могла. В целом они теперь стали достаточно презентабельны, чтобы ходить по улицам.

Миновав полную деловито снующих грузчиков станцию, они направились, ведомые Лартом, к «рассаднику яйцеголовых», как он называл это заведение. Паровоз, кстати, просто бросили без присмотра - даже не потрудившись закрыть в кабине дверь. И не только паровоз, пушки тоже были уже покинуты. Что говорило о местных нравах красноречивее слов. Даже Ранма заметно расслабилась.

Девушки скоро заметили главную особенность местной архитектуры - дерева нигде практически не было. Крыши, двери и даже оконные рамы каменных и кирпичных домов золотились всё тем же алюминием, ярко блестевшим в резком белом свете уличных фонарей. Дома, в большинстве своём, состояли из двух, редко трёх этажей, компактные, почти игрушечные. Узкие улицы и общая скученность живо напомнили родину, хотя архитектура была скорее европейская. Верхние этажи часто выдавались над улицей, иногда даже смыкаясь, отчего улочки превращались в настоящие тоннели. Плоские крыши без карнизов и отсутствие водосточных труб подтверждали, что дождь в этом мире - понятие мифологическое.

Ларт предусмотрительно выбрал маршрут вдоль самой окраины - что было несложно, учитывая размеры городка, едва ли превышавшие триста метров в поперечнике, а также то, что целью их путешествия был центральный пик кратера. Но, невзирая на все предосторожности, они умудрились-таки наткнуться на приятелей Ларта, шумной компанией выруливавших из бара на окраине. На Ларта сразу посыпались поздравления и вопросы, где он умудрился подцепить таких экзотических красоток. Одна из вышеупомянутых «экзотических красоток» лишь поиграла желваками на скулах, вторая смутилась, нервно краснея, третья суматошно запахнула куртку - которую не потрудилась до этого застегнуть - и выдала одно из самых зычных своих «Я парень!!!». Медальон, скотина, даже не почесался перевести.

Избавились от этой чрезмерно дружелюбной компании только покинув город и взойдя на мост - опять же, золотой алюминиевый и ажурный - пересекавший неширокую водную гладь, кольцом окружавшую центральную горку кратера. Там, по словам Ларта, и окопались эти «яйцеголовые».

Сам «рассадник» очень напоминал замок. Сходство усиливали толстые стены, вырастающие из скальных откосов, высокие башни, узкие окошки, а также тот факт, что крайний пролёт моста оказался разводным. Впрочем, ощущения неприступности не возникало. Может быть, потому что сразу за массивными каменными створками настежь открытых ворот тянулся ярко освещённый, никем не охраняемый коридор, уходя своими обшарпанными, покрашенными в бледно зелёный цвет стенами далеко вглубь горы.

Ларт повёл девушек в дверь направо - за ней обнаружилась банальнейшая приёмная с клерком за металлической стойкой, деловито шуршащим ворохами каких-то бумаг.

— О! Сколько лет, сколько зим! — оживился клерк, заметив Ларта. — Что, решил показать гёрлфрендам наш гадюшник?

Две «гёрлфренды» скрежетнули зубами. Устали уже, чесслово.

— Ничего подобного! — поспешно ответил тому Ларт, ещё до того, как перевод слов того был закончен. — Не поверишь, но это - пришелицы из другого мира!

— Нда?.. — клерк уставился на девушек пристальным взглядом. — А тебе, дружище, лапшу случаем на уши не навешали?

— Можешь не верить, но по нашему они не говорят, только через переводящий артефакт. Так что - как минимум, из нижнего полушария. Но это уже пусть специалисты решают - например, ваш главный планарщик.

— О, как. Тогда действительно лучше позвонить Лысому.

— Лысому? — Ларт недовольно поморщился. — А Касат где?

— Да опять с экспедицией в поле потащился, — махнул рукой клерк, поднимая трубку с монументального телефонного аппарата. — Что-то они там такое нашли, что без него разгрести не могут. Полчаса ругал их тупоголовыми улитками, а потом так и уехал с второутренним поездом. — Клерк набрал номер, и начал вполголоса переругиваться с кем-то на том конце.

— Вот напасть... — растерянно выдавил Ларт. — Этот же стервятник наверняка какую-нибудь гадость подстроит. — Он снова повернулся к клерку, прервав того на полуслове: — Слушай, не мог бы ты, по дружбе, и старую мумию... Уй!

Его речь была прервана звучным ударом по темечку, за которым последовала отповедь со спины. Девушки обернулись, и обнаружили себя лицом к лицу с... Короче, бабуля почему-то сразу напомнила двоим бойцам Колон, хотя внешне была на ту совершенно не похожа: ростом её сухощавая фигура почти не уступала Ранме, не было в ней ни следа сгорбленности, да и морщин было поменьше. Крашеные в иссиня-голубой цвет волосы были заплетены в широкую косу, а одета она была в стильный брючный костюм глубокого фиолетового цвета. В руке у неё был изящный магический посох с хрустальным шаром в навершии... От знакомства с коим шаром на голове Ларта сейчас зарождалась свежая шишка.

«Имейте уважение к старшим, юноша,» спешно догнал медальон, опознав говорившую на линии взгляда владелиц.

— Прошу прощения. — Машинист смутился, словно мальчишка пойманный у банки с вареньем, — Достопочтенная Хассачт, я просто думал фраза не окончена.

— Можете не беспокоиться, молодой человек, — прервала его на полуслове пожилая леди - старушкой её назвать как-то язык не поворачивался, такую ауру внушительности она испускала. — Я прослежу, чтобы уважаемый Лухыт не слишком.. — Медальон помедлил. — ..увлекался.

Она царственным жестом отпустила Ларта, и тот счёл за лучшее испариться, лишь пожелав попутчицам удачи на прощанье.

— Здравствуйте. Мы... — вдруг оробев, начала Аканэ.

— Давайте сначала пройдём в кабинет к Лухыту, — прервала её Хассачт. — Там и представитесь, чтобы по нескольку раз не повторяться.

— Ээ, хорошо, — ещё более робко согласилась Аканэ.

После недолгого путешествия по коридорам и лестницам, во время которого им встретилась йома, деловито отскребавшая щёткой ковёр, путницы оказались в кабинете с массивной деревянной дверью и монументальным деревянным столом. Судя по всему виденному ранее, роскошью это было просто несусветной.

Из-за стола им навстречу вышел лысый коротышка в годах, который был бы очень похож на дедушку Рей - если бы не нехороший блеск в глазах, выдававший моральную беспринципность. Одет Лухыт был в богато украшенную бархатную мантию, куда больше вязавшуюся с классическим образом мага.

— О. Вижу, вы тоже решили расследовать этот случай? — обратился он к Хассачт с еле скрываемым недовольством. — Но что, позвольте, специалистка по Ас, даже такая именитая, собирается извлечь из явного случая планарного дисплейсмента?

— И вы, конечно, уже заметили, уважаемый Лухыт, что этот ваш так называемый «случай» носит явные следы недавнего воздействия сверхмощных Ас-конструктов, не так ли? — холодно парировала пожилая волшебница.

Лухыт поперхнулся заготовленной отповедью, потом явно смирился с неизбежным:

— Очень хорошо, уважаемая. Давайте вести исследование вместе, ради дикция неразборчива и общего блага, — он повернулся к девушкам, сочась фальшивым дружелюбием. — Лухыт, замнач Кас-Хасаыртского Центра планаристики.

— Хассачт, председатель Сообщества Исследователей Ас, профессор Ас-конструирования, — в свою очередь представилась пожилая леди.

Девушки обменялись взглядами.

Вперёд выступила Аканэ:

— Сэйлор Ирис, Воин Любви и Справедливости, на службе Её Королевского Высочества Принцессы Серенити. С официальной миссией по спасению Принцессы.

Она отступила обратно, делая глазами знак Ранме. Та удивлённо скосилась на жену: чего это та тут такой официоз развела? Потом тоже выступила вперёд и представилась:

— Сэйлор Сол, Воин Любви и Справедливости, наследник Беспредельной школы боевых искусств, — гордо заявила седая девушка с косичкой и отступила, давая дорогу Ами.

— Сэйлор Меркури, — смущаясь, представилась та. — Воин Любви и Справедливости...

Маги несколько озадаченно переглянулись. Оставалось только гадать, чего там начудил медальон, поскольку в переводе не промелькнуло ничего даже отдалённо похожего на их титулы, вообще-то переводу не подлежащие.

— Может, присядем? — указал на стулья для посетителей Лухыт. Стулья были жёсткими и даже на вид неудобными.

— Спасибо, я постою, — с холодной вежливостью отказалась Хассачт. Аканэ тоже отказалась вслед за ней. Лухыт слегка скис, бросив еле уловимый косой взгляд на своё роскошное кресло.

— Итак, я понимаю, вы заявляете, что явились из другого мира? — предложила продолжить Хассачт.

Девушки переглянулись. Инициативу взяла Ами:

— Вследствие катастрофической свёртки пространства, наша Принцесса была перенесена в неизвестный мир. Узнав из Ас-энциклопедии об инициативе Нулевого...

— Ас-энциклопедия? — Лицо Хассачт осталось бесстрастным, но глаза просто-таки вспыхнули эмоциями. Там была надежда, и всесжигающая жажда знаний.

Ами бы посочувствовала, если бы не ощущала себя словно кролик перед удавом. Нервно сглотнув, она пролепетала:

— Д..да, медальон даёт доступ к энциклопедии. Не очень надёжной, поскольку пополнять может каждый Ас-пользователь. Но в ней несколько миллионов статей. Мы с радостью поделимся информацией...

Губы пожилой волшебницы слегка дрогнули в улыбке. Словно белка, сожравшая канарейку, подумала Ранма. Теперь бабуля в нас очень заинтересована. Осталось только понять, к добру ли.

Лухыт неприязненно скосился на коллегу, и поторопил продолжить на интересную ему тему:

— Я уверен, куда больший научный интерес представляет, как вы определили координаты нашей вселенной в планарном квазипространстве Аттста.

— Ничего мы не определяли, просто петле этой ведущей следовали, — раздражённо бросила Ранма.

— Она имеет в виду ведущую темпоральную гиперпетлю, — пояснила Ами.

— Темпоральную петлю? — Лухыт презрительно скривился. — Вы, очевидно, не обладаете достаточной квалификацией. Данная конструкция является не более, чем красивой теоретической абстракцией!

— Это кто ещё не обладает достаточной квалификацией! — возмутилась Ранма. — Она на этой петле штуку вроде радара сделала, благодаря которой мы три часа через ноксленд шли, и всех тварей избежали, даже не видели ни одной.

Лухыт презрительно фыркнул.

— Обнаружение существ за пределами аурического горизонта событий? — поразилась Хассачт. — Такое считается даже теоретически невозможным.

— Аурический горизонт событий? — переспросила Ами. — Перевод правильный? Я не знаю, что это такое.

— Вы, вероятно, уже заметили, начала издалека Хассачт, — что в ноксленде дальность видимости ограничена примерно четырёхстами восемьюдесятью метрами, в то время, как наш оазис имеет диаметр порядка тысячи двухсот, но с кромки кратера отлично видна противоположная?

— Ну, так, — согласилась Ранма когда перевод завершился.

— Так вот, — продолжила Хассачт. — В магически плотной среде... как бы попроще... имеет место энтропическое рассеяние информации, приводящее к невозможности... определённого вида причинно-следственных связей между живыми объектами, обладающими аурой. Одним из проявлений этого закона является своего рода марево, скрывающее все детали. Другим, более важным - полная невозможность прямого обнаружения живых существ за пределами этого радиуса. Ни визуально, ни магически, ни по запаху, ни даже по звукам или вибрациям. Например, поезд слышно за два километра и более, поскольку он не живой. А куда более массивную тварь, сотрясающую землю в четырёхстах девяноста пяти метрах - нет. Но вы заявляете, что смогли обнаруживать их за пределами этого горизонта?

— Именно так, — признала Ами. — Это действует на темпоральном принципе. Как иначе мне удалось бы запрограммировать его на обнаружение тварей, о которых я ничего не знала?

— Так это... — Лухыт выпучил глаза. — Это правда? Этот ваш медальон действительно позволяет работать с темпоральной петлёй? — Он явно пропустил бо́льшую часть сказанного мимо ушей.

— Ну, позволяет, — окрысилась Ранма. — А как же...

— Не совсем верно, — перебила её Ами. — За генерацию петли отвечают токены, медальон лишь позволяет следить за ней.

Но Лухыт дальше не слушал. На лице у него расплывалась ухмылка класса «Генма, обнаруживший шикарную возможность продать Ранму за монетку в десять ен», и рука его «незаметно» ползла к лежавшему на краю стола жезлу, под завязку заряженному какой-то мощной магией. Ранма напряглась...

*БУМЦ* — возвестила лысина недальновидного планарщика, вплотную познакомившись с посохом Хассачт.

— И уважаемый коллега конечно же заметил, — как ни в чём не бывало продолжила пожилая волшебница, даже не дав себе труда обернуться в его сторону, — что вышеупомянутые артефакты носят личную сигнатуру Ас-лорда как минимум третьего уровня?.. И , конечно же, припомнил тот факт, что прямое создание темпоральных петель считается невозможными даже для гипотетических Ас-лордов второго уровня?.. И что этот, так называемый, медальон полностью совпадает с описанием личных интеракторов Ас-лордов?

Лухыт при этих словах замер, как громом поражённый, его физиономия стремительно меняла цвет в сторону иссиня-белого. Что-то он знал такое об этих Ас-лордах, отчего его сердце отправилось экспрессом «грудь - пятки» без остановок. Он медленно, с ржавым скрипом, перевёл глаза на девушек, и уставился на них, как смотрят на тигра-людоеда, к которому забыли пристегнуть поводок. Лысина украсилась обильными каплями пота, и Лухыт громко сглотнул.

— А.. Ас-лордов? — сипло пискнул он.

— Мы, не... Это не то, что вы думаете! — запротестовала Аканэ, обернувшись к Хассачт.

— Мы случайно заразились, — вставила Ранма.

— Мы всего лишь седьмого уровня, — спешно добавила Ами. — И, уверяю вас, почти вся наша совместная квота ушла на этот интерактор.

— Заразились случайно? — Хассачт приподняла бровь. — Всё интереснее, и интереснее.

Ранма вкратце поведала историю демона, ругаясь и опуская наиболее неприглядные подробности. Потом слово взяла Ами, рассказавшая про токены и упоминание Нулевого. За время их рассказа лысому коротышке становилось всё более нехорошо. Кончилось тем, что он дополз до своего кресла и обессиленно плюхнулся в него.

— Хммм... — Хассачт задумчиво коснулась подбородка сгибом указательного пальца. — Нулевой, значит? Разбросавший по разным мирам токены, как возможность связаться с собой?

— Ну, он один, — сказала Ранма. — А миров больше тысячи. К нему наверняка ломились толпами, раз он такой всемогущий - вот ему и надоело. Чего уж проще.

— Логично, — констатировала пожилая леди. Потом обернулась к Лухыту. — Вот видите, коллега?

Тот лишь затравленно кивнул.

Хассачт одарила девушек сухой, расчётливой улыбкой:

— Можете рассчитывать на мою полную поддержку. Одна только возможность изучить ваш случай стоит любых ресурсов. Если чего-то не хватит - свяжемся с филиалами.

— Полную поддержку? — с недоверием переспросила Ранма, косясь на замершего от страха Лухыта.

— Мне пока ещё знакомо чувство благодарности, — с достоинством ответила пожилая леди, одаряя толстого коротышку уничижительным взглядом. — Особенно когда мне на блюдечке преподносят уникальнейшую, бесценнейшую информацию.

— Это о свойствах Ас-лордов и энциклопедия? — полуутвердительным тоном добавила Ами.

— Именно. Даже за одну единственную статью многие мои коллеги готовы были бы продать душу. — В её голосе мелькнуло предупреждение: мол будьте осторожны, это всё равно что золотым слитком на людной улице размахивать. — Моё предложение таково: вы сейчас оставляете один из своих артефактов нам с коллегой, в чьих руках он будет в полной безопасности, — Лухыт на этом месте затравленно кивнул, — а сами пока отдыхаете. К сожалению, несмотря на крепкую теоретическую базу, порталов в другие миры на памяти нынешнего поколения никому открыть не удавалось, поэтому нам надо сначала хотя бы понять, с какого конца браться за эту задачу. Мой коллега приложит все старания, — Лухыт затравленно кивнул, — к разрешению вашей проблемы. Особенно зная, что действует согласно воле Ас-лорда нулевого уровня. — Лухыт затравленно закивал, обильно потея от страха. — Я понимаю что вам нелегко согласиться на подобные условия, но время, как говорится, ресурсы... Я же, со своей стороны, возьму на себя поиск токена в этом мире, и координацию работы с другими институтами. — На лице Хассачт расплылась ухмылка, на мгновение сделавшее ту страшно похожей на Ранму. — И я найду этот токен, не будь моё прозвище Лютая Ведьма Ас-конструирования.

Ранма прищурилась. Не очень-то ей нравилась идея разделиться. С другой стороны, медальоны без кого-то из них троих для нажимания кнопок - бесполезная железяка. А бабуля - явно не из тех, кто пальцы отрезать будет. Вот Лухыт - да, этот мог бы. Но пока старушенция рядом, он будет сидеть как мышь под веником.

— Ведь к артефактам одна из нас нужна, в придачу, — сказала вслух Ранма. — Так давайте я этим займусь.

Подлянку устраивать бабуля не стала бы. А вот время затянуть - кто её знает. Она так алчно рвалась к информации из медальонов - как бы не начала свою половину уговора динамить если не успеет скопировать всё, что ей нужно.

— Я предпочла бы взять это на себя, — возразила Ами. — Я присоединилась к походу лишь несколько часов назад, мне ещё не нужен отдых... Думаю, совместными усилиями мы гораздо быстрее продвинемся. А вы двое идите и отдохните как следует. Да, и один не получится, для исследования понадобятся оба.

— Точно, Ами-чан? — с беспокойством спросила Аканэ. — Ты тоже выглядишь уставшей.

— Вы двое нужнее свежие, — решительно возразила та. — Отдыхайте, я буду работать над проблемой пока хватит сил. В конце концов, нам осталось собрать всего два, и один - где-то в этом мире... Потом понесёте меня, если понадобится.

— Но... — попыталась возразить Аканэ.

Ранме очень, очень хотелось остаться приглядывать за процессом. Но приходилось расставлять приоритеты. На ногах она держалась только за счёт силы воли и живительной атмосферы оазиса. Сам виноват. Если бы не спустил почти все жизненные силы на тот идиотский Шиши Хоко Дан... А так - оставалось только с отвращением признать, что из-за собственной нестойкости и неосмотрительности он фактически выведен из игры. Присматривать за матёрыми магами в их логове, не имея доступа к магии собственной? Не смешно. А ведь впереди ещё поход за токеном, который в этом мире, и поход в следующий мир за последним.

— Идите, — отрезала обычно тихая девушка, словно уловив Ранмины мысли. — Отдыхайте, отсыпайтесь. Я не позволю щадить себя пока жизнь наших товарищей в опасности.

— Ну, что? — спросила их Хассачт, взгляд её был суровым и пронизывающим, с еле различимым оттенком алчности. — Это сделка?

— Будто у нас есть выбор, — пробурчала Ранма. Потом отвела взгляд от местных, чтобы блокировать перевод. — Но токены останутся со мной, все пять. Эта заумь работает пока они у одного из нас, имеем возможность не класть все яйца в одну корзину.

Аканэ отреагировала на подобную паранойю неодобрительным взглядом, но ничего не сказала.

Ами на мгновение заколебалась. Уж больно многое они ставили на кон. Потом она вдруг открыла медальон, и стремительно застучала по клавишам. Вгляделась в экран, кивнула, и уже без малейших колебаний сказала:

— Да. Мы согласны.

— Молодец, — похвалила Хассачт. — Люблю иметь дело с рассудительными людьми. — Уголки её губ тронула улыбка. — И кто бы мог подумать, что в этой штуковине есть встроенный детектор лжи?

— Я! — Ами зарделась. — Прошу прощения! — Она склонилась в глубоком поклоне, чуть не протаранив лбом стол.

— За что извиняться-то? — с иронией спросила пожилая леди. — Вы абсолютно правильно поступили, не доверяя безоглядно полным незнакомцам. Ладно, время не ждёт. — Она обернулась к двоим бойцам. — Вас сейчас отведут в гостиницу. Какие-нибудь пожелания, прежде чем языковый барьер встанет между вами и окружающим миром? — Она бесцеремонно придвинула к себе изукрашенный драгоценными камнями телефон Лухыта, размером с хорошую пишущую машинку. Владелец даже не пискнул в ответ.

— Языковый барьер? — не поняла Ранма. — Какой языковый барьер?

— Балда, оба медальона здесь с Ами остаются, — прошипела Аканэ. Потом уже нормальным голосом: — Нет, спасибо. Разве что... Одежду бы, и припасов в дорогу. А то мы своих лишились.

— Хорошо, — кивнула Хассачт. И продолжила в трубку, таким доброжелательно-стальным голосом, что вызывал сочувствие к человеку на том конце. — Алло? Мальчики, возникла срочная необходимость кое-кого сопроводить...

* * *

Вызванный Хассачт лаборант отвёл их к небольшой гостинице недалеко от центра городка. Хозяйка - бабушка тех же лет, что и Хассачт, только пониже ростом и коренастее - выслушала его краткий доклад, звучно скомандовала что-то - и перепоручила гостий спешно прибежавшей на её зов молодой горничной. Та чувствовала себя неловко, явно не зная как себя вести с теми, кто не понимает её речь. Она отвела их в просторный, по меркам скученного Токио, номер на втором этаже, с двумя кроватями и, как вскорости выяснилось, ванной европейского типа. Просторный в смысле, что размером с гостевую комнату дома Тендо: Ранмин-то тесть жил в настоящих хоромах.

Горничная что-то сказала извиняющимся тоном, поклонилась и ушла.

Ранма душераздирающе, совершенно неженственно, зевнула:

— Ты как хошь, Аканэ, а я - на боковую. Лучше отоспаться впрок, пока от нас ничего не зависит.

— Не хочешь отмыться сначала?

— Тогда придётся по очереди. Там обычная ванна, мы в неё оба не поместимся... Нет, ты прикинь, а? Горячий кран есть, а нагревателя нигде не видно. Так, что-ли, по трубам и подаётся?

— Наверно, он у них один на весь дом. Ладно, иди первым. Я пока тут осмотрюсь.

Пока Ранма бултыхалась и фыркала в ванне, словно бегемот на водопое, горничная вернулась с двумя комплектами свежей одежды, очень похожей на земные спортивные костюмы бежевого цвета. Эту разновидность, похоже, выбрали за универсальность и безразмерность.

Горничная тем временем, смущаясь и краснея, продемонстрировала Аканэ действие плоских тугих колёсиков, встроенных в застёжки лифчика. Они управляли размерами и формой чашечек, длиной обхвата и лямок в весьма широких пределах, делая эту магическую разновидность нижнего белья воистину универсальной.

Аканэ покосилась на дверь ванной, и ехидно ухмыльнулась. Если Ранма думал, что отвертится, то его ждёт большо-ой сюрприз.

* * *

март 2007 - 24 июня 2011 - 18 января 2014

Благодарность за вычитку:
 — Sunshine Temple
 — LawOhki
 — Crystal
 — пользователям Orphus (30 ляпов)

<< предыдущая глава ~~Ваша судьба аннулирована - главная~~ следующая глава >>

Обсудить сам фанфик или его перевод можно на нашем форуме (но на форуме нужно зарегистрироваться ^^
Это не сложно ^_^)

Будем благодарны, если вы сообщите нам об ошибках в тексте или битых ссылках ^_^ — напишите письмо или на форум, или еще проще — воспользуйтесь системой Orphus

Ошибка не исправлена? Зайдите сюда. В этой теме я буду выкладывать те сообщения, из которых я не поняла, что мне исправлять