Автор:
Cheb

Эта история относится к фанфикам. Будучи таковым, она в неоплатном долгу перед создателями используемых ниже персонажей: Румико Такахаси, создавшей Ранму, и Кунихику Икухарой, создавшим Сэйлор Мун на основе работы Наоко Такеучи.

Ваша судьба аннулирована

Глава 26, Издевательство над сопроматом.

Долго ли, коротко ли, но вот наконец Ирис перестала чесаться во тьме, и издала вздох безмерного облегчения. Значит, зажили все ожоги. Засветился экранчик медальона, застучали клавиши, и скоро открылся портал, затопив зал дневным светом. Жара резко сменилась прохладой.

Сол подошла к порталу оглядеться. Вниз уходил крутой горный склон. Воздух был разрежённым, восхитительно холодным. Где-то глубоко внизу простирался слой облаков. Рыжая осторожно просунула через портал палец. С тихим хлопком вся её левая перчатка исчезла, налипшие крошки камня осыпались вниз. Через пол-секунды исчез и золотой наруч, заставив девушку спешно отступить, дабы не доводить до стриптиза. Извращенец в команде, и все вытекающие.

— Не стоило и надеяться, что эта халява надолго. — Она со вздохом сбросила трансформацию, превратившись обратно в Ранму. Занятая всякими мыслями, она слишком поздно сообразила, что стриптиз при этом всё равно получился, длиной примерно в секунду. Хорошо, хоть спиной к нему стояла!

— Да что опять такое! — возмутилась Ирис, стуча клавишами.

— Что? Что не так? — вышедшая было наружу, Ранма обернулась к ней.

— Да опять петля эта дурацкая не замкнута! — в сердцах бросила Ирис, думая о том, что с таким ненадёжным поводырём им до места не добраться. У неё руки уже опускались, даже злиться сил не оставалось на ненадёжную железяку.

— Брясь? — заинтересовался монстролик. — Барышни, если...

— Эй! — его прервало встревоженное восклицание Ранмы. — Это ещё что за?.. — Рыжая вглядывалась куда-то в сторону, скрытую от них кромкой портала. — Фига се! — Она спешно заскочила обратно. — Прикинь, это никакая не гора, это муравейник!

— Муравейник? — недоверчиво переспросила Ирис, оторванная от мрачных раздумий и сбитая с толку. — Какой ещё муравейник?

— Не порите чуши, не порите! — возмутился Бря. — Одного только сопромата достаточно, чтобы опровергнуть этот нонсенс! Муравейник такого размера раздавил бы себя собственным весом! И это не принимая в расчёт чисто биологической невозможности! Размер насекомых жёстко ограничен несовершенством их дыхательной системы, и даже при парциальном давлении...

— Ты это им объясняй! — оборвала его рыжая, указывая вниз по склону.

Оттуда надвигалась... каменная лавина? Ирис вдруг в ужасе осознала, что накатывающая супротив силы тяжести серая масса состоит из муравьёв. Здоровых таких муравьёв, с лошадь размером. И маленькими они кажутся только от расстояния. Она панически застучала по клавишам, всё время промахиваясь и ошибаясь. В портал просунулась уродливая серая башка с огромными жвалами и длинными, распушёнными усиками. Потом ещё одна. Какие-то одиночки подошли с тыла.

Ранма быстро и по деловому отпнула обоих муравьюг, отправив тех кубарем вниз по склону. Серая лавина стремительно надвигалась, щёлкая жвалами. Муравьи набегали - тысячи их!

— Шас хе ыт, закрыть портал! — опомнилась Ирис.

— Не привелось потанцевать, — с некоторым разочарованием констатировала невидимая в темноте Ранма.

— Не понимаю, — подавленно сказала темноволосая девушка. — Ну почему мне опять не удаётся открыть портал прямо к токену? От этого муравейника до него километров двести! — В её голосе прорезалась досада. — Первый раз, когда токен и близко не лежит от с транспортного узла - и всё равно не выходит! Это я что-то делаю не так? Или механизм этот настолько дурацкий?

— Ась? —  монстролик прервал своё обиженное бормотание о биологической невозможности и надругательстве над сопроматом. — Вы, вообще-то, не забыли, что пытаетесь выполнить точное наведение внутри мира из транспортного узла, этому миру не принадлежащего? Нет, я понимаю, в отдельных случаях такое может сработать. Но при такой здоровенной рю-метадистанции, как сейчас, наводки получаются просто жуткие, бря. Вот и выходит у вас разброс в сотню-другую километров. И это ещё цветочки, бря!

— И что же нам делать? — спросила Ирис.

— Бря! Что им делать! Ещё спрашивают! — розовый аж надулся от негодования. — Конечно же, идти к транспортному узлу того мира! И уже оттуда - открывать портал к токену.

— Но там этот узел на противоположной стороне планеты, — удивлённо возразила она.

— И, бря? — все три смутно светящихся в темноте глаза уставились на неё, перестав хаотично вращаться. — Какое отношение расстояние внутри мира имеет к квазидистанции между мирами? А, бря-бря-бря?

— Ладно. — Ирис вздохнула. — Поверю на слово. — Она нахмурилась, снова начиная набирать команду. — Значит, надо выйти как можно ближе к пирамиде того мира...

* * *

Наконец. Наконец её титанические усилия увенчались успехом. Ами громко зевнула, от усталости безразличная уже к необходимости соблюдать приличия. Перед ней, тускло светясь зелёным, висел зажатый струбциной медальон портального контроллера. На экране шевелилась и помаргивала мешанина тончайших чёрных линий. Направленная на экран телекамера, подключённая к массивному студийному монитору, каким-то образом превращала это месиво в не менее непонятную мешанину из цветных пятен трёх или четырёх цветов.

— Готово? — с недоумением переспросил оператор, один из многих вызвавшихся добровольцами от национальных телеканалов. Легендарной Мизуно Ами не нужно было столько помощников, но честь выпала именно ему. — Это просто цветные пят... — внезапно с его глаз словно сдёрнули полог. Картинка сложилась, подобно мозаике, и он разглядел за розовыми, салатовыми и чёрными пятнами силуэт девушки, свернувшейся на толстом суку дерева. — О... прошу прощения, — смутившись, поспешил поправиться он. — Тогда это... Цукино Усаги?

— Это несомненно она! — подтвердила Ами, с трудом задавив ещё один зевок. — Помогите теперь наладить связь... Наши должны увидеть это как можно скорее, а мистический эфир в этой зоне глушится.

Они сидели в военном тенте, наскоро воздвигнутом внутри воронки, оставшейся от портала покойного демона. Ами совершенно не нравилось, что пришлось развернуть лабораторию в зоне, которая могла в любой момент стать эпицентром очередного иномирового вторжения. Большим шишкам из сил самообороны это нравилось ещё меньше, но выхода не было: она не могла позволить себе риск выноса медальона за пределы зоны, фактически представлявшей плацдарм Ас на Земле.

Под шум строительства сборного домика, возводимого под боком, они продолжали пытаться и подстраивать, пока не установили связь - да и то лишь благодаря старым «домашним заготовкам» Ами по скрещиванию слона и трепетной лани, научившим маго-технические устройства понимать банальные УКВ. Слышно было плохо, с помехами. Оказалось, пятеро блудных воительниц сидели в грузовом трюме самолёта, приближавшегося сейчас к Токио с северо-запада. Корпус авиалайнера замечательно экранировал радиоволны, лететь им оставалось всего километров двести, и Ами предложила подождать до посадки, а уж потом...

Но девушки, страшно обрадованные вестью о живом и почти нашедшемся товарище, потребовали показать её немедленно. Даже если там почти ничего не видно. Галдели наперебой, не давая Ами слова вставить. В результате, ей пришлось махнуть рукой на попытки объяснить им, как подключить коммуникаторы к видео трансляции, не потеряв при этом звук. Перехватила управление дистанционно - всё равно долго объяснять - и пустила картинку в обычном телевизионном формате, благо запас частот военные дали. В результате, три коммуникатора ловили картинку, остальные - оставались на связи с Ами.

Наахавшись и наохавшись, стали просить показать окрестности. Управлялась «невидимая камера» с трудом и неохотно, но дать общий план удалось без труда. Вот тут и грянул неприятный сюрприз. Сначала чёрное пятно у подножия древесного ствола приняли за тень дерева: картинка была крайне непривычной, разобрать детали в хитросплетениях пятен было почти невозможно.

Потом подкралось осознание некой неправильности картины: уж больно эта тень была велика для такого ствола. А потом «тень» дёрнула ухом, и слегка повернулась с боку на бок. Радостный гвалт из хрипящей рации как отрезало.

Ами крутила настройки так и этак, картинка на пару минут пропала, потом стала чёрно-белой, зато чуть поотчётливее, в пять-шесть вариаций серого. Крутя «камеру», удалось рассмотреть лежавшую под деревом зверюгу, в результате чего настроение у всех упало окончательно. Брутальная помесь кабана с крокодилом, габаритами примерно с быка, явно не просто так под деревом высиживала.

Гадания, как же Усаги быть, и сколько уже она сидит на этом дереве, и успеют ли Ранма с Аканэ прежде чем она свалится от голода и жажды, продолжались ещё с полчаса. Наблюдать за дрыхнущей зверюгой всем быстро надоело, и Ами перевела обзор обратно на подругу, приблизив лицо. Даже в полуабстрактной размазне пяти градаций серого было заметно, как та осунулась. По лицу невольной робинзонки блуждала блаженная улыбка. «Наверно, мороженое снится,» предположила Венера.

Но вот, наконец, Усаги начала просыпаться. Пошевелилась, проморгалась. Блаженство на её лице медленно сменилось выражением кислого смирения.

Чтобы ничего не упустить, Ами перевела невидимую для той «камеру» на общий план. Блондинка, тем временем, скривилась - судя по жестам, свело желудок от голода. Соратницы в трюме самолёта откликнулись сочувственными охами.

Потом Усаги поглядела вниз, опасно свесившись с сука, на котором лежала. Ко всеобщему удивлению, вместо ожидаемого страха на её лице отразилась смесь вожделения и хищного азарта. Почти замерев, она медленно, словно старалась не шуметь, полезла к себе за пазуху. Откуда извлекла какой-то плоский диск размером с тарелку. Понять, что это такое, было невозможно. Ами приблизила картинку, но неопознанный круглый объект так и остался чёрным пятном безо всяких деталей.

Усаги, тем временем, занесла руку с диском, словно для броска. Губы её при этом двигались.

— Мун тиара экшен, — прокомментировала вдруг Марс.

А ведь точно! У всех вдруг словно пелена с глаз спала. Ситуация была до боли знакомой, диск был как раз с боевую форму Лунной Диадемы. Но откуда в гражданском? И почему чёрная? Ответов не было.

Усаги резко метнула чёрный диск вниз. И через мгновение расцвела хищной улыбкой. «Ятта!» - явственно прочитали по губам воины в матросках. Усаги начала торопливо спускаться. Неловко повернулась, сорвалась - и, беззвучно ойкнув, улетела вниз, навстречу шести метрам свободного падения и огромному хищнику!

Покрывшись холодным потом, Ами под горестные вопли подруг повела обзор вниз. Там... Там обнаружилась однозначно живая Усаги, хоть и явственно припадающая на одну ногу. Что не мешало ей исполнять первобытную пляску вокруг необъяснимо-недвижимой туши зверя.

— Это у меня галлюцинации, — ошарашенно спросила Уранус, — или она только что поохотилась?

— Если это действительно диадема, — ответила Венера, — то ей при желании можно хоть слона завалить. Убойная штука.

— А булкоголовая с «тарелочкой» в руках - это страшная сила, — добавила Марс. — Даже с двух-трёх рикошетов попадает точно в цель.

— Да ну, гоните! — не поверила Уранус.

— Её весь запас ловкости в это умение ушёл, — пояснила Марс. — Потому, наверно, такая и косорукая. Зато чакрам ей в руки просто страшно давать. Зена рядом с ней отдыхает.

— Бьёт, зараза, не больше раза, — надругалась Венера над цитатой из «Повести о доме Тайра», — но попадает не мимо глаза.

Последовал коллективный тяжкий вздох.

Наплясавшись, Усаги снова схватилась за сведённый живот. С натугой выдернула из шеи зверюги чёрный диск, и начала длинно, бестолково, и неуклюже открамсывать им здоровенную - не меньше бычьей - ляжку. Девушки сочувственно вздыхали.

Наконец, вымотавшись и вся измазавшись, Усаги завершила свой труд мясника-недоучки, устало взвалила недельный запас мяса себе на спину - «Спорим, за два дня изничтожит,» прокомментировала Рей - и, пошатываясь под этой тяжестью, побрела куда-то. В медальоне стала нарастать какая-то перегрузка, и киносеанс пришлось свернуть.

Впрочем, главное теперь знали: с Усаги всё в порядке.

Надо будет на следующий сеанс связи пригласить Мамору, которого пока что держали в неведении, щадя его и без того уже превратившиеся в мочалку нервы.

* * *

Ирис уже начинали утомлять бесконечные попытки навестись поближе к местной пирамиде, упорно дававшими разброс в районе сотни километров. Портал же упорно, раз за разом, открывался во влажный сумрак густейших джунглей.

Поэтому, когда вдруг выпало тридцать и открытая, хорошо освещённая площадка, темноволосая сэйлор-воительница ухватилась за этот вариант с излишним энтузиазмом. Обратно в Аканэ она превращалась уже на бегу. Драные остатки белого трико с голубой плиссированной юбочкой исчезли, истаяв в воздухе словно морок, через секунду на их месте возникла грубая защитного цвета куртка, объёмистый рюкзак, камуфляжные штаны и тяжёлые ботинки с ребристыми подошвами. Впрочем, выскочила Аканэ так стремительно, что превращение не успело за её выходом в мир, отрицающий подобную магию. Левый ботинок возник в воздухе у неё за спиной, глухо шмякнувшись на зеркальный пол зала. Аканэ сбилась с шага, вдруг угодив голой пяткой на осклизлые камни.

— Эй, эй, осторожнее! — окликнула жену рыжая, подбирая ботинок и поспешно выходя вслед. — Ты ещё совсем превратиться забудь, вляпаешься так в переделку с голой задницей! — Сказать она, вообще-то, хотела, что беспокоится за свою половину, и просит ту быть поосторожней. Но... Нервы были ещё на взводе, язык понесло на автопилоте - натренированный совсем на другое, он подложил капитальнейшую, размером с Кацунишики, свинью.прим. 1 Зря я считал, что самое трудное - произнести «я люблю тебя», подумала Ранма, отвешивая себе мысленный подзатыльник. Высказывать конструктивную критику - ещё сложнее.

Аканэ зыркнула волком, свирепо вырвала у неё ботинок, и, не говоря ни слова, начала натягивать его, прыгая на одной ноге. Ранма тяжко вздохнула, чувствуя себя последней скотиной.

Монстролик выпрыгал вслед за ними. Портал закрылся с таким резким хлопком, словно хлыстом щёлкнули. Розовый нервно дёрнул ушами, пошевелил жвалами, и задал сакраментальный вопрос:

— А куда это мы, бря, попали? Неслабый такой лесок - надеюсь, в нём ящуры не водятся?

Ранма сторожко огляделась, молча ругая себя за невнимательность. Нельзя же так ворон ловить, высадившись в неизученной местности! Сколько бы камней не было на душе. Она огляделась вокруг, подняла взгляд - всё выше, и выше, и выше... Аж разинула рот от удивления, прокомментировав: «Ну, ничего себе!»

Исполинские, невозможные деревья тянулись в высь, постепенно исчезая в пронизанной зеленоватым светом дымке, скрывавшей кроны от глаз. Сами стволы почти исчезали под наслоениями гигантских лиан, вившихся хаотичным плетением и связывавших деревья зелёными висячими дугами, словно обросшие бородами мосты. Вкупе с ярко выраженными на стволах вертикальными рёбрами, это превращало каждое ур-дерево в сложный лабиринт глубоких, тёмных провалов, настоящих пещер, обрамлённых шапками пышной зелени и бородами корней и меньших лиан. Таким невероятным был масштаб этого леса, что разум поначалу отказывался признать, что это не ковёр мха покрывает извивы лиан и выступы стволов, а обычная, нормального размера поросль кустов и деревьев.

Девушки подошли к краю площадки. Которая оказалась вершиной высокой, крутой пирамиды. Нижние уступы тонули в густом тумане, из которого проглядывал зелёный хаос джунглей - обычных джунглей, деревья которых играли в этом титаническом лесу роль травы. Тяжёлый дух болотных испарений поднимался даже сюда, затрудняя дыхание. Одежда уже успела отсыреть в перенасыщенном влагой воздухе, и противно липла к телу. Из джунглей внизу неслось многоголосое уханье, повизгиванье и стрекотание. В одном месте еле различимые через туман вершины деревьев дёргались, словно через лес ломилось что-то куда крупнее слона.

— Да сколько можно издеваться-то, бря!!! — возопил Бря, оглядывая титанические деревья. — Бедный, бедненький сопромат, все-то его обижают! Ну не может, не может быть таких деревьев! Они должны были давно рухнуть под собственной тяжестью! — Он с вызовом уставился на километровой высоты растения, словно ожидая, что те вот-вот начнут падать, устыдившись.

Деревья всё так же продолжали выситься в скрывающей дали туманной дымке. Ранма, задрав голову, критически оглядывала хаотическую сеть лиан, достаточно толстых, чтобы зарасти деревьями и кустами, укрывавшими исполинские висячие дуги зелёной шубой. Высоко, на самой границе видимости то-ли птицы, то-ли птеродактили кружили чёрными точками вокруг одного из «висячих мостов».

— Всё дело в ци, — рассеянно пояснила она, не оборачиваясь к нему. — Я её почти не чувствую, так здесь всё затоплено ей. Подобно тому, как мы используем нашу ки, раздвигая границы возможного, эти деревья... Нет, но какая силища, а? Сколько же в этом мире нерастраченной природной силы? Это ж почти что магия, в своём роде... А может, магия и есть... — Она задумчиво умолкла, продолжая, тем не менее, прочёсывать взглядом лианы, умещавшие на себе целые мини-джунгли, и стволы, подобные изъеденным пещерами утёсам.

— Ци? — розовый вдруг прижал уши. — Природная магия? — Он нервно заозирался вокруг.

От медальона в руках Аканэ пошло нудное, повторяющееся блипанье. Коротковолосая девушка хмурилась всё больше и больше, глядя на экран. Скоро на щеках заиграли желваки, и она со скрежетом зубовным вдавила клавишу, оборвав назойливый звук.

Бря с нервной суетливостью подскакал к одному краю площадки, к другому... Потом прянул, словно ужаленный, возопил «Ой, бедаааа!» с такой смертной тоской в голосе, что мурашки по коже - и, охваченный паникой, попытался спрятаться в свой сундук. Что, естественно, не удалось, поскольку сундук был набит под завязку. Туловище трясущегося монстролика осталась торчать из под скрывшей голову крышки - наглядная иллюстрация к байке о страусах, втыкающих голову в песок.

— В чём дело-то, розовый? — насторожённо осведомилась Ранма. Ей совершенно не нравилось, что природная сила, которой тут был напитан даже воздух, глушила все её ки чувства. Как бы чувство опасности тоже оглохшим не оказалось.

— Ой, бедааааа! — провыл монстролик, пытаясь теперь спрятаться под сундук, что выглядело ещё глупее. — Конец нам настал! Кердык, каюк и полный капец!

— Да почему конец-то? — спросила Ранма, а на душе у неё ёкнуло. Каким-бы свихнутым попутчик ни был, но просто так, без прямой угрозы, он паниковать не стал бы. — Чего именно тут такого опасного, а? Давай колись, хентай-бакемоно, а то второго «жарковато» я тебе не спущу. — Она подошла глянуть вниз - чего он такого испугался - но увидела лишь склон пирамиды, чуть менее крутой чем другие три, с остатками ступеней, и двумя полуразрушенными статуями муравьёв чуть пониже плоской вершины, на которой стояли путешественники. Нижняя часть склона была развалена гигантской лианой, выходящей из него и полого возносящейся к одному из ближайших деревьев-исполинов, почти сливаясь в начале с вершинами укутанных туманом джунглей.

— В том-то и дело, что никто не знает! — Бря сделал страшные глаза. — Ведомо лишь одно: это - мир, из которого не возвращаются!

— Как это, «не возвращаются»? Не темни — Ранма нахмурилась, скрестив руки и буравя его недружелюбным взглядом.

— Ну... это, бря... — замялся Бря, — То есть, иногда-то возвращаются... Но большинство тех, кого сюда заносило, назад не вернулся. И даже косточек их не нашли... — Монстролик снова прижал вставшие было торчком уши. — А самая-то жуть – те, кто вернулся-таки, не обнаружили тут ничего настолько опасного! Ну, флора с фауной, конечно, лютые. Но не настолько, чтобы разом изничтожить трёхсотенный отряд в силовой броне, со средствами связи и таким запасом тра-да-даха, что даже этот лесище могли бы до горизонта смести. А ведь бывало и такое, не раз и не два. Исчезали не пискнув, весточки не подав. И даже гайки ржавой от них не оставалось! Ну, я понимаю, тела могли муравьи уволочь, вместе со всем оборудованием - но ведь что-то до этого их всех поубивало?.. Вот так вот! — Бря придвинулся некомфортно близко, драматически жестикулируя грудными лапками. Ранма сделала шаг назад. — Этот мир таит в себе какую-то зловещую, смертоно-осную тайну! — В его голос добавились пророчески-зловещие тона. — И почему люди исчезают бесследно, — Он для выразительности подпрыгнул к Ранме нос к носу, и положил косы-грабки ей на плечи, — тайна, мрак и непонятки-и!.. — закончил розовый на замогильно-предрекающей ноте. После чего отправился в короткий полёт, едва не закончившийся падением с пирамиды.

— Если не прекратишь меня лапать – тогда точно отсюда не вернёшься! — предрекла, в свою очередь, Ранма, поворачиваясь спиной к цепляющемуся за край монстролику. И у неё, в отличие от него, вышло по настоящему зловеще. — Аканэ... Ты как? Есть эти... навигационные точки?

— Да что же за проклятье такое! —  прорычала та с нотками истерики в голосе, глядя на экран так, словно готова была стереть непокорный механизм в порошок. — А я, дура, ещё порадовалась, как хорошо срезала, отсюда всего тридцать километров до местной пирамиды. Ага, по прямой. — Она обвела мрачным взглядом джунгли внизу, тонущие в густом тумане и ещё более густом сумраке.

— Тридцать? — с сомнением переспросила Ранма. — По моему, это ближе чем до сих пор удавалось. Хотя, тридцать километров через такой лес... — Она критически обвела взглядом окружавший их пейзаж.

— Ну почему оно не может просто соединить один узел с другим? — Аканэ насупилась. — Мы бы за полчаса до цели добрались! — Она мрачно уставилась на экран. — Теперь вот опять продираться, рискуя жизнью. Легче было бы две сотни по горам пройти, чем эти тридцать по джунглям! А оно, — она потрясла медальоном в воздухе, — одних смертельно опасных змей шестьдесят тысяч видов насчитало!

— Тридцать - это просто фантастически близко, при входе из другого мира, отстоящего на такую квазидистанцию, — слабым голосом возразил Бря. — Вы, барышни, вытащили один шанс на миллион.

— Да, но оно опять бред несёт и даже пирамиду местную на карте не показывает! — Аканэ протянула ему медальон, давая разглядеть экран. — То опять петля не замкнута, то вообще дурь какая-то.

На экране светилась надпись «Недопустимо высокая амплитуда темпоральных наводок стремится к нулю!»

— Брясь? — монстролик уставился на экран, и уши его снова поникли. Не очень хороший признак, подумала Ранма.

— Я уж как только не пробовала, — продолжила Аканэ. — И в энциклопедии искала! Нет там ничего про ведущую петлю. И по всем этим сообщениям тоже ничего нет, наверняка это просто бред.

Последовала напряжённая пауза. Исполинский лес всё так же высился вокруг, словно они были мышатами на пенёчке а не людьми на пирамиде высотой с двадцатиэтажный дом. Тысячи тёмных провалов в мешанине лиан и стволов безмолвно взирали на них, зияя угрожающей неизвестностью. Монстролик нечленораздельно хмыкал и чесал в затылке, толку от него ожидать не приходилось.

— Можно вернуться, — предложила Аканэ, сама не веря в смысл подобной затеи, — и поискать другую точку высадки. Но сколько я успела заметить за ту чёртову уйму попыток, джунглями транспортный узел окружён со всех сторон. Получается, у нас нет другого выхода, как ломиться вслепую через заросли, где ядовитая гадость за шиворот мешками сыплется и не видишь что в пяти метрах впереди - может, стая муравьёв, или бешеный трицератопс. А по веткам скакать - даже отсюда видно, какие они у этих деревьев тонкие. И скользкие наверняка.

— Ага, это не считая, что там наверняка болото, — поддакнула Ранма, швыряя вниз увесистый камень, и прислушиваясь. Внизу треснули ветки, потом отчётливо бултыхнуло. — Не, это даже не джунгли, это больше на мангровый лес похоже. Там не продираться, там плыть надо, отбиваясь от крокодилов и от дряни похуже, норовящей забуровиться тебе в задницу. Не. — Она подняла взгляд к невидимому небу. — Туда мы не пойдём. И назад тоже. Мы пойдём другим путём. — Рыжая указала рукой на плетение гигантских лиан над головами, теряющееся в туманной дали. — Тут одна такая лианища как раз у нас под ногами начинается. Тоже, конечно, придётся через заросли ломиться, да и на дерево пока вскарабкаешься, но хоть...

— Появились! — оборвал её радостный возглас Аканэ. — Навигационные точки, целая куча!

— О, как? — Ранма с каким-то подозрением покосилась на медальон, но оставила свои мысли при себе.

— Да! — радостно воскликнула Аканэ. — Целая куча... — Она завозилась, ругаясь вполголоса. — На экран не лезут, заразы. Но у всех указана высота над уровнем моря, и у всех разная.

— Значит, полезем как обезьяны, — Ранма кивнула с философским видом.

Спустились по крутющей лестнице, осыпающейся и заросшей скользким мхом. Взломавшая бок пирамиды лиана, шириной с хороший мост, больше всего напоминала канат, туго, но беспорядочно сплетённый из лиан потоньше, в метр-два диаметром. То есть, ровных мест на ней просто не было. Только хаос из бугров и впадин, часто в рост девушек глубиной. Укрытый предательским ковром из вьющихся стеблей, скользких мясистых листьев, одуряюще благоухающих орхидей и ещё много чего зелёного, просто в глазах рябило.

— Тут прыгать надо, — вынесла своё заключение Ранма, когда преодолели полсотни метров карабкаясь и оскальзываясь.

— Прыгать? — С сомнением откликнулась Аканэ. Воздух здесь внизу, у самых вершин деревьев, был таким тяжёлым, что казалось - дышишь миазмами. В голове мутилось и мысли путались. — Да тут оскользнуться - раз плюнуть. И прямиком в это болото. — Она указала на джунгли внизу. — А там от одних испарений этих задохнёшься, даже если не напорешься на что-нибудь и крокодилы не сожрут.

Она деликатно обошла стороной такую мелкую и незначительную деталь, как собственную неспособность плавать.

— Не бойся, — Ранма самодовольно ухмыльнулась. — Я тут кое-какой садово-огородный инструмент припас! — Она жестом фокусника выхватила две пары кунаев.

— И как нам это поможет? — спросила Аканэ, кисло глядя на толстые, ромбовидные клинья лезвий с обмотанными тканевой изолентой ручками с кольцами на концах.

Ранма закрутила кунай остриём на пальце, потом резко перехватила за рукоять, и с силой вогнала в древесину бугра под ногами.

— Цепляться.

— А, понятно! — Аканэ испустила вздох облегчения, выхватывая из воздуха брошенные рыжей кунаи. Перехватила поудобнее, примерилась, и с силой всадила в древесину бугра под ногами. Сравнительно толстый, хоть и острый, садовый инструмент вошёл в невероятно прочное дерево неглубоко. Но чтобы держаться этого было достаточно. Аканэ расцвела улыбкой.

— Аа, кошечки-хватальчики! — одобрил догнавший их Бря. — А у меня вот! - он приподнял ногу, на которой было пристёгнуто ремнями что-то вроде рамки с тремя острыми стальными крюками. — И вот! — он, красуясь, всадил свою хитиновую косу рядом с кунаем Аканэ.

— Хорошо, — подчёркнуто-вежливо отозвалась та. — Значит, не будешь нас тормозить. — Она выдернула кунай, и прыгнула вслед ушедшей вперёд Ранме.

Бря тоже выдернул... То есть, попытался выдернуть... Заплясал, отчаянно дёргая застрявшую в дереве конечность.

— Не бросайте меня-а-а-а! — разнёсся над лианой его жалостливый клич. Но девушки уже были далеко, и честно притворились, что не услышали.

* * *

2004 - 18 августа 2011 – 11 августа 2013

Ding! Tropes unlocked:
* Single-Biome Planet

Благодарность за вычитку:
— Crystal
— ryuumon
—  LawOhki
— пользователям Orphus (23 ляпов)
<< предыдущая глава ~~Ваша судьба аннулирована - главная~~ следующая глава >>

Обсудить сам фанфик или его перевод можно на нашем форуме (но на форуме нужно зарегистрироваться ^^
Это не сложно ^_^)

Будем благодарны, если вы сообщите нам об ошибках в тексте или битых ссылках ^_^ — напишите письмо или на форум, или еще проще — воспользуйтесь системой Orphus

Ошибка не исправлена? Зайдите сюда. В этой теме я буду выкладывать те сообщения, из которых я не поняла, что мне исправлять