Автор:
Cheb

Эта история относится к фанфикам. Будучи таковым, она в неоплатном долгу перед создателями используемых ниже персонажей: Румико Такахаси, создавшей Ранму, и Кунихику Икухарой, создавшим Сэйлор Мун на основе работы Наоко Такеучи.

Ваша судьба аннулирована

Глава 31,
Попутчики

Бронепоезд нарисовался из марева как-то разом, словно вдруг материализовавшийся фантом. Сверкая золотом на плоских гранях угловатой, в бородавках заклёпок, рубленой формы, изрыгая клубы пара, он стремительно надвигался, слепя солнечными бликами на побитых изгибах массивного носового плуга, над которым щетинилась четырьмя стволами малокалиберная пушка с внушительным броневым щитом. Двое людей в бело-золотых доспехах неспешно крутили маховики, разворачивая её вперёд после успешно проделанной работы.

За первой, несущей плуг, платформой, ощетинившейся по краю здоровыми лезвиями, следовал массивный паровоз, напоминая бронированный сундук со скошенными углами, из переднего края которого вырастала вперёд и в стороны прямоугольная рубка. Ни трубы, ни дыма, не наблюдалось - только клубы пара, извергаемые из под литых, массивных колёс и деловито молотящие дышла. Бронированные ставни на окнах рубки были подняты, и мимо девушек на скорости под сорок промелькнуло удивлённое лицо.

За паровозом шла пара округлых цистерн, всё того же подобного золоту металла, за ними – ещё одна платформа, эта с двумя орудийными турелями, и с таким же частоколом огромных острых шипов вдоль борта как первая. Стрелки в доспехах оторвались от игры в карты, чуть не вывернув головы в попытке разглядеть стоящих у дороги девушек. Затем потянулась череда золотых товарных вагонов, больше напоминавших угловатые ящики с плотно закрытыми раздвижными дверями. Ажурные колёса с невесомо-тонкими ободами заметно дисгармонировали с утилитарным примитивизмом их формы.

Ранма засипела, потом тронула Аканэ за рукав, указывая на ряды шипов по краям удаляющейся платформы.

— Вижу, — ответила та. — Это, похоже, против слабых рукопашных йом. — Она вспомнила скелеты и панцири вдоль путей. — Или против зверей.

— Странное сочетание, — пробормотала Ами, кажется, о чём-то своём.

В этот момент машинист очухался-таки от остолбенения, и воздух наполнился шипением пара, визгом тормозов, лязгом сцепок, матюгами уронивших карты артиллеристов... Рассыпая искры из-под ажурных колёс, поезд начал замедляться. Вереница ящикообразных вагонов проползала мимо всё медленнее, и когда с путницами поравнялась хвостовая артиллерийская платформа, поезд встал-таки окончательно.

— Здравствуйте! — крикнула Аканэ, обращаясь к двоим рыцарям на платформе.

Те вскочили от неожиданности. Один пролил на себя кофе и начал ругаться, отряхиваясь. Второй начал что-то настойчиво объяснять, делая энергичные жесты руками в сторону головы состава.

Медальон щёлкнул. Потом бибипнул.

«Язык опознан как Хчяащас, — прочитала Аканэ. — Внимание! Отсутствует предопределённая матрица японский-хчяащас. Ждите, идёт обучение матрицы»

— Да что ж за зараза-то такая!

В кабине паровоза открылась тяжёлая дверь, оттуда кто-то высунулся, и что-то им закричал. Девушки поняли это так, что их приглашают поторапливаться, и не тратя времени, побежали к паровозу.

Повинуясь подсознательному желанию защитить и первой встретить возможную угрозу, Ранма пренебрегла свесившейся почти до земли лесенкой, и с ходу запрыгнула в открытую на высоте человеческого роста дверцу - овальную и со штурвалом посередине, как на корабле. В результате она только ткнулась носом в грудь не успевшему отступить машинисту, создав неловкую ситуацию. Аканэ покачала головой и запрыгнула осторожнее, приземлившись в дверном проёме. Только Ами взбиралась как простая смертная, пыхтя и хватаясь за каждую ступеньку - пока Аканэ не подхватила её за руку, рывком втянув в прохладу кабины.

Машинист оказался загорелым мускулистым мужчиной лет тридцати с европейским типом лица и светлыми волосами. Он немного напоминал киношного ковбоя из вестерна - разве что без шляпы и револьвера. А так даже стильные сапоги и джинсы с клетчатой рубахой имелись. Он молча кивнул Аканэ, захлопнул, потянувшись, дверь, и закрутил штурвал на ней. Потом, по прежнему не говоря ни слова, вернулся на своё место у левого переднего окна, и крутанул штурвал побольше, торчавший из передней стенки. Под полом зашипело, и поезд с лязгом тронулся с места.

Девушки огляделись. В тесной кабине от их присутствия стало ещё теснее. Возле задней стены сидел в удобном кресле кочегар, делая пассы руками над вделанным в стену гранёным кристаллом, тускло светившимся красным словно драгоценный камень размером с блюдо, обрамлённый массивным кольцом металла с заклёпками. В остальном кабина была пустой. Пара больших, круглых шкал на задней стене, пара рычагов да штурвал у передней, по паре ружей и револьверов в держателях под потолком - а помимо этого голые стены, простроченные рядами заклёпок.

Но Ранме, если честно, эти детали были до лампочки. Тут было прохладно! Невзирая на рвущийся в открытые окна встречный поток горячего воздуха, в кабине было совершенно не жарко, и дышалось намного свободнее. От истинного рая это благодатное место отделяло лишь одно.

— Аыы ххыы ххх — провалила попытку попросить напиться девушка с косичкой. Кочегар - непримечательный мужчина средних лет в одежде, больше всего напоминавшей спортивный костюм - одарил её жалостливым взглядом, и снова вернулся к работе.

Машинист, не отрывая взгляда от дороги, что-то спросил. Медальон, к Аканиному облегчению, перевёл без малейшей задержки:

— Вы, как я понимаю, единственные выжившие?

— Простите? — переспросила Аканэ.

Медальон перевёл её ответ так же быстро.

— Да ещё и из нижнего полушария, — бросил кочегар, не отрываясь от своего кристалла, — Как вас в наши края занесло?

— Мы не из полушария, — поправила Аканэ. — Мы из другого мира.

— Хорош изобретать! — не поверил машинист. — На планах никого кроме монстров не водится. Да и портал туда открыть можно только из серьёзной лаборатории, яйцеголовым для этого установка величиной с дом нужна.

Кочегар в ответ на это фыркнул, но ничего не сказал.

— Нет, правда! — возразила Аканэ, — Вы разве не знаете, что ваш мир входит в сеть Ас, связанную транспортными узлами?

— Про Ас каждый ребёнок знает, — согласился машинист, не отрывая взгляда от дороги. — Но сеть? Это что-то новенькое. А уж про транспортные узлы первый раз слышу.

— Это такие пирамиды, которые создают порталы между мирами, — объяснила Аканэ. — И они побольше будут, чем с дом. С небоскрёб, скорее.

— Этот вид устройств, — пояснила Ами, — позволяет путешествовать как в пределах одного мира, так и переходить в параллельные вселенные, близкие по координатам в сети. Главный их недостаток - однонаправленность перемещения, от транспортного узла в произвольную точку. Обратно из той же точки можно, а вот из произвольной точки к узлу - надо быть Ас-пользователем высокого уровня. И узел всегда один на всю планету.

— Так мы сюда и попали, — подхватила Аканэ. — А тут оказалось, что в вашем мире транспортного узла нет.

— И сколько вас, таких, было? — с сочувствием осведомился машинист.

— То есть? — не поняла Аканэ, — Почему вы думаете, что был кто-то ещё?

— А тут и думать нечего, — всё так же, через плечо, бросил кочегар. — У тварей.. — медальон запнулся — ..ноксленда нет обыкновения выпускать добычу. Или, скажете, это ваша кровь?

Аканэ невольно одёрнула свою косо обрезанную куртку, изрядно запачканную засохшей кровью. Камуфляжные штаны были просто пропитаны ею, став жёсткими и неудобными. Коротковолосая девушка скосилась на Ранму. Изодранная майка той вся побурела от засохшей крови, даже на чёрных штанах было видно - лишнее напоминание о том, как она тащила половину Аканэ.

— Это... Это моя, — очень тихо ответила Аканэ, задирая край куртки и демонстрируя косой шрам поперёк талии. — Я недавно... я себя порталом перерезала. Если бы не наш попутчик... — Её передёрнуло.

Ами тихо охнула, видя столь безжалостное материальное свидетельство. По её-то представлением «воскрешение» должно было означать полное восстановление, без малейших следов повреждений. Она сделала зарубку на память: проверить, всё ли с организмом Аканэ в порядке.

— И у вас, так вот просто, под рукой оказался воскрешающий конструкт? — не поверил машинист.

— Не у нас. У попутчика. — всё так же тихо ответила Аканэ.

— Хх, Ххря, ггхх, — одобрительно поддакнула Ранма.

— Но всё же он был... необычным созданием, — заметила Ами. — Розовый кролик с лапами богомола - это даже психоделично.

— Что, крип? — удивился машинист. — И он вам помог? Они же все свихнутые безнадёжно!

— Ну, не знаю, что такое крип, — ответила Аканэ, — Но сумасшедшим он был точно. И временами слишком дружелюбный... Но я всё равно ему благодарна. Он мне жизнь вернул. — Её снова передёрнуло.

— Чудны дела твои, Ас. — Кочегар покачал головой.

— Мне кажется, он - глубоко несчастное создание, — заметила Ами. — И одинокое. Изо всех сил пытается к кем-нибудь подружиться, но...

— Да, — согласилась Аканэ. — С его манерами любые друзья в момент разбегутся. — Она печально вздохнула, и решила сменить тему: — А что в этой вашей пустыне за твари? Мы часа три шли, но ничего живого не видели. — Она поёжилась от воспоминаний. — На радаре - сплошные зоны смерти, страшно было, что не прорвёмся. Но эта штука говорит только «Туда и туда не ходи, не вернёшься», а почему - неизвестно.

— Это что же за радар такой странный? — удивился машинист. — Кстати, моё имя Ларт.

— Ох... Простите. — Она поклонилась. — Тендо Аканэ.

«Скарлет Скайуокер,» явственно перевёл медальон.

— Что? — Она ошалело уставилась на шайтан-машинку.

— Это ошибка, — поспешила пояснить Ами. — Механизм почему-то перевёл её имя на английский. На самом деле её зовут, — она сделала паузу, давая медальону закончить перевод, затем добавила, тщательно отводя взгляд: — Тендо Аканэ. Те-н-до А-ка-нэ. — Она снова посмотрела на машиниста. — Моё имя... — снова взгляд в сторону, — Мизуно Ами... Рада познакомиться.

— А, понятно! — воскликнула Аканэ. — А это, — она указала рукой, — Ранма. Ра-н-ма. Мой муж. Он у меня не всегда девушка, просто сейчас лишён способности превращаться назад. — Она отвесила звонкий, с оттяжкой, шлепок по филейной части Ранмы, вывесившейся в правое боковое окно, за которым под колёса летела всё та же плоская и монотонная до одурения пустошь. Хрипло взвыв от возмущения, седая девушка втянулась в кабину.

Ларт скосился на неё:

— Трансгендер? Полиморф или проклятие?

— Проклятие. Только сейчас запертое, — кратко пояснила Аканэ.

— А что, бывают незапертые проклятия? — усомнился Ларт.

— Когда оно не заперто, — объяснила Аканэ, — он каждый раз при поливании водой превращается в женщину. А горячей водой - обратно.

— Ну чудны дела твои, Ас, — повторил кочегар.

Ранма прервала их, издавая требовательное сипение, показывая пальцем на свой открытый рот, и высовывая нечто, что в лучшие времена могло сойти за язык.

— У меня во фляжке вода кончилась, — извиняющимся тоном ответил Ларт. — Осталась одна техническая, в цистернах для паровоза. — Ранма скисла. — Да не переживай ты так, часа через два будем в Кас-Хасаырте...

Договорить он не успел. Над головой у Ранмы зажглась пресловутая лампочка, почти что видимая невооружённым глазом. Она быстро подскочила к двери, одним движением раскрутила штурвал, и в момент вылетела наружу, мощным движением рук зашвырнув себя на крышу кабины. Машинист с кочегаром остолбенели.

— ЭЙ! — рявкнула Аканэ, высовываясь из открытой двери, навстречу шуму колёс и стремительному полёту земли. Хорошо ещё, что вдоль путей не торчало ни столбика.

Ранма уже сидела на крыше цистерны, возясь с замком крышки. Мгновение спустя она, вытянув перед собой руки, нырнула в узкую горловину люка.

— Клоун чёртов! — устало выдохнула Аканэ, втягиваясь обратно в кабину.

— Сорвался? — Ларт уже держался за рычаг тормоза.

Аканэ наградила его ядовитым взглядом:

— Сейчас вернётся, если только от воды не раздуется, и в цистерне не застрянет

— Рисковый парень, — с неодобрением прокомментировал кочегар. — Так можно и ошибка, невалидное грамматическое построение, колёса перемолоться.

— Ранма -  наследник Беспредельной Школы боевых искусств, — с гордостью за мужа возразила Аканэ. — Такой прыжок для него - как нечего делать.

— О!.. Ци-мастер рукопашной акробатики, — с уважением отозвался Ларт. — Очень редкое искусство, уж больно непрактичное. В поле с голыми руками не повоюешь - там около трети тварей первым же прикосновением убивает. Если не хуже. Ещё треть смертельно опасна ближе пяти метров. — Он помолчал. — Тогда может быть и вы, барышня...

— Ну, мне пока редко удаётся побить Ранму в спарринге, — Аканэ слегка потупилась. — У него огромный талант, да и в детстве, признаться, он гораздо жёстче тренировался. Только при нём об этом лучше не говорить, от тщеславия лопнет.

Ларт вопросительно поглядел на Ами.

— Я... я больше по научной части, — засмущалась та.

— Ага, — с мрачной самокритичностью поддакнула Аканэ. — Следит чтобы мы, двое простофиль, не угробились, не ту кнопку нажав, и всё такое.

В этот момент распахнулась неплотно прикрытая дверь, и в кабину плюхнулась насквозь мокрая, но донельзя довольная Ранма со слегка раздутым от воды животом:

— Кто это лопнет? Думаешь, я не знаю, когда остановиться?

— Пожалуйста, закрутите дверь, — напомнил машинист. — Вирм обычно появляется как раз когда его не ждут.

— Вирм? — переспросила Ранма, закрывая дверь, и закручивая штурвал. — Это ещё что за хрень?

— Вирм, — подал голос кочегар, — это основная причина, по которой поездам нужна.. — тут медальон на мгновение запнулся — ..платформы ПВО.

— Видать, серьёзная тварь, — сказала Ранма, покосившись в переднее окно на громыхавшую впереди платформу со счетверённой малокалиберной пушкой. По размеру очень походило, что найденная Аканэ гильза - именно от этого вот. Двое стрелков озирали небо, в шлемы их доспехов были вделаны подобные биноклям конструкции.

— Серьёзная - слабо сказано, — кивнул головой Ларт. — Вирм - вершина пищевой цепочки в известном науке бестиарии. Размером как три таких паровоза, левитирует, нападая сверху, да ещё и плюётся огнём - или, там, ещё чем... короче, из какой магии рождён, тем и плюётся. И броня такая, что не сразу возьмёшь.

— Да уж. — Аканэ поёжилась, осознавая насколько они уязвимы без сэйлор-магии. Тварь получалась на уровне осадной йомы, если не тёмного генерала.

— Но мне вот что любопытно, — сменил тему Ларт, — В наш-то мир вас как занесло? Сколько я знаю, такого случая не было за всю письменную историю человечества.

— Ну, если с начала, то... — Аканэ замялась, и бросила вопросительный взгляд на своих.

— Мы идём спасать своих товарищей, — продолжила Ранма, стараясь не касаться ненужных подробностей. — Их раскидало кого куда, вот мы спешим выручать. Получилось так, что кратчайший путь по мирам пролегал через ваш.

— Да, — поддакнула Аканэ. — Нам нужно... Нужно найти того, кто разбирается в этой машине, Ас. И сможет дать ей нужную команду.

— Ха! — кочегар вдруг развеселился, хлопнув себя по ляжке. — Вот и точка в вечном споре, что такое Ас: Бог или машина!

— Или бог из машины, — съязвил Ларт, не отрывая внимательного взгляда от путей. — Серьёзно. Думаешь, даже они владеют полным пониманием и знают все детали?

— Нет, — согласилась Ами. — Мы слишком многого не знаем. Недопустимо многого. Этот поход - почти ощупью, вслепую, отчего он многократно опаснее.

— Ну, — кочегар вздохнул. — Может, Ас-лорды знают. Но так они нам и сказали.

— Кстати, об Ас-лордах, — оживилась Ранма. — Может вы что-то знаете? Откуда они берутся?

— Ну, — Ларт потёр подбородок. — Изредка, раз в две-три сотни лет, Великая Машина избирает себе очередного пользователя...

— Или Всевышний избирает очередного пророка, — вставил кочегар.

— Ну, как-то так, — согласился машинист. — Никто не знает точно, короче. Но факт, что изредка появляются индивиды, наделённые невероятной силой. И связанные многими странными ограничениями. Опять же, баек много, а достоверных знаний - крохи. Например, что их силы жёстко расписаны по рангам, слабейшего пятого, до фантастического третьего. Но Ас-лорды настолько редки - наверно, на всю планету не больше двух-трёх - что редко можно встретить людей, знавших кого-то кто хоть раз встречал этих... операторов.

— Они же святые подвижники, несущие людям манну небесную, — вставил кочегар. — И все прилагающиеся благоглупости.

— Ничего себе святые подвижники! — вскипела Ранма. — Да этот «подвижник», эта дрянь вонючая нас всех чуть не..Гых! — Локоть Аканэ впечатался ей под рёбра с силой, способной дробить бетон. Но было поздно. И кочегар и машинист уставились на неё, вылупив глаза. Последний даже перестал следить за дорогой.

— Так вы встречались с Ас-лордом лично? — в остолбенении спросил Ларт.

— К несчастью, да, — ответила Аканэ, бросая на мужа испепеляющие взгляды.

— Этот.. кх.. гад, — пояснила Ранма, — пришёл в наш мир в облике поганого извратного монстра. Чудом его смогли победить.

— Победить? — Ларт расслабился, потом вдруг вспомнил, где он, и резко развернулся вперёд, следить за дорогой. — Ну, вы и мастера заливать. Я уж поверил было... Да, и что вы имели в виду под «помойным страннотным монстром»?

— Эй! — возмутилась Ранма. — Ничего я... — Аканэ приложила её снова, заставив замолчать.

— Страннотным? — переспросила Ами, прислушиваясь к переводу медальона. — Возможно, перевод не совсем полноценный? Я уверена, он сказал «извратным»

— Я так и услышал, страннотным, — согласился Ларт. — Хотя, стойте. Похоже, и правда барахлит.

— Но победить Ас-лорда? — с сомнением протянул кочегар. Потом спешно вернулся к своему кристаллу, свечение которого начало было угасать, и сделал несколько энергичных пассов. — Нет, я понимаю, что вероятность любого события никогда не бывает равна ни нулю, ни единице, но...

— Он был мудак, — пояснила Ранма. — Сволочь и мудак. И он уже превысил свою квоту, о чём машина его предупреждала, в голос. Так что... Мы всего-то довели его, чтобы просадил остатки своего резерва на подавление нашей магии, и... другие дурости. И всё, его выпнули. Он обычный слизняк. Конец истории.

— Ас-пользователь третьего уровня Ас-Астат-Тахыт, — каким-то отстранённым голосом продекламировала Ами, — был нечеловеческим мерзавцем.

— Чудны дела твои, Ас, — кочегар ошарашенно покачал головой. — Ну, если так... Вполне можно поверить.

— Ну, — заметил Ларт, — никто не говорил, что Ас-лорды отличаются умом и сообразительностью. Может, как раз, не отличаются. — Он нахмурился. — Но, всё таки, что такое «помойный страннотный монстр»?

— Это такая склизкая дрянь с щупальцами, — с отвращением пояснила Ранма, — которая ловит девушек, и... — она скорчила гримасу крайнего отвращения.

— И откладывает в них яйца или личинок? — позеленев, закончил за неё Ларт. — Мерзость какая! — Трое девушек, в свою очередь, позеленели от такого неожиданного ракурса, но он этого не заметил, продолжая: — Я понимаю, для тварей ноксленда такое вполне обычно, а крипы вполне могли до такого докатиться... Но Ас-лорд? — Он обернулся к кочегару. — Что-то неуютно мне стало от эдакого откровения. Получается, крип тоже может стать Ас-лордом?

— Упаси и сохрани, — пробормотал тот. — Выходит, если Ас и бог, то... Как в той легенде о сверхдемоне, которому наш мир лишь снится. Или, — в его голосе прорезалась надежда, — это был падший Ас-лорд?

— О.. обычно? — сипло пискнула Аканэ. Их поход сквозь начинённую гибелью темноту вдруг предстал в совершенно новом свете. Она с трудом подавила подкативший к горлу рвотный позыв.

Ранма смолчала, но её передёрнуло. Многократно.

— П..простите, — обратилась к двоим мужчинам Ами когда смогла задавить приступ запоздалого ужаса. — Не могли бы вы рассказать подробнее про этот ноксленд?.. Мы шли несколько часов. Возможно, нам требуется деконтаминация? Могли мы чем-нибудь заразиться? Отравиться?

— И что такое этот ноксленд? — добавила Ранма, выглядывая в окно, за которым угасал закат, обратившись из шести слепящих пятен размытого света в неровное зарево по горизонту. — Скоро эта уродская пустыня кончится? — добавила она, не дождавшись ответа.

— Вот теперь - окончательно верю, что вы не из нашего мира, — сказал Ларт.

— Эта, как вы точно подметили, населённая уродами пустыня, — более развёрнуто объяснил кочегар, — не кончится никогда. Ноксленд покрывает около шестидесяти процентов поверхности планеты. Оставшуюся занимают непроходимые горные цепи и гигантские плато, уходящие за пределы пригодной для дыхания атмосферы. Насколько помню из курса истории, древние называли их материками.

— Человек может жить только в оазисах, — продолжил за него Ларт. — Там, где сосредоточена вся магия жизни. И живая вода... Вы, надеюсь, не находили на своём пути источников?

— Не, — подтвердила Ранма. — А если б и нашли, то пить бы не стали. Этот ваш ноксленд пропитан какой-то гадостной магией, лучше наверно от жажды сдохнуть.

— Тогда опасаться нечего, — с облегчением заключил Ларт. — Само по себе пребывание в ноксленде вредно только медленным иссушением, как тела так и магии. Пока есть запас живой воды и пищи - можно неделями бродить... Если не сожрут, конечно. Очень большое если. А вот те, кто, сдавшись, пьёт воду или употребляет в пищу тамошние корнеплоды или плоть тварей... — Он красноречиво умолк.

— Или мутируют в крипов, — закончил за него кочегар, — или просто подыхают в мучениях, что вернее. — Он обернулся к Ранме. — Вот взять, например, адскую свёклу. На вид, на запах совершенно съедобная. На вкус замечательная, по свидетельствам ныне покойных дегустаторов. И вся начинена микроскопическими яйцами буравчика-мясоеда. Которые не дохнут, заметьте, даже при жарке и самой сильной магической дезинфекции. Откуси хоть кусочек - и всё, ты корм для личинок. Которые, как водится, поддержат тебя своей магией в живых, не позволят сдохнуть, пока всё изнутри не выгрызут. Чтобы мясо, значит, не испортилось.

Рассказывал он долго, и трое девушек почерпнули из этого рассказа много познавательного. В основном, описание местной фауны - и флоры, которая ей не уступала - сводилось к простому принципу: тебя сожрали - значит очень повезло. Сожрали каким-нибудь медленным, разжижающим плоть методом - не очень, но всё таки повезло. Парализовали, упаковав на корм для личинок - вот это действительно, крайне не повезло. Надо было или не попадаться, или застрелиться вовремя.

С позитивной стороны, многие твари или их выделения служили ценным ресурсом, единственным источником элементальной магии - вроде магии огня, что приводила в движение паровоз - и добывались в промышленных масштабах. Была, однако, у этого изобилия и обратная сторона: элементальная магия была у тварей не просто так, могли и неслабо колдануть в ответ.

— ...но хуже всего - те, что плюются кислотой, — рассказывал кочегар, радуясь возможности потрепать языком и отвлечься от однообразной работы. — Она растворяет защитную плёнку на поверхности алюминия, поэтому в момент проедает даже самую толстую броню.

— А причём здесь алюминий? — не поняла Аканэ.

Кочегар уставился на неё в недоумении, оторвавшись от своего кристалла:

— А из чего, по вашему, это всё сделано? — он постучал сгибом пальца по золотой на вид стенке кабины. — Всё из него, родимого.

— Так это алюминий? — ошарашенно переспросила Ами, разглядывая стенку с совершенно нехарактерным для неё выражением барана, медитирующего перед новыми воротами.

— Но... Но алюминий же серебристого цвета... — озадаченно произнесла Аканэ.

— И он слишком мягкий металл, чтобы из него паровозы делать, — поддакнула Ранма.

Аканэ удивлённо скосилась на неё.

— Из алюминиевых ложек выходят хреновые метательные снаряды - ты это должна знать, как боец, — ответила на её вопросительный взгляд Ранма.

Теперь уже пришла очередь удивляться Ларту:

— Мягкий?.. Серебристый?.. Что за чушь? Похоже, этот ваш механизм для перевода опять барахлит.

— Вы, наверно, имели в виду, это какой-то сплав? — с надеждой в голосе уточнила Ами.

— Почему сплав? — не понял Ларт. — Чистый, ниже девятьсот девяносто шестой пробы его никто не выплавляет.

— Ничего удивительного, — отозвался со своего места кочегар — Алюминий - один из самых магически активных металлов. Своим цветом и стойкостью обязан кристаллической плёнке, мгновенно образующейся при контакте чистого алюминия с элементной магией воздуха, а атомная решётка самого металла, как было неоднократно доказано, имеет множественный резонанс с магией земли. Что вполне логично, учитывая процент этого элемента в коре планеты... Вполне могу допустить, что во вселенных с иными характеристиками магии его свойства тоже будут другими. Если мы, конечно, говорим об одном и том же элементе, с атомным номером тринадцать.

— Эээ... — смутилась Аканэ, безуспешно пытаясь вызвать в памяти периодическую таблицу.

— Он самый, — устало подтвердила Ами, с таким видом, словно у неё опять выдернули землю из под ног.

После этого разговор постепенно заглох. Закатное марево за окнами угасло. Небо сначала окрасилось в зеленоватые тона, потом потемнело, скрыв плоскую равнину во мраке. Ларт, дёрнув один из рычагов, захлопнул броневые ставни на окнах, ограничив видимость узкими прорезями в них. Где-то над потолком с потрескиванием включился мощный фонарь, сузив ночь до луча света с летящими впереди рельсами и бликами на надраенных деталях покачивающейся ниже орудийной турели. Аканэ уселась в углу на пол, подтянув колени к подбородку, и постепенно задремала под мощный ритм паровой машины и перестук колёс. Ами пыталась некоторое время ковыряться в медальоне, но скоро сдалась, и присоединилась к ней и Ранме, которая уже дрыхла, растянувшись на полу.

* * *

март 2007 - 19 июня 2011

Благодарность за вычитку:
 — Crystal
 — ryuumon
 — Sunshine Temple
 — OSMQEP
 — пользователям Orphus (9 ляпов)

<< предыдущая глава ~~Ваша судьба аннулирована - главная~~ следующая глава >>

Обсудить сам фанфик или его перевод можно на нашем форуме (но на форуме нужно зарегистрироваться ^^
Это не сложно ^_^)

Будем благодарны, если вы сообщите нам об ошибках в тексте или битых ссылках ^_^ — напишите письмо или на форум, или еще проще — воспользуйтесь системой Orphus

Ошибка не исправлена? Зайдите сюда. В этой теме я буду выкладывать те сообщения, из которых я не поняла, что мне исправлять