Автор:
Cheb

Эта история относится к фанфикам. Будучи таковым, она в неоплатном долгу перед создателями используемых ниже персонажей: Румико Такахаси, создавшей Ранму, и Кунихику Икухарой, создавшим Сэйлор Мун на основе работы Наоко Такеучи.

Ваша судьба аннулирована

Глава 27, Букашки в лесу.

— Теперь уже точно - садимся, — заметила Марс, прислушиваясь к изменившемуся гулу двигателей. Потом скосилась на Венеру, и добавила, почти умоляющим голосом: — Только очень тебя прошу, Мина, не надо такое в Нарите откаблучивать. Это уже своя территория, и без того прорвёмся. Два раза пронесло - и хватит, а?

— А я чего? Я ничего! — с наигранно - невинным видом откликнулась блондинка.

— Два... — Глаза Юпитер распахнулись во внезапном понимании. — Ты что, хочешь сказать, это был не сбой трансформации? — Она повернулась к Венере. — Ты это сама, нарочно устроила?.. И... — Она зашлёпнула лицо пятернёй. — И в этом, Хабарофусуке - тоже?.. Мина-чан...

— Угу, угу, — Венера кивнула. Прищуренные глаза блеснули. В полумраке было плохо видно, но кажется, щёки её порозовели. — Но они так забавно впадают в ступор...

— Вы серьёзно? — Уранус обернулась к ним, уставившись на Венеру.

— Перестань раздевать её взглядом, — Нептун толкнула её локтем под бок. — В глаза мне посмотри. Так, хорошо. Не забывай, Венера - аватара любви. И отнюдь не той, что платоническая.

— Нет, я всё понимаю, — пробурчала Марс, — но о репутации товарищей думать тоже надо. У нас и так униформа идеально сбалансирована, точно на грани приличия и дерзости. — Она машинально потёрла одной длинной, стройной ногой о другую. — А то, что ты сделала - называется опошлять.

— Ммм... — Венера внезапно обернулась к ней, и глянула прямо в глаза, заставив черноволосую невольно отодвинуться, настолько пронизывающим был её озорной взгляд. — Ты как-нибудь попробуй сама. А потом уже суди. Я научу.

Марс так и замерла, с открытым для отповеди ртом.

— Ми-на-ко... — простонала Юпитер, сама начиная краснеть. — Ну хватит уже об этом.

— Так, всё, — решительно заявила Марс, демонстративно прикладывая ладонь ко лбу Венеры. — У нашей штатной... аватары уже пар из ушей. Как только вернёмся - срочно подыскиваем ей парня. Любой ценой. Пока у неё внутренним давлением крышу не снесло. А то ведь до семнадцатилетия не доживёт.

— Каким давлением? — захихикала Венера, отстраняя её руку.

— Этим, — спокойно сказала Юпитер, проведя тыльной стороной указательного пальца у блондинки под носом. Та отстранилась, разглядывая тёмный мазок крови на белой перчатке. — Этим самым.

— Ох, — смущённо сказала Венера, почёсывая в затылке. Она слегка посерьёзнела — Ну... Это аргумент, да.

— Боюсь, им придётся подыскивать целый гарем, — вполголоса заметила Нептун, так, что только Уранус расслышала.

* * *

Благодаря бугристости лианы, отталкиваться не составляло труда даже когда та начала переходить в вертикаль, приближаясь к дереву. Скоро путницы уже не прыгали а карабкались с выступа на выступ, и здесь кунаи стали настоящим спасением. У Аканэ холодела спина при мысли, как они обошлись бы без этих незаменимых инструментов. Рюкзаки мешали - не столько своим весом, сколько тем, что оттягивали в сторону пропасти. Ноги скользили на заросших выступах, и Аканэ какое-то время поднималась на одних руках, перехватываясь кунаями. Пока тот, на котором она подтягивалась, не выскочил, оставив её на долю секунды в свободном падении, добавив адреналину и заставив задействовать рефлексы по полной. Ранма оглянулась на неё сверху, но Аканэ сделала каменную морду лица, и продолжила лезть будто ничего не случилось. Только ногами теперь старалась упираться.

По счастью, скоро лиана начала виться вокруг ствола, забирая по кругу вправо, и подъём стал хоть и крутым, градусов под шестьдесят, но не отвесным. Ствол дерева вблизи напоминал изрытый пещерами утёс: огромные рёбра выдавались словно скальные выступы, прогалы между ними - тёмные ущелья. Карабкаясь мимо одного такого, Аканэ бросила взгляд вниз, вдоль ствола. Просвета, как можно было ожидать, не оказалось - только тьма, из которой тянуло гнилью. То ли лиана разбухала, закрывая щели, то-ли проём забился за столетия - выяснять совершенно не хотелось. Из тьмы провала веяло первобытной опасностью.

Аканэ спешно продолжила восхождение, взяв левее, ближе к внешней стороне лианы.

Так добрались до того места, где к стволу подходила ещё одна лиана, косо свисавшая с близрастущего дерева. Впрочем "близрастущим" то было только в масштабах леса. Три сотни метров - невеликое расстояние для стволов, на срезе которых шутя уместилось бы футбольное поле.

Пришлая лиана описывала замысловатую загогулину, намотавшись на «их» дерево настоящим узлом, а потом снова устремлялась вверх. Вероятно, устремлялась вверх: девушкам была видна только заслонившая небо громада, да ещё одна лианная петля, висящая над бездной вне пределов досягаемости. Чем ближе к узлу они поднимались, тем темнее становилось вокруг. «Борода» висячих корней заслонила вид вдаль словно лохматый, расхристанный занавес.

— Что-то я не вижу просвета, — Ранма остановилась, когда их «спиральная лестница» скрылась под витком второй лианы. Прогал между второй лианой и стволом был, но узкий, не шире иных токийских переулков, и уводил он в кромешный мрак.

Аканэ упёрлась ногами понадёжнее, засунула кунаи за пояс и взялась за медальон, давая заодно отдых рукам.

— До ближайшей навигационной точки ещё метров двести вверх, — заявила она с раздражением. — Дай хоть посмотрю... А, вот. Подсветка в этой штуке, всё-таки, есть. — Она развернула засветившийся ярким зелёным светом экран вперёд, не закрывая медальона. Фонарь получился аховый: метра на два было ещё что-то видно, да и то еле-еле. — Давай я вперёд пойду, — предложила Аканэ, и, не дожидась ответа, первой начала восхождение в узкую, неправильной формы щель.

Воздух здесь был спёртый, наполненный духом гниющей древесины, плесени и грибов. Медальон болтался на цепочке, бросая неверные зеленоватые отсветы на сдвинувшиеся стены бугристой, осклизлой древесины, настолько тёмной, что медальон практически не рассеивал мрак. Двигались почти ощупью, а пролаз всё сужался, и скоро стали задевать краями рюкзаков. Потом справа открылся провал очередной впадины между рёбрами ствола, превратив узкую щель в полочку над неведомой глубины провалом, скользкую и круто закруглявшуюся в сторону зияющей пустоты. Они повернулись к стенке лицом, двигаясь боком и перехватываясь кунаями. Вторая лиана напирала, нахлёстывая на первую, и постепенно оттесняя девушек на всё более наклонную часть. Скоро обе лианы слились в одну бугристо-вертикальную стену, карабкаться по которой боком было сущим мучением. Аканэ попыталась уйти вверх, чтобы идти по верху второй лианы - но там, словно потолок, нависала третья. Карабкаться по отрицательному уклону совершенно не хотелось, продолжили двигаться боком.

— Мы прям как эти, которые пещеры исследуют, — пошутила Ранма, пытаясь развеять гнетущую тишину. Уж очень ей здесь было не по себе. Тишина стояла какая-то давящая, ватная, заставляя невольно вспоминать про «мир, из которого не возвращаются»

Неожиданно из темноты проявился следующий выступ ствола. Все лианы прижимались к нему плотно, без просвета и Аканэ только зря втиснулась в узкую щель, едва там не застряв. Крохотный радиус освещённого пространства поманил её ложной надеждой что там, в темноте, кроется невидимый проход.

— Давай вверх, по ребру, — предложила Ранма, выдернув свою дражайшую половину на волю за лямку рюкзака.

Полезли вверх по отвесу. Ребро было менее бугристым, чем лианы, но изобиловало отщепами, некоторые толщиной с вековой дуб. Один раз пришлось спешно спускаться, обнаружив себя залезшими на верхушку такой «щепочки», начавшей ненавязчиво крениться в сторону пропасти с многообещающим скрипом. Были и щепки поменьше, с обычное бревно. Стало ясно: сорвёшься - останешься умирать медленной смертью напоровшись на одну из таких. Но опасность - опасностью, а лезть было надо.

А петли лиан всё не кончались. Несколько раз они находили просветы и перебирались на лиану, но щель между лианами каждый раз смыкалась, заставляя проталкиваться задом наперёд из тупика. Ругаясь, возвращались к ребру и продолжали лезть по нему вверх. В конце концов Аканэ заявила, что здесь быстрее, и на лиану перейдёт когда преодолеют этот проклятущий узел. Постепенно она забрала вправо, к сердцевине ствола, где древесина была мягче и меньше усилий уходило на втыкание-выдёргивание кунаев.

Ранме становилось всё больше и больше не по себе: чувство опасности молчало, но что-то было тут такое... первобытное. Словно что-то следит за тобой из темноты.

— Ты поосторожней, ладно? — вырвалось у неё.

— Не учи учёного! — Аканэ возмущённо фыркнула, откидываясь назад чтобы перехватиться в сузившейся расселине руками и ногами. — Так быстрее. Видишь? — Она резво пошла вперёд-вверх, перебирая руками.

Ранма карабкалась ей вослед, перехватываясь кунаями и находя на отвесной стене опору для ног. Её роста на эту щель было маловато.

Щель постепенно сузилась, Аканэ перехватилась поудобнее - и её кунай вырвался из осклизлой стены, сопровождаемый ручейком трухи. А потом и второй.

Проваливаясь, она тут же вонзила оба ножа по самые рукояти. Оба проломились сквозь гнилое дерево, пропахав целые борозды, и она ухнула вниз, на Ранму. Кувырнувшись в воздухе, Аканэ отчаянным рывком вонзила носки ног в противоположные стенки щели - и тихо ахнула, приземлившись с лёту на шпагат. Потом правая нога ушла в гнилую древесину, левая соскользнула... Извернувшись ужом, Аканэ вонзила оба куная в левую, более прочную и надёжную стену. И уже готова была выдохнуть с облегчением, когда чувство равновесия доложило, что она заваливается вперёд. Но она же держалась надёжно!

В последний момент выдернув ножи, Аканэ оттолкнулась от проваливающегося куска древесины, на краткий миг зависнув в воздухе посередине дыры. Ширина оказалась достаточно малой, чтобы повторить тот же трюк, ударив ногами в края. Края хрустнули, промялись под подошвами, но устояли. Аканэ, наконец, перевела дух, и смогла осмотреться. Оказывается, стенка по которой они лезли, была всего в кулак толщиной! А за ней скрывалась огромная, трухлявая каверна - уходившая вверх и вниз словно извилистое ущелье. Большая часть деталей тонула во мраке, но гнилушки и пятна светящейся плесени подсвечивали тут и там, позволяя оценить масштаб. И щетину древесных волокон, иззубренными кольями усеявших склоны пещеры, там где их причудливые изгибы отклонялись от вертикали. Аканэ содрогнулась. И отнюдь не от вида метровых тараканов, кишевших внизу.

— Ты, всё-таки, поосторожней, — ввернула подобравшаяся к ней Ранма, заглядывая внутрь дыры.

Аканэ снова поглядела на частокол щепок внизу, многие с хорошее копьё размером, и невольно кивнула.

После этого инцидента взяли левее, подальше от центра ствола. Лезть во мраке не видя дальше пары метров было уже не просто неприятно, а страшно. Стена осклизлой чёрной древесины всё тянулась и тянулась вверх. Твёрдая, неподатливая - но такая успокоительно-надёжная!

— Я вот думаю, — вставила Ранма, — почему здесь темень-то такая? Если это прогал между выступами, то в него хоть какой свет должен просачиваться, так?

— Значит, просвет чем-то заткнут? — отозвалась Аканэ. — Этого ещё не хватало.

И в этот момент они упёрлись в потолок. Точнее, в нечто, напоминавшее сталактиты. Сначала из мрака показались кончики, потом тусклый круг света выхватил из мрака хаос бугристых конусообразных выростов. А потом эти конусы закономерно сомкнулись друг с другом, и со стенкой.

— Приплыли, — прокомментировала Ранма, экспериментально пиная бугристый конус. Тот отозвался пустотелым звуком, слегка подавшись под её ногой, словно был сделан из толстой фанеры.

— Что это может быть такое? — недоумевала Аканэ, направившись влево, к лианам. Ей приходилось карабкаться и извиваться: древесная стена здесь стала неровной, словно изъеденной. Не гниль, но впадины в твёрдой древесине, где-то метрового масштаба.

— Шкурки от куколок, — пояснила Ранма, оставшаяся висеть в темноте на прежнем месте. — В смысле, кто-то тут окукливался, мотыльки там или стрекозы местные. И не старайся, там всё равно просвета не найдёшь, если и был - они его наверняка залепили.

— Ничего себе. — Аканэ покосилась на частокол куколок, каждая в несколько раз больше её роста. — Не хотела бы я с таким мотыльком сойтись на узкой тропинке. — Она продолжала упрямо карабкаться в сторону лианы, пока не обнаружила, что потолок из сросшихся конусов начал снижаться. Очевидно, неведомые личинки сначала облепили своими домиками лиану, а потом уже забили просвет между рёбрами дерева. Аканэ невольно представила личинку, жирную и извивающуюся, в несколько раз больше себя размером. Её чуть не стошнило. — Что делать-то будем?

— Оставайся пока там, — посоветовала Ранма. — Я попытаюсь наверх пробиться, это всё хозяйство не должно быть слишком прочным. — Во тьме раздалось несколько глухих ударов по пустотелому, сопровождавшихся слабым треском. — Вот заразы, пружинят! Ладно, не хотите по хорошему - будем браться всерьёз. Не нравится мне здесь, эта природная ци все чувства забивает. — Она завозилась в темноте, устраиваясь поустойчивее на отвесной стенке. — Моко!..

Вспыхнувший голубой свет выхватил весь треугольный провал, ограниченный с двух сторон рёбрами дерева и петлями лианы с третьей. Над головой щетинился остриями конусов неровно нависающий потолок, вниз простиралась бездна, тонущая во мраке. Но Аканэ едва заметила всё это. С противоположной стены к девушкам тянулась, словно принюхиваясь, гигантская не то сколопендра, не то многоножка - она успела разглядеть лишь членистое тело размером с поезд, и бритвенно-острые жвалы, способные перекусить слона. Членистая погибель вывесилась почти на середину огромного провала, способная с лёгкостью пересечь его, и...

— ..Такабиша! — ки-заряд грянул в потолок, полыхнув мимолётной вспышкой. Тьма вернулась, скрыв опасность. Потолок затрещал, проседая. Что-то шумно посыпалось, падая в пропасть. Но просвет так и не появился.

— Осторожно, сколопендра! — крикнула Аканэ: Ранма наверняка опасности не заметила, ослеплённая собственным ки зарядом.

— Отпнём, — уверенно отозвалась Ранма. Где она примерно?

— Она с поезд размером! — панически выкрикнула Аканэ. — Тянулась с противоположной стены!

— И мы такое не услышали? — недоверчиво спросила Ранма, засветив в одной руке голубой шарик ки. Слабый свет не достал до противоположной стены, но выхватил форму насекомого отблесками на хитиновом панцире и двух огромных жвалах. — Ну ни хрена ж себе!

Сколопендра пошевелилась, повела головой из стороны в сторону. Скрип и шорох трущихся сегментов разнёсся отчётливо в мёртвой, ватной тишине древесной пещеры.

— Мы её разбудили, — с прискорбием констатировала Ранма, гася свой источник света. — Прямо в логово ейное вломились, и разбудили.

— Что делать будем? — нервно вопросила Аканэ, осознав, насколько уязвима её позиция с крошечным источником света от медальона, почти не дающим видеть ей, но делающим её саму отлично видимой. — Победить это...

— Уходим! — резко оборвала её Ранма. — Дуй сюда, живо!

Во мраке шуршало, поскрипывая, всё громче и ближе.

Аканэ начала спешно карабкаться вправо. Кунаи не хотели входить в твёрдую древесину, ноги оскальзывались на выступах и неровностях.

— Моко.. — Ранма начала собирать второй, куда более мощный ки-заряд. Аканэ краем глаза заметила стремительно надвигающееся, и сделала единственно возможное: отпустила стену, позволив гравитации дёрнуть себя вниз. Над головой глухо ударило, затрещало, но ей было некогда обращать внимание: отчаянно старалась затормозить падение. Кунаи сорвались раз, другой. Удержались. Нашлась опора для ног.

— ..Такабиша! — Ранма выпустила свой заряд. Не в сколопендру, как Аканэ ожидала, а опять в потолок. Треск, темнота, шум падающего мусора. Над головой у Аканэ тоже хрустело, трещало и шуршало. Она представила, как сколопендра разворачивается, невидимая за пределами круга света, нацеливает на неё эти слонодробительные жвалы...

— Аканэ! — позвала рыжая, засветив в руке шарик ки. Оказывается, Ранма времени не теряла, и уже свешивалась сейчас из рваной дыры в фанероподобных сталактитах.

— Я в по... в порядке! — откликнулась Аканэ, нервно сглотнув при виде жвал сколопендры, засевших в твёрдой древесине там, где девушка висела пару секунд назад. Словно пара огромных зазубренных лезвий, они пропахали глубокие борозды в неподатливой древесине, и заклинились, почти сомкнувшись. А ей еле удавалось кунаи втыкать! Словно заворожённая, Аканэ замерла, глядя, как членистая громада извивается и сучит членистыми же лапами, пытаясь выдернуться.

— Скорее! — поторопила Ранма. Аканэ стряхнула наваждение, и поспешно полезла вправо-вверх, со страхом косясь на голову насекомого. По счастью, сколопендра засела надёжно. Аканэ докарабкалась до дыры в потолке, и рыжая подхватила её, погасив шар ки. Сколопендра стала невидимой, а от того во сто раз более страшной.

— Райцуй... — Аканэ приготовилась запустить собственный ки-заряд. Но Ранма прервала её, потащив куда-то вверх за шиворот.

— Я сама могу, спасибо большое! — возмутилась Аканэ, вывернувшись. Карабкаться было неудобно, приходилось пробираться в полной тьме по каким-то обломкам, по болтающимся листам чего-то похожего на плотную кору, кучам какого-то вонючего мусора. Рюкзак цеплялся, вся эта дрянь норовила насыпаться за шиворот. И снизу зияло так... обещающе. Всё время ждёшь, что всунется, и ноги тебе отхватит.

Ранма запустила ещё один ки-заряд вверх, наплевав на экономию. Вот тут-то Аканэ и поняла, что все её предыдущее недовольство сыплющейся за шиворот дрянью было страданьями неженки. Сыпануло так, что чуть вниз не снесло. Хорошо, лицо рукой прикрыть успела... Зато вверху забрезжил свет!

Девушки рванули с утроенной силой, выдираясь из нагромождений трухи на неровную стену древесного выступа. Та была неровной, поросшей скользким мхом, но двоих мастеров боевых искусств это не остановило. Жмурясь на ослепительном свету дня, они быстро добрались до верхнего края узла.

Ранма остановилась, прислушиваясь.

— Ты зачем меня остановила! — впилилась в рыжую Аканэ. — Думаешь, приятно было лезть в темноте и гадать - догонит, не догонит?

— Обезьян тех помнишь? — вернула её на землю Ранма.

Аканэ нахмурилась:

— Ну... тех, которые использовали ки? Да, помню.

— Так вот, пойми наконец. Тут таким ки усилением владеет каждая букашка и её бабушка!

— Ох. — Аканэ подумала, как глупо выглядело бы на её откушенной голове неверящее выражение «но это должно было сработать!», совсем как у дюжин тех йом, которых им с Ранмой довелось прикончить. Тупые твари до конца не верили, что их потрясающей мощи окажется недостаточно против каких-то там людишек.

Аканэ захотелось припечатать себя колотушкой.

Из тёмного провала, тем временем, не доносилось ни звука.

— То ли застряла так качественно, — заключила Ранма, — что никак не выдернется. Но скорее, оно хищник засадный, и за добычей гоняться в лом. — Она обернулась на притихшую жену, на лице которой отражалась борьба эмоций. — Кстати, нифига она не с поезд размером, а гораздо меньше.

— Ладно, признаю, — буркнула Аканэ, для которой критика всё ещё оставалась слабым местом. — У страха глаза велики, и тому подобное. Но с пол-поезда она была точно!

Отряхиваясь по дороге, обошли вокруг ствола чтобы найти лиану, идущую вверх. Причём, обошли - мягко сказано: лианы бугрились и завивались, неровности узла были размером с двухэтажный дом. Лиан, идущих вверх нашлось целых три, и Ранма придирчиво сравнивала, пока не остановилась на самой полого вьющейся. Девушки поднялись на пару витков, и только тогда позволили себе остановиться, перевести дух.

— Интересно, этот мир весь таким лесом зарос? — риторически вопросила Ранма.

Аканэ восприняла вопрос буквально. Покопавшись в медальоне, она с удивлением сказала:

— Нет только океаны. Представляешь - это всё, оказывается, плавает! — Она новым взглядом обвела исполинские деревья, по которым они ползли, словно муравьи.

— Ну, если у них корни снизу тяжёлые, а сверху какими-нибудь пузырями начинены - то почему нет? — Ранму уже мало что могло удивить. — Вполне ничего такой поплавок получается.

— А на материках пустыни, — невпопад добавила Аканэ. — А мы сейчас где-то посреди Атлантического океана... Ладно, двинули. — Она пощёлкала кнопками. — Вот заррррраза!

— Что, опять заело? — забеспокоилась Ранма.

Аканэ не ответила, её распирало от ограничения лексикона, и лишь многолетнее воспитание не давало выразиться по настоящему цветисто.

— Главное - успокоиться, — негромко вставила рыжая. — И подойти к этому как к просто очень сложной задаче. Давай, сосредоточься - и в бой.

Аканэ выдохнула, и застучала клавишами, хмурясь и проговаривая что-то себе под нос. Дело явно затягивалось.

Ранма не спеша оглядывалась по сторонам, не забывая периодически проверять затянутое дымкой небо. А то налетит какая-нибудь бабочка размером с Мотру.

Минут пятнадцать прошло в полном спокойствии. Тени, похожие на птиц, точками кружили в вышине, больше ничто не двигалось, даже ветра не было. Только Аканэ сопела всё громче, снова начиная закипать.

И тут их догнал, наконец, отягощённый сундуком заряд ядовито-розового энтузиазма. Причём, прискакал откуда-то совсем со стороны, по одной из петель, торчавших от великого узла вбок.

— Что за шум, а гама нет? — осведомился Бря, к Ранминому раздражению даже не запыхавшийся. — Чего стоим? Раз уж вляпались, надо смазывать когти и рвать копыта! Или бря?

— Мы не против, но медальон сломался, — мрачно объяснила Аканэ, тщетно пытаясь испепелить своенравный механизм взглядом.

— Ась? — Бря прищурился, просовываясь у неё подмышкой чтобы лучше рассмотреть экран. — Резонанс в гиперпетле?.. Ой-ляля... Это не он сломался, это вы чего-то откаблучили, и теперь цель достижима только если вы что-то сделаете, или не сделаете такого, что она станет недостижима... Просто логическая бомба в физическом воплощении! Редкий глюк, я только чисто теоретически о таком предполагал. — Он вдруг подозрительно скосился на Ранму. — Эй, девушкопарень! А ты, случаем, не задумал эту вашу Усаги убить?

— Слушай, ты... — прорычала Ранма, и взгляд её полыхнул страшно. — Да я за неё...

— Понял, понял! — просипел Бря, пятясь в испуге так поспешно, что чуть не сорвался вниз. — Значит, ээ, эту возможность исключаем. Ну, бря-ээ, не знаю тогда.

На несколько минут всё умолкло: Монстролик напряжённо думал, Аканэ озиралась по сторонам, наблюдая за раскинувшимся на сотни метров во всех трёх измерениях исполинским лесом, а Ранма медленно выпускала пар.

— Хммм, а что, бря... — ожил, наконец, Бря. — Позвольте-ка ваш медальон, красавицы. — Он попытался снова просунуться у Аканэ подмышкой, но был отпихнут. — Я тут придумал кое-что, но, ээ, мне нужно с ним поработать. — Привстав на цыпочки, он перевесился через плечо Аканэ, выпустив из подмышки одно щупальце. Замер, шкурой ощутив надвигающийся рок, и спешно добавил: — Только, ээ, мне придётся Вашим пальцем. Иначе защита блокирует, клавиатура распознаёт часть тела владельца по ДНК.

Аканэ смерила зайчика подозрительным взглядом. Тот прижал уши и заёрзал.

— То есть, если я возьму щепку, — вклинилась Ранма, — и попробую нажимать клавиши - оно не сработает?

— Истинно так. — Бря закивал. — Истинно так. Признаюсь, я про инструменты Ас-пользователей знаю чисто теоретически, но наличие подобной защиты - научно установленный факт. Она, правда, тупая. Отрезанный палец, например, часто срабатывает. Но зафиксированы случаи когда подобных, бря, изобретателей спонтанно стирало...

— Ну, смотри мне, — предупредила Аканэ, протягивая палец.

Бря обвил его щупальцем опасливо, словно живую гадюку. И пошёл стучать по клавишам. Незнакомые меню и формулы замелькали так быстро, что Аканэ потеряла ориентацию на четвёртой секунде. Но длилось это недолго.

— Так и знал, бря, — раздосадованно прокомментировал розовый, отпуская Аканин палец и втягивая щупальце.

— Что знал? — спросила Ранма, скрестив руки.

— Проблема в вас, бря, не в нём, — отозвался монстролик каким-то уставшим голосом. — Ну что за невезение, бря, я столько лет их хранил!

— Кого хранил? — спросила Аканэ.

— Ас-конструкты для... — монстролик внезапно умолк, оборвав себя на полуслове. — Очень извинямс, бря, но я вынужден применить на вас... ээ, артефактные Ас-конструкты, не раскрывая вам, для чего они служат.

— Ты что гонишь? — Ранма угрожающе надвинулась на него.

— Я просто не могу! Если скажу вам, резонанс не исчезнет, и мы сгинем тут!

— Почему нам нельзя говорить? — хмуро осведомилась Аканэ. — Это что, как некоторые виды магии со своими странными ограничениями?

— Какая ещё магия! — возмутился Бря. Задетый за живое, он сразу утратил весь трепет перед двумя недружелюбно настроенными девушками. — Первое правило темпоральной механики! — напыжившись, тоном университетского профессора продекламировал розовый заяц. — Девяносто семь процентов связей темпоральных конструктов пролегает через сознание разумных существ, как основных агентов девиации реальности!

— Чего?.. — не поняла Ранма. — При чём тут время?

— Как при чём, бря? — удивился тот. — Вы всё это время пользовались ведущей темпоральной гиперпетлёй, даже не понимая её природы?

— Но ведь манипуляции со временем в Ас невозможны, — возразила Аканэ.

— Невозможны для не обладающих правами, — поправил Бря. — Сама же система только на этом и стоит. Это один из основных системных ресурсов, чтобы вы знали. Совершенно естественно предположить, что достаточно высокоуровневый пользователь - я бы оценил планку не ниже второго-первого уровня - способен использовать темпоральные гиперпетли в своих целях. Я, признаюсь, рассматривал всю эту механику лишь как интересное теоретическое упражнение, поскольку расход энергии совершенно конский даже для Ас-лордов первого уровня, делая подобное использование совершенно непрактичным. Я и представить не мог, что встречу изделие Нулевого который способен швырять океаны энергии на ветер с пугающей лёгкостью.

— Океаны энергии? — Ранма приподняла бровь.

— Чтобы эта штука работала, — Бря указал на медальон, — где-то в недрах Ас сгорают от сорока до девяноста солнечных масс в секунду, превращаясь в темпоральную энергию.

— Ничего себе! — пискнула Аканэ, невольно отстранив от себя невинно выглядящий медальон цвета меди.

— И он просто вот так тратит столько на дешёвую имитацию Дрэгонбола? — не поверила Ранма.

— О, вы тоже этот комикс знаете? — оживился розовый. — Жесть, страшная жесть, особенно к концу. Но поймите, Ас включает сотни, если не тысячи практически необитаемых вселенных. А Нулевой - один на них все. Уж в чём - в чём, а в мёртвой материи он недостатка не испытывает. Может тратить хоть по сотне галактик в секунду, мультиверсум от этого даже не почешется.

— Это всё замечательно, — сказала Ранма, возвращая разговор на рельсы, — но ты так и не объяснил, почему нам нельзя знать.

— Потому что резонанс - у вас в головах, бря! Не в интеракторе этом, не в системе, а именно в вашем сознании! И чтобы от него избавиться, вам как раз и понадобился мудрый специалист со стороны. А именно - я! Пока не доберусь с вами до какого-нибудь приличного города... — Он почесал своей косой за ушами.

Аканэ бросила взгляд на Ранму. Та пожала плечами: мол, что ещё остаётся? Только следить за этим чучелом. Если это его мухлёж - рано или поздно раскроется.

Монстролик, тем временем, перекапывал свой сундук. Дорывшись до самого дна, он извлёк пару тускло-серых кристаллов:

— Вот, держите. На чёрный день берёг. Редкостное сокровище... Эх... — он протянул кристаллы девушкам.

— И что с этим делать? — Ранма недоумённо крутила кристалл в руках.

— Как, бря, что? То же, что и с любым Ас-конструктом. Приложите ко лбу, тогда сработает.

— Что же они, всё-таки, делают? — подумала вслух Аканэ, критически разглядывая свой кристалл.

— Ничего не остаётся, как поверить ему на слово. — Ранма скривилась. — Слышь, хентай-бакемоно, если это какой-нибудь приворот - я с тебя потом с живого шкуру спущу! — Она одарила монстролика обещающим взглядом, и поднесла кристалл ко лбу. Через секунду тот с громким хлопком исчез, заставив Ранму моргнуть от неожиданности. Никаких видимых изменений не произошло. Аканэ вздохнула, и повторила со своим кристаллом то же самое.

Медальон блипнул.

— Работает, — подтвердила Аканэ.

Полезли дальше.

Внутренняя, прилегающая к стволу, сторона лиан давала больше удобных упоров и мест, где можно перехватиться. С другой стороны, складки и рёбра ствола и лианы образовывали настоящий лабиринт сумрачных каверн, в которых водилось всякое, как теперь знали. Да и путь мог завести в тупик, подобные расселины часто смыкались, не имея против ожиданий второго выхода. Кроме того, древесина здесь часто бывала подгнившей, создавая реальный риск провалиться сквозь прочную на вид кору и ухнуть в заполненное гниющей дрянью, ощетинившееся острыми щепками дупло, уходящее вниз метров этак на двадцать.

Этих опасностей было легко избежать, держась наружной стороны вьющихся по стволу лиан. Зато там была всё покрывала влажная, скользкая, непригодная для хватания тропическая растительность, и головокружительная пропасть под ногами. Впрочем, грань между «наружной» и «внутренней» была весьма условной. Лианы вились самым причудливым образом, наслаиваясь поверх друг друга, перекрещиваясь и перехлёстываясь. Нависающий над бездной уступ переходил в сырую, тёмную щель и обратно. Карабкаться по этим почти вертикальным спиралям было бы ещё тяжелей, если бы поверхность лиан не была бугристой, словно канат, свитый из верёвок толщиной в метр-два. Сами же лианы тоньше четырёх метров не бывали, а большинство было куда толще. И всё равно казались тонкими плетями по сравнению со стволами деревьев.

— Какая ещё жесть, — сама себе бормотала Ранма, поглядывая по сторонам и за женой на чистом автопилоте. — Дрэгонбол - добрая, совершенно детская манга. Там даже не убивают никого, она только на поверку реалистичная. Жаль, читать удавалось лишь урывками. Интересно, совершенно не помню когда я вырос и мне стало не до неё. Незаметно так. Даже не помню кто был последний злыдень которогого Гоку побил. Вроде, Пикколо? Или нет, он только объявился? Не, не помню.(прим. 1)

Наткнувшись на очередной гигантский узел, не стали и пытаться протиснуться сквозь него, а полезли по внешней поверхности. Это стоило огромных сил и нервов: поверхность с отрицательным наклоном была скользкой, ноги часто срывались. Тянули только на кунаях, всаживая их поглубже в твёрдую древесину а потом с трудом выдёргивая. И не факт, что успеешь зацепиться снова, если кунай вырвется.

Монстролик жалобно причитал, хоть и держался лучше девушек, благодаря когтям на кошках, пристёгнутых к задним лапам. Дыхание ему для разговоров было не нужно, и он все нервы успел вымотать своими рассуждениями, что лучше было бы сделать небольшой крюк, чем так рисковать.

Выбравшись на вершину узла, девушки долго стояли, давая отдых рукам: такое скалолазание даже для их сверхчеловеческой силы было делом нелёгким. Потом двинулись по мосту из лианы на соседнее Дерево, продираясь сквозь выросшие на ней джунгли, и карабкаясь с выступа на выступ. После всего пройденного, это казалось лёгкой прогулкой.

А потом - снова вниз. И опять вверх.

В таком выматывающем темпе провели несколько потных и душных часов. Позади было уже две трети пути, когда ко всем «прелестям» путешествия добавились возобновившиеся глюки медальона. Навигационные точки начали периодически передёргиваться, неожиданно и необъяснимо меняя маршрут. Иногда вообще исчезали, под надоевшее уже всем хуже боли зубовной «ведущая гиперпетля не замкнута», заставляя «лозоходствовать» подбирая где свернуть. Это не раздражало бы до такой степени, если б не приходилось временами разворачиваться и карабкаться назад, чтобы шайтан-машинку расклинило.

— Слышь, изврат, — вполголоса обратилась к монстролику Ранма, поотстав от медленно, но верно закипающей Аканэ. — Что-то не работает твоё средство. Чё эта фигня вообще значит, а?

— Брясь? Незамкнутая петля-то?

— Она самая.

— Бря... Говорил уже, недостижимость цели она означает. Проистекающую из ваших же усилий достичь цели. То есть, если продолжите идти прежним курсом, не меняя намерений - то никогда до цели не доберётесь.

— Например?

— Нууу... Были б вы обычными людями, скучными и бесхарактерными - я б, бря, сказал, что отчаетесь и передумаете, или загоните себя в ловушку без выхода. Но вы такие сильные и упорные, что незамкнутая петля для вас может означать только одно... —  Бря умолк, так и не закончив.

— Ну, и что же? — осведомилась Ранма.

— Смерть.

Ранма покосилась на Аканэ. Та вновь одарила медальон раздражённым взглядом, повернула слегка направо, потом налево, удовлетворённо вздохнула, и пошла пробираться вдоль левого края лианы, обойдя заросли пышных, крупнолистных кустов. Рыжая успела краем глаза уловить, как в кустах промелькнуло что-то юркое, яркой жёлто-чёрной окраски. Она поёжилась, по спине у неё поползли мурашки. Даже хвалёное Ранмино бахвальство сдало, оставив лишь глухую, саднящую тревогу. Слишком много раз за этот день смерть уже дышала в затылок её любимой. Слишком хорошо помнилась смерть родных, друзей и боевых товарищей - хоть всё и было обращено вспять после уничтожения Галаксии.

— Ты это, там... Поосторожнее, Аканэ, — сорвалось у неё с языка, до отвращения умоляющим голосом.

— Не виси над душой! — окрысилась темноволосая девушка, сама уже на грани. — Сам смотри вокруг внимательнее. — И без того далеко не образец самокритичности, в раздражённом состоянии она могла по упрямству задвинуть любого осла.

Ранма подавила желание тяжко вздохнуть. Этот путь надо пройти до конца. Не свернёшь.

Дальше двигались в молчании. Полном переживаний и нехороших предчувствий со стороны рыжей и еле сдерживаемого раздражения со стороны Аканэ. Ну а Бря все силы тратил на то, чтобы не отстать. Всё-таки не приспособлены кролики к скалолазанью, даже с богомольими лапами.

2004 — 10 декабря 2013

 
 

Примечания автора:

1
Сага о Пикколо дай-мао - поворотный момент, начиная с которого Дрэгонбол из чистой и светлой детской сказки начинает превращаться в брутальный эпос, известный за пределами японии под буквой «Z». Ранме повезло, что он бросил читать мангу именно на этом месте, сохранив о ней тёплые воспоминания детства.

Благодарность за вычитку:
 — Crystal
 — ryuumon
 — OSMQEP
 — poVitter
 — пользователям Orphus (32 ляпов)
<< предыдущая глава ~~Ваша судьба аннулирована - главная~~ следующая глава >>

Обсудить сам фанфик или его перевод можно на нашем форуме (но на форуме нужно зарегистрироваться ^^
Это не сложно ^_^)

Будем благодарны, если вы сообщите нам об ошибках в тексте или битых ссылках ^_^ — напишите письмо или на форум, или еще проще — воспользуйтесь системой Orphus

Ошибка не исправлена? Зайдите сюда. В этой теме я буду выкладывать те сообщения, из которых я не поняла, что мне исправлять