Автор:
Cheb

Эта история относится к фанфикам. Будучи таковым, она в неоплатном долгу перед создателями используемых ниже персонажей: Румико Такахаси, создавшей Ранму, и Кунихику Икухарой, создавшим Сэйлор Мун на основе работы Наоко Такеучи.

Ваша судьба аннулирована

Часть четвёртая,
Вперёд, за горизонт событий

Глава 30,
Ощупью во тьме

Девушки шагнули на твёрдую, голую землю, тонущую во мраке под тёмным небом, озаряемым сполохами переливчатого сияния.

Портал со звонким щелчком закрылся, оттяпав часть задника Ранминого кун-фу-тапочка.

Седая девушка спешно огляделась, выискивая тренированным взглядом любые признаки опасности. Уж больно запали ей в душу слова Ами про срезать напрямик. Ну, научный аналог таковых.

Аканэ занялась Ами, бессильно севшей на землю, медленно отходя от почти случившегося теплового удара. Одета та была совершенно неподобающе для пешего похода, почти как Аканэ в самом начале: короткая юбка с запа́хом, наброшенный поверх консервативной блузки белый лабораторный халат, на ногах - домашние туфли без каблука, в которых ноги через полсотни километров превратятся в одну сплошную ссадину. Хотя, поправила себя Аканэ, это-то не проблема. Ами не пойдёт, а поедет верхом, на них с Ранмой по очереди. Она озабоченно оглянулась на Ранму, стоявшую закрыв глаза и подняв лицо к тёмному небу, наполненному непонятными цветными переливами, напоминавшими отчасти россыпь туманностей, отчасти – полотнища северного сияния.

— Что-то не так? — опасливо спросила Аканэ.

Ранма открыла глаза, поморгала, обернулась к ней, видимая в темноте смутной тенью, на которой выделялся лишь блеск глаз.

— Не то, чтобы не так... — протянула неуверенно. — Ты это... прислушайся. К магии, я имею в виду.

Аканэ, в свою очередь, закрыла глаза, пытаясь отрешиться от обыденных чувств. Сделать это оказалось непросто: кипучая энергия и ощущение жизни просто переполняли её. Но она, как всегда, не сдавалась.

— Ух! — Аканэ распахнула глаза, когда ей удалось таки поймать нужную «волну». — Тут сам воздух пропитан магией, до совершенно ненормальной степени. И она какая-то... переперченная, что-ли. И отдаёт чем-то неприятным, словно мимолётный запах падали.

— Это да, — согласилась Ранма. — А ты ещё проверь свою связь с астероидом.

— К чему это? — Аканэ нахмурилась, сосредотачиваясь. — Что с ним... Стой-ка. Его нету! — Она обернулась к девушке с косичкой. — То есть, вообще нету! И это не антимагическая зона. Я чувствую магию - совсем как дома, или в том мире лавы. Но на месте моей силы - зияющая пустота!

Ранма кивнула: — Ага. Значит, та же история, что с солнцем. — Она подняла взгляд к небу, где сквозь сполохи и полотнища сияния можно было разглядеть лишь несколько звёзд, очень ярких, хаотически разбросанных по небосводу. — И звёзды совершенно не те, вообще ничего знакомого. Если это и Земля - то перенесённая чёрт знает куда, может на другой конец галактики. — Она постояла ещё немного, закрыв глаза и прислушиваясь к невидимому. — Знаешь, не нравится мне это место. Силы дофигища, но вся какая-то пересушенная, и словно падалью попахивает. Не думаю, что человек мог бы её использовать. По крайней мере, без вреда для здоровья.

Девушки насторожённо огляделись вокруг. Плоская, как стол, равнина тонула во мраке, уходя к смутному, нечёткому горизонту. Сухая и твёрдая, словно бетон, земля поросла редкими кустиками жёсткой и колючей травы. Тёплый, слегка спёртый воздух был абсолютно недвижен, что на безбрежном открытом пространстве ощущалось крайне неестественно. И тишина стояла мёртвая, словно в склепе. Ни сверчания насекомых, ни шороха - ничего. Убедившись, что ничто вокруг не движется, Ранма оторвала травинку - с трудом, даже при её силе - пожевала... И начала с руганью плеваться.

— Идиот! — вызверилась на неё Аканэ. — А если она смертельно ядовитая?!

— Скорее, смертельно тошнотная. Бее. Тьфу. Ну и мерзость. Да ещё сухая насквозь. На корню это сено, что-ли, высохло?

— Ну, если оно напиталось здешней магией... Брр. Так и хочется поскорее убраться отсюда.

— Ты права, — согласилась седая девушка. — Надо двигать. Ами, ты как, оклемалась уже?

— Я... Да, я в порядке, — немного отрешённо отозвалась та, поднимаясь с земли. — Я... Простите меня за всё. Я действовала необдуманно, поддавшись эмоциям... — Она повесила голову, готовая под землю провалиться от стыда. — Теперь буду для вас обузой...

— Э, чего о прошлом жалеть, — оборвала её самобичевание Ранма. — Давай, залезай на Аканэ и потопали.

— Почему это на меня? — задорно осведомилась Аканэ, больше из желания поспорить.

Ранма на мгновение замешкалась. Ну не вслух же объяснять, что переноска Ами выключает одного из них как активного бойца. А позыв защитить, пусть даже ценой собственной жизни, был иррациональным и всеподавляющим. Так пусть этим не участвующим будет любимая!

Ранма на мгновение замешкалась. Ну не говорить же, что после всего произошедшего, позыв защитить, пусть даже ценой собственной жизни, был иррациональным и всеподавляющим. А поручив любимой переноску Ами удавалось исключить её из активных действий!

Потом она нашлась, что соврать:

— Ну, кто у нас самый свежий, полчаса не прошло, как воскресили?

На деле-то она, уголком сознания ещё не настолько офигевшим от счастья, чтобы утратить критическое воспиятие жены, понимала: Аканэ сейчас совершенно не в том настроении, чтобы бдительно смотреть по сторонам. Но не это было главное: нести Ами самому означало позволить Аканэ защищать и прикрывать их! Всё существо Ранмы восставало против такого.

— Погодите! — воскликнула Ами. — Выходит, тот монстр не привирал? — Она обернулась к Аканэ.

Кипучий энтузиазм той слегка приувял.

— Ну... Да. — она потупила глаза. — Я...

— Что бы ни случилось, — с нажимом сказала Ранма, заставив Ами обернуться к себе, — Как бы она ни просила - не давай ей этот проклятый медальон!

— Эй, — вяло запротестовала Аканэ.

— Потому что, — не сбавляя напора продолжила Ранма, — один раз она уже перерезала себя порталом. Я... я почти умер вместе с ней. Не давай ей больше. Даже если она не будет переключать портал, высунувшись из него... Нет. В следующий раз откроет его в подземное море, или в открытый космос... Я не хочу потерять её навсегда... — Она стиснула кулаки, на глаза навернулась скупая мужская слеза. — Это, знаешь, больно.

Тихая словно мышка, Аканэ покорно нагнула спину, приглашая Ами забираться. Что та и сделала. Аканэ протянула руки вниз и назад, подхватив её под бёдра. Ами перекинула руки ей через плечи, держа в левой открытый медальон, и дотягиваясь правой до клавиатуры. Обеим было не особо удобно, заставляя Ами тянуть шею, заглядывая мимо головы Аканэ, а ту - отводить голову в сторону, чтобы меньше мешала. Зато можно было работать на ходу, прокладывая курс без необходимости остановок.

Так они и стояли некоторое время. Ами лихорадочно стучала клавишами, а Аканэ косилась на торчащий возле самого лица экран.

— Ну чего, куда идём-то? — осведомилась Ранма, которой такое стояние казалось малость странным. Не говоря уже про зудящее желание убраться с этой тёмной равнины. Неестественные тишина и безветрие давили на нервы.

— Ничего не понимаю, — упавшим голосом ответила Ами. — Нет опорной точки?.. Но токен должен находиться в этом мире! Но тут нет транспортного узла... И портал обратно не срабатывает! — Она начинала паниковать. — Это что же, не тот мир? Куда я вас завела? Получается... — Её голос сел. — Получается, я завела вас в ловушку! это был прыжок в один конец! Система не даёт ни одной навигационной точки!

— А петля как? — оборвала её Ранма. — Замкнута? Или не замкнута?

— Замкнута. Но...

— Значит, доберёмся до цели живыми, — с убеждением произнесла Ранма. — Это очень простая штука, замкнута - идём дальше, прорвёмся. Не замкнута - идём навстречу смерти, надо сворачивать... Вы, короче, кругами побегайте... — Запоздало сообразив, что не надо бы поминать смерть всуе, она опасливо скосилась на Аканэ, но та не отреагировала, стоя смирно и понуро.

— А, вот как. — Ами успокоилась, и некоторое время обдумывала полученную информацию. Потом, с нездоровым блеском в глазах, застучала по клавишам пальцами одной руки. Изначально она освоила это редкое но полезное умение благодаря привычке работать за компьютером, держа в левой руке бутерброд, а отточила в совершенстве работая с компьютером Меркури, который приходилось держать в руке.

Аканэ сначала косилась на экран, потом отвернулась, опасаясь как бы не закружилась голова от мельтешения непонятных значков и графиков.

— Вот, — сказала, наконец, Ами, отрывая руку от крошечной клавиатуры . — Думаю, это должно помочь.

Аканэ снова покосилась на экран. По круглому экрану медленно-медленно вращался, помаргивая, исходящий из центра светящийся луч.

— Это что, радар? — спросила Аканэ. Ранма заинтересовалась, и подошла заглянуть через плечо.

Луч, тем временем, добежал до нижней половины круга, и начал оставлять за собой сектор из частых, почти сливающихся, радиальных линий, которые медленно гасли по мере удаления луча.

— Нет, — возразила было Ами. — Принцип действия совершенно... Но можете считать этот режим своего рода радаром. Никаких расстояний, система даёт только один бит информации, да и частота опроса просто мучительно мала... — Видя непонимание на Ранмином лице, она научно-популярно объяснила: — Это то же самое, что бегать кругами, но медальон делает всё за нас. Подсвечивает направления, двигаясь в которых мы достигнем цели живыми.

Луч, тем временем, неспешно закончил первый круг, оставив медленно гаснущий сектор примерно в четверть окружности.

— Жаль, невозможно заставить систему работать быстрее, — пожаловалась Ами. — Замкнутость петли проверяется с фиксированной частотой, около трёх раз в секунду.

— То есть, — уточнила Ранма, — если пустить луч крутиться быстрее, он начнёт скакать через большие промежутки, и можно с лёгкостью вляпаться в малую зону смертельной опасности?

Аканэ вылупилась, косясь на неё, словно та вдруг отрастила вторую голову.

— Совершенно верно, — подтвердила Ами. — Ты хорошо всё ухватываешь... Аканэ, можно уже идти. Повернись градусов на сто сорок вправо.

Та послушно развернулась, и картинка на экране развернулась вокруг центра, вместе с медленным, как улитка, лучом и светящимся сектором, оказавшимся теперь впереди.

— Он действует как компас, — пояснила Ами, — привязываясь к направлению, в котором его держишь.

Аканэ энергичным шагом двинулась вперёд, поглядывая изредка на экран.

— Вот видишь? — Ранма обратилась к Ами, вышагивая с ними рядом. Её взгляд насторожённо шарил во тьме. — Не смей больше говорить, что завела нас в ловушку, тем более - что будешь для нас обузой. Только представь как бы мы сейчас, без тебя, вслепую тыркались. Не, мы бы тебя с радостью понесли даже если б ты была толстухой в сотню килограмм. — Она вымученно хихикнула.

Аканэ, не сбиваясь с шага, заехала ей носком ботинка по копчику. Ранма взвыла, и обиженно заткнулась.

— Ну ник-какого такта у него нет, — вполголоса пробурчала ездовая девушка.

Ранма продолжала дуться целых три минуты, потом снова начала бросать на жену шальные от счастья взгляды. Потрясение от внезапного присоединения Ами к команде оказалось куда слабей потрясения от... Нет, фиг. Не собиралась она перебирать в памяти те события. Довольно было того, что Аканэ - вот она, шагает рядом. Живая!

Для Аканэ же произошедшее воспринималось словно какой-то дурной сон. Она бодро шагала вперёд, еле сдерживая переполнявшую её энергию. Ощущая себя словно заново родившейся - что, в сущности, было недалеко от истины.

Так прошёл час. Монотонная плоскость почти безжизненной земли всё тянулась и тянулась под странным переливчатым небом под уверенный стук башмаков Аканэ и лёгкую, почти неслышную поступь Ранмы. Говорить обеим совершенно не хотелось - они просто шли, молча, ощущая живое присутствие друг друга. Ранма подспудно опасалась нарушить хрупкое волшебство момента, ляпнув чего-нибудь невпопад, и развеяв эту чудесную реальность словно сон. Аканэ просто шагала вперёд, бездумно отдавшись ощущению полноты жизни.

Ами полностью погрузилась в собственный медальон, методично просеивая справочную систему в попытках больше узнать о мире, в который они попали. Аканэ держала тот, который работал радаром.

Прошёл ещё час. Давящая смутной угрозой пустошь тянулась всё такая же плоская, без малейших изменений - ни малейшего бугорка, ни кустика. Медальон всё так же показывал сектор, лишь слегка расширившийся. Ами пыталась на основе этого высчитать, сколько им осталось идти, но разброс выходил бесполезно велик. То ли часы, то-ли сутки.

— Вот я балда, — вполголоса выругала себя Ранма хриплым шёпотом. — Нет бы догадаться...

— О чём догадаться? — Аканэ озабоченно покосилась на неё.

— Ну, это... — Ранма смутилась. — У меня с утра во рту ни глотка, а тут опять безводье.

— Мы же возле целого озера были! — воскликнула Аканэ, даже остановившись от изумления. — И ты что, так и не попил, дурак?

— Ну, мне это... Не до того было. — призналась седоволосая девушка.

— Ох. — только и нашла, что сказать Аканэ. Ей-то жажда, судя по всему, ещё долго не грозила.

Ещё минут через пять, Ами вдруг попросила остановиться, да таким взволнованным голосом, что оба бойца напряглись. Аканэ скосилась на экран. Луч привычно чертил сектор, обегая переднюю часть круга. Вот только в этом секторе теперь появилась выщербина. Одна из радиальных линий осталась незасвеченной.

— Что-то смертельное впереди? — вполголоса спросила Ранма. Нарушать здешнюю мёртвую тишину совершенно не хотелось.

— Не знаю, — так же тихо ответила Ами, сползая со спины Аканэ чтобы дать той размяться. — Лучше постоим, проверим. Возможно, это была помеха... Хотя, постойте. — Она застучала по клавишам, и скоро луч перестал кружиться, начав ходить влево-вправо как автомобильный стеклоочиститель, очерчивая переднюю четверть круга. — Вот, так разрешение повыше. Незачем заднюю часть круга проверять...

Все трое затаили дыхание, глядя на экран. Три раза луч прошёл смотрящий вперёд сектор, и три раза оставил тёмную выщербину в светящемся поле.

— Точно, зона смерти, — выдохнула Ранма с дрожью в голосе. — По крайней мере, это что-то неподвижное.

— Давайте обойдём, — предложила Аканэ, таким легкомысленным тоном, словно это была игра. — Подальше. Свернём так, чтобы идти по середине правой части сектора жизни. Она вроде пошире.

Ами снова оседлала Аканэ. Двинулись дальше. Давящая темнота и тишина казались теперь куда более зловещими. Что таилось там, во мраке и неизвестности, что у двоих бойцов-беспредельщиков не было шанса против этой неведомой угрозы? Ранма напомнила себе, что "безопасные" направления обещали лишь шанс на победу, ничего не говоря о том, каких усилий будет стоить продвижение в выбранном направлении. Впереди могла ждать лёгкая прогулка, могла - драка на пределе возможного.

Тёмный "сектор смерти" означал полное отсутствие всяческих шансов.

Минут через десять, наблюдая за медленно смещающимся вбок и расширяющимся тёмным промежутком, Ами выдала заключение, что зона смерти имела поперечник в несколько сот метров. Неясным оставалось - было там поле смертельных ловушек, или одно нечто, способное засечь их с такого расстояния? К счастью, проверять не было никакой необходимости.

К несчастью, тёмные промежутки начали множиться словно грибы после дождя. И некоторые из них двигались. Ами все пальцы о клавиатуру отбила, пытаясь триангулировать их. Как она пояснила, рассеянная от сосредоточенности, "радар" показывал картину с учётом как их перемещения, так и перемещения невидимой смерти, выделяя потенциальные пересечения. Что, хоть и упрощало принятие решений, делало показания прибора коварными и неоднозначными. Отчётливей всего это проявлялось при смене направления, узор жизни и смерти менялся самым причудливым образом. Вытирая со лба ледяной пот, Ами объяснила, что тёмный сектор впереди мог указывать на быструю тварь, приближающуюся со спины, если курсы пересекались впереди.

И всё это в мёртвой тишине посреди безбрежной, тонущей в темноте равнины. Как ни напрягали бойцы слух, из зияющей вокруг неизвестности не донеслось ни малейшего шороха.

И луч медленно, мучительно медленно, выписывал коварно меняющийся хаос из светлых и тёмных секторов.

Ранма содрогнулась. Что там должно быть такое, что у них с Аканэ, при их опыте и нормально работающей ки, не будет и шанса? Твари, расплёскивающие при смерти всёразъедающую кислоту, как в том дурацком, будь он неладен, фильме? Ей хотелось кружить вокруг жены, как сторожевой пёс вокруг каравана, готовый умереть, но защитить хозяина. Сдерживаясь, она, тем не менее, старалась пристроиться то слева, то справа.

— Идём как Рипли по датчику движения, — прокомментировала в этот момент Аканэ, бросая взгляд на экран.

Ранма покосилась на жену: мысли читает, что-ли? Совпадение было какое-то нехорошее.

Аканэ добавила:

— Так же мутно, ничего на экране не понять, а оно подползает... Невидимое... — судя по дрогнувшему голосу, её тоже проняло. Жуть пробилась-таки сквозь туман эйфории.

За напряжённым ожиданием опасности они не заметили, как тёмные сектора поредели, расступаясь. Светлый, с редкими выщербинами, сектор жизни расширялся всё быстрее, грозя превратиться в полукруг. На горизонте справа по курсу забрезжило, окрашивая небо серо-розовым полусветом. Видно стало чуть подальше, но не намного. Горизонт так и оставался скрыт странным, размытым маревом.

Рассветное зарево очень быстро разгоралось, превращаясь в слепящее пятно, и скоро из марева вылез крохотный синевато-ослепительный диск, окрасив небо в нежно-зеленоватый оттенок, и приглушив переливы свечения. Несколько звёзд полностью не исчезли, такими они были яркими.

Ранма остановилась, и присмотрелась к новоявленному светилу. Потом вгляделась внимательнее, закрыв глаза, и ловя незаметные смертному взору струи.

— Эта штука – точно не Солнце, — заявила седая девушка с косичкой. — Она магическая, и гораздо ближе чем даже Луна. Я бы сказал, она вращается по орбите вокруг Земли.

— И ты всё это чувствуешь? — восхитилась Аканэ. — Я пыталась, у меня не получается. — Она тоже закрыла глаза, вслушиваясь в мелкое светило.

— Ну, типа как. Ладно, пошли уже. Чем раньше отсюда выберемся - тем лучше.

Ами скосилась на солнышко. Похоже, ей не терпелось изучить этот новый феномен - но отрываться от своей основной задачи, поиска выхода, она не сочла себя вправе.

Ранма двинулась вперёд, Аканэ с Ами на горбу – вслед за ней, косясь на волшебное светило.

Впрочем, скоро коситься пришлось уже в две разных стороны: слева взошло второе мини-солнышко, и резво поползло по небосклону. Потом третье и четвёртое... Когда на небе оказались шесть светил, стало жарковато. Зелёное небо затянула белёсая дымка, сделав стерильно-белый свет матовым и рассеянным, но от этого не менее палящим. И всё это - на фоне всё той же мёртвой тишины и безветрия. Только трава изредка похрустывала под ногами, оказавшись при свете дня неприятного фиолетово-бурого оттенка.

Сектора смерти поредели, но полностью не исчезли, заставляя проявлять осторожность. К вящей досаде Ранмы, ни один сектор смерти визуально себя не выдал, как она ни вглядывалась. Приходилось положиться на радар, полностью завися от него. Обманчивое марево сокращало видимость до сотни-другой метров, и они шли как в тумане.

Ещё через час резво ползущие по небу солнышки начали подбираться к зениту, и Ранме сделалось совсем хреново. Тот факт, что она осталась в одной майке, ещё у озера запихав свою изодранную красную рубаху в рюкзак на тряпки, делу совершенно не помогал - пот катил градом с её неприкрытых плеч и спины. Аканэ было не лучше, но ей, по крайней мере, не приходилось опасаться обезвоживания. Ами стойко держалась, украдкой утирая пот со лба и благодаря всех богов за так удачно пришедшийся белый халат.

— Ну, что там? — просипела Ранма пересохшим горлом, — Есть изменения?

— Ну, — Аканэ покосилась на экран. — Зоны смерти наконец кончились.

— И сектор расширился практически до ста восьмидесяти градусов, — добавила Ами.

Ранма оживилась:

— Ста восьмидесяти? Это же половина круга, так? Значит, мы скоро дойдём до какой-то дороги. Стопудово!

— Почему ты решил? — удивилась Аканэ.

— Ну, я так подумал - если нам всё равно, куда идти, а сектор этот всё время растёт – значит, мы набредём на дорогу, и пойдём по ней, и попадём в нужное место, — хрипло пояснила Ранма. — Поэтому и направление безразлично – в какое бы мы место дороги ни вышли – всё равно попадём куда она ведёт.

— Ну, не знаю... — с сомнением протянула Аканэ.

В этот момент из однообразного марева впереди что-то блеснуло. Опасливо приблизившись, они разглядели колею однопутной железной дороги.

— Что я говорил, а? — самодовольно прокаркала Ранма, невольно ускоряя шаг. — Жаль только, твой радар не показывает, какой из путей - кратчайший.

Железная дорога при ближайшем рассмотрении оказалась не совсем обычной: рельсы скорее напоминали тонкие двутавровые балки, их бока пронизаны рядом круглых отверстий, и сделаны они были из ярко блестевшего жёлтого металла, цветом напоминавшего золото, при виде которого Ами непонимающе нахмурилась, пытаясь понять, что за сплав может выглядеть подобным образом, и быть без следа коррозии. Уж не золото же, конечно? Но самым странным зрелищем были шпалы. Точнее, ажурные пластины того же металла, играющие их роль. Уложены они были безо всякой насыпи, прямо на твёрдую, как камень, землю.

— Направо или налево? — просипела Ранма, попинав в любопытстве ближайший рельс.

— Секунду, — Ами возилась с медальоном, спрыгнув со спины Аканэ, и та не преминула воспользоваться случаем размяться. Что включало в себя несколько впечатляющих прыжков и сальто через голову. Ранма с обожанием наблюдала за любимой, высунув шершавый, как у пересохшего верблюда, язык. Внезапно та шарахнулась от чего-то, айкнув.

— Хто слухилось? — тревожно воскликнула Ранма.

— Тут скелет, — успокоила её Аканэ. — Какого-то животного, я думаю.

Обе подошли, разглядывая находку. Понять, кем это было при жизни, было затруднительно: кости потрескались и частью рассыпались. Тем более, что черепа при скелете не наблюдалось.

— По моему, у него было бохше четырёх ног, — сипло заметила Ранма, шевеля кости носком ноги.

— Зона жизни определилась, — оторвала их от зоологической головоломки Ами. — Теперь это два узеньких сектора, в обе стороны вдоль дороги.

— Хто бы сомневался, — Ранма устало опустилась на землю, сев скрестя ноги на землю.

— Ты чего? — не поняла Аканэ. — Нам идти уже не надо?

— Конехно, не надо. — Ранма посмотрела на неё с укоризной. — Хсё равно, где поезда ждать.

— С чего ты взял?

— Во, — Ранма указала на кончики буро-фиолетовой травы, обрезанные и разлохмаченные там где они перегнулись через рельс. — Ездят. — Она пожевала губами, попыталась сплюнуть, но потерпела фиаско. — И хва направления, не одно.

— Может, к цели можно попасть двумя разными путями? — С сомнением заметила Аканэ. Она придирчиво осмотрела рельс, но ничего существенного не обнаружила. Не настолько она в рельсах разбиралась, да и золотой металл не нёс на себе и следа коррозии, блестел как начищенный везде одинаково, даже на вдавленных в землю ажурных шпалах. Заставлять мужа идти дальше не хотелось - вон, как вымотался, бедняга. Но и вероятность того, что радар всего лишь указывает на два возможных пути пешком тоже покоя не давала. Не говоря уже о неприятной возможности что ездят тут раз в неделю, и поезд будут встречать уже их коматозные от обезвоживания тушки. — Ами-чан, ты как думаешь?

— Давайте подождём до темноты, — предложила та. — Ночью двигаться легче, не так жарко. Тем более, что ждать долго не придётся, день здесь длится около трёх часов.

— Но нам надо скорее, — колеблясь, возразила Аканэ. Потом кинула взгляд на полудохлую Ранму, и согласилась: — Ладно, давайте подождём.

Ами уселась вплотную к Ранме, накинув той на плечи свой лабораторный халат и натянув его повыше, на головы. Получилось что-то вроде импровизированной палатки. Ранма вымученно улыбнулась в ответ: смущаться вынужденной близости сил не было. Девушке-гению тоже было не до сантиментов: куда менее выносливая чем двое бойцов, она любила воду и холод. В нынешнем душном пекле ей приходилось тяжко, даже без необходимости идти своими ногами.

Аканэ поглядела на них, хмыкнула, но сказала только:

— Я поброжу вдоль дороги, разведаю.

Ранма лишь возражающе промычала, её совсем развезло от обезвоживания.

— Из вида вас терять не буду, успокоила её Аканэ.

— Я постараюсь узнать больше, — сказала Ами, снова берясь за второй медальон. — Пока ничего реально полезного выяснить не удалось.

Так прошло ещё около часа. Воздух был горяч и безжизнен, даже ни одной мухи не прилетело на запах пота.

Аканэ прохаживалась вдоль дороги, патрулируя окрестности, пока палящий жар небесного света испытывал её на прочность. Результатом стала находка нескольких разрозненных скелетов, а также расколотых рогатых панцирей, вроде как от жуков недетского размера. Сосредоточенность всего этого вдоль дороги на что-то да указывала: ведь в пути через равнину им никаких останков не попадалось. Только вот на что? Отходить от дороги Аканэ не рисковала, памятуя об узости секторов жизни на радаре.

Копание Ами в медальоне тоже особых успехов не принесло. Мир, в который они угодили, был исключением в ряду миров Ас: самая высокая магическая постоянная, нестабильность типовых управляющих контуров - а также скудные сведения об эпических масштабов катаклизме, в результате которого Солнце оказалось дезинтегрировано, а планеты разлетелись как камни из пращи. Судя по отрывочным описаниям, катаклизм вызвал рассинхронизацию потока времени, которое в этом мире скакнуло вперёд относительно общесистемного на энное количество десятков тысяч лет. После чего механизмы учёта и обслуживания пользователей Ас впали в глубокое недоумение. Не обладая истинным искусственным интеллектом, подсистема прилежно доложила о сбоях - и встала, ожидая команды свыше, от пользователя уровнем не ниже единицы. Так и ждала уже вторую сотню лет - по системному времени, не по местному. То ли пользователей первого уровня было так мало, что руки не доходили, то-ли всем было плевать.

Ами тяжко вздохнула, в ответ на все свои попытки получить географическую карту получив бодрый доклад о не найденных опорных маяках, ошибке связи с локальной базой данных, и невозможности сканирования на лету вследствие недопустимого уровня «коррелятивистского шума», что бы это ни значило. После долгих, бесплодных мучений, ей удалось-таки вытрясти их примерное местоположение на глобусе: где-то посреди Тихого океана. Что совершено не добавляло оптимизма, заставляя задуматься о масштабах катаклизма и доступности воды на этой изувеченной Земле.

— Глядите, что я нашла, — Аканэ подошла к ним, протянув большую стреляную гильзу.

— Ххига се калибр, — просипела Ранма, засовывая в гильзу большой палец. — Сххонобой.

Задний конец был ещё шире того, где вставлялась пуля. Вся гильза имела форму усечённого конуса.

Ами взяла у неё гильзу и нахмурилась, вертя в пальцах зеркально- гладкий золотой цилиндрик.

— Не могу понять, что за металл. — Она поднесла гильзу к рельсу, убедившись что они одинакового оттенка. — Слишком лёгкий для стали. Я сначала думала, они все покрыты окисью титана... — Она поднесла гильзу к глазам, тщательно осматривая. — Но покрытие где-нибудь да стёрлось бы. Нет, вот царапины от стрельбы. Это естественный цвет металла. Но что это тогда за металл? — Она нахмурилась, взвешивая гильзу в руке. — И очень лёгкий, при невероятной коррозионной стойкости. Титановый сплав?.. — Она протянула гильзу Аканэ. — Попробуй, пожалуйста смять, и сравни с прочностью стали.

Аканэ приняла конусовидный цилиндрик гильзы и сдавила двумя пальцами. Нахмурилась, увеличивая давление. Прихватила поудобнее, напрягаясь. Наконец гильза сплющилась.

— По мне, так даже прочнее стали. — Она отдала раздавленную гильзу Ами.

— Ничего не понимаю, — пробормотала девушка-гений, глядя на раздавленную гильзу будто та насмехалась над ней. — Не бывает таких металлов. — Она со вздохом убрала образец в карман халата, намереваясь разобраться с загадкой как только подвернутся подходящие лабораторные условия.

Медальон издал противный писк.

— Что такое? — насторожилась Аканэ.

— Петля не замкнута! — Ами выхватила медальон с «радаром» из кармана, и с нарастающей тревогой воскликнула: — Одно из допустимых направлений исчезло!

Ранма вскочила так резво, словно не сидела только что, еле живая от жажды:

— Пххотопали! — Она пошатнулась.

— Неси её! — крикнула Ами уже на бегу, просовывая руки в рукава сползающего с плеч халата. — Я пока сама выдержу!

Ранма пыталась противиться, но Аканэ подхватила её на руки, и в два прыжка нагнала Ами. Как только они двинулись, писк медальона умолк.

— Я просто идиотка! — ругала себя Ами, пытаясь на бегу перепрограммировать медальон.

— Что? Что не так? — спросила Аканэ.

— Луч - допустимость движения. В нашем обычном темпе. — Ами перешла на шаг. — Ещё одна проверка -  та, что была изначально. На замкнутость петли при продолжении текущего курса действий. — Она уже тяжело дышала, утирая пот со лба. Пробежка в этой духоте далась нелегко. — Когда мы сидели - это означало, что само на нас ничто не выползет. Но это фактически проверка трёх точек - в обе стороны вдоль дороги, и той, где мы сидели! А между ними - мёртвые зоны! — говоря это, она не переставала стучать по клавишам. — Вот какая-то дрянь и выползла к дороге в этой мёртвой зоне, а сигнал тревоги настроен только на угрозу линии текущего поведения... Точке, в которой мы сидели... — Она остановилась, глядя на экран. — Нам отрезали одно из направлений отхода, а мы не заметили, пока не оказались под непосредственной угрозой.

— Так могло отрезать оба? — ужаснулась Аканэ. — И мы бы ничего не подозревали пока не стало бы слишком поздно?

— Ххе пори чушь, — Ранма затрепыхалась, и Аканэ пришлось поставить её на ноги.

— Нет, — ответила Ами. — Если бы угрожало отрезать оба - сигнал тревоги включился бы, показывая, что сидение на месте приведёт к гибели. Я полагаю, гиперпетля - это путеводная нить в пространстве-времени, от нашего текущего местоположения до конечной цели. Пока она замкнута, существует хотя бы один путь достижения намеченного.

— Ххы мы им идём, — добавила Ранма, гордо отмахиваясь от попыток поддержать её. — Ххы... — Она закашлялась, хрипя и указывая вдоль путей туда, откуда они пришли.

— Какой-то треск? — Аканэ прислушивалась и вглядывалась, приложив ладонь к глазам. Клонящиеся к закату солнышки слепили с шести сторон. — Это что, выстрелы?

— То направление снова стало допустимым, — возвестила Ами, глядя на экран. — Угроза отступила?

— Иххи пехебита, — поправила Ранма. — Иш ххлонобоев.

Девушки слегка отступили от путей, вглядываясь в обманчивое марево. Постепенно до них начал доноситься нарастающий шум. От рельс шёл тихий, с присвистом, гул. Невидимый в слепящем шестью закатными огнями мареве, приближался поезд.

* * *

март 2007 - 16 июня 2011

Ding! Tropes unlocked:
* Your Magic's No Good Here

Благодарность за вычитку:
 — Crystal
 — ruumon
 — LawOhki
 — Sunshine Temple
 — пользователям Orphus (14 ляпов)
<< предыдущая глава ~~Ваша судьба аннулирована - главная~~ следующая глава >>

Обсудить сам фанфик или его перевод можно на нашем форуме (но на форуме нужно зарегистрироваться ^^
Это не сложно ^_^)

Будем благодарны, если вы сообщите нам об ошибках в тексте или битых ссылках ^_^ — напишите письмо или на форум, или еще проще — воспользуйтесь системой Orphus

Ошибка не исправлена? Зайдите сюда. В этой теме я буду выкладывать те сообщения, из которых я не поняла, что мне исправлять