Автор:
Cheb

Эта история относится к фанфикам. Будучи таковым, она в неоплатном долгу перед создателями используемых ниже персонажей: Румико Такахаси, создавшей Ранму, и Кунихику Икухарой, создавшим Сэйлор Мун на основе работы Наоко Такеучи.

Ваша судьба аннулирована

Глава 14,
Сэйлор-воины и чернуха 90-х

— Народ! — радостно заорала Ранма, высовываясь из портала. — Собирайтесь домой, мы вас подбросим!

— Давно пора! — Венера превратилась обратно в Минако, и энергичным шагом двинулась к порталу, слегка покачиваясь когда под её босые ступни попадался особо острый камень.

Остальные последовали её примеру, шумно выражая одобрение. Им до смерти надоело сидеть в этой глуши, ожидая невесть чего.

— Вернёмся домой, — мечтательно протянула Минако, подходя к порталу, — смогу, наконец, нормаль...

Её рывком развернуло, раздался треск ткани - и блондинка растянулась на полу зала, частично выскользнув из джинсов. Ранма мгновенно зажмурилась, резко вспомнив, что трусов на той не было. Звякнула отлетевшая пуговица.

— Что такое?
— Что случилось?
— Минако-чан!

Девушки загалдели наперебой, раздался топот - потом какой-то шлепок, словно резинкой оттянутой хлестнули, возглас неожиданности Рей, и кто-то охнул от боли. Ранма резко отжмурилась, выхватывая ситуацию разом, словно стоп-кадр. Рей была в неловкой позе, потеряв равновесие внутри зала, её нога делала шаг. Макото, снаружи, отшатывалась от портала, сгибаясь и хватаясь за солнечное сплетение. Жезл Рей падал на камни снаружи. Минако лежала носом в пол, штаны частично стянуты, словно она зацепилась левым карманом за что-то невидимое на границе портала. Округлые ягодицы матово отсвечивали, Ранма с раздражением отвела взгляд. Не время отвлекаться на всякую дурь, с ними случилось что-то непонятное!

— Стойте! — отреагировала, наконец, Ами. — Он не пропускает ваши хенсин-жезлы! — Она указала на жезл Марс, оставшийся на пороге.

— Это... угх... чувствуется, — выдавила скрюченная Макото, получившая чувствительный удар под дых, налетев на свой упрятанный в декольте хенсин-жезл.

— Ну здорово, — пробурчала Рей, нагибаясь за своим жезлом.

— Что это за издевательство? — возмутилась Аканэ. Вытащив свой хенсин-жезл, она просунула его сквозь портал, туда и обратно несколько раз, не встретив ни малейшего сопротивления.  — Мой проходит!

— Ну, а мой - нет, — констатировала Харука, постукивая своим жезлом по невидимой преграде.

— Что за чертовщина? — выразила всеобщее недоумение Ранма, просовывая свой. — Мы же все вместе через портал проходили, и никаких проблем не было!

Ами нахмурилась, стуча по клавишам. Потом достала свой жезл, и продела через портал без малейшего сопротивления.

— Дай догадаюсь, — предположила Ранма. — Это всё из-за токена, да? Портал порталу рознь?

Ами минуты три интенсивно работала с медальоном. Потом подтвердила, с таким видом, словно ей не помешал бы аспирин:

— Ты правильно указал источник проблемы. Повышение прав привело к... изменению фильтров. Фактически, все жезлы кроме наших, теперь воспринимаются, как проявления агрессивной среды, наподобие концентрированной кислоты или объектов с высокой кинетической энергией. Я пока не знаю, как обойти это ограничение... — Она потёрла переносицу. — Дайте мне пару часов, и я...

— Не стоит, — с нажимом оборвала её Харука. — Сосредоточься на спасении Усаги. Мы своим ходом доберёмся. Правда, девочки?

— Конечно! — первой откликнулась Минако, с неподдельным энтузиазмом. — Это же родная Земля, да к тому же северная глушь, а не джунгли с крокодилами. И мы - это снова мы! — Она машинально погладила хенсин-жезл в кармане. — Доберёмся в два счёта.

— Это Сибирь, с медведями, — поправила её Рей. — Но в остальном ты права. Сколько там тысяч километров?

— Вам достаточно добраться до ближайшего города с аэропортом, — заметила Ами.

— О боги, нет. — Макото побледнела.

— Вы уверены, что справитесь? — спросила Ами. — Мне было бы легче сосредоточиться на поиске Усаги, но...

— Никаких «но», — отрезала Мичиру. — Та ситуация, в которой оказались мы - это мелкая, досадная неприятность. Работай, не отвлекайся.

— Тогда - полчаса на сборы? — предложила Ранма. — Нам тоже неплохо б собраться в поход как следует. Теперь, когда нет ограничений...

— Ох, смотри, — предупредила Аканэ. — Нарвёмся опять на мир с не работающей ки - всю душу же вымотаешь, рюкзак облегчая.

— И что? — рыжая пожала плечами. — Сдаться заранее? Нет уж. — Она обернулась к мёрзнущим девушкам за порталом. — Давайте, выделяйте кто с нами в Токио за припасами, остальные пока их хенсин-жезлы постерегут.

— Нам некогда по магазинам бегать, — напомнила Аканэ. — И деньги кончились.

— Чёрт... — Ранма огляделась вокруг. — Эй, а давайте военных потрясём? Может, у них найдётся что походное.

В результате так вышло, что Ранма с Аканэ отправились раньше других. Поставив на уши не одного лейтенанта, разворошили силы самообороны словно муравейник, но обзавелись верёвкой, надувной лодкой, парой крепких рюкзаков, и недельным запасом условно-съедобных сухпайков. Попрощались наскоро, и нырнули в портал.

После чего Макото, Харука и Рей отправились по магазинам: им-то спешить было некуда. Портал им должна была открыть Ами, которая осталась в заражённой зоне, развив бурную деятельность. Скоро солдаты ещё больше напоминали разворошённый муравейник. Носились, доставали указанное ей оборудование, и всё шло к тому, что под неё выделят отдельный сборный домик.

Поход по магазинам долго не занял: девушкам всего-то надо было преодолеть около полутысячи километров по бездорожью. В сэйлор-формах, поднапрягшись, они могли просто добежать за сутки. Но в свете последних тенденций, никому не хотелось полагаться на одну только магию. Поэтому закупались, в основном, одеждой. На случай всяких эксцессов... Или если придётся маскироваться под туристов. Большинство магазинов в округе было закрыто, пришлось воспользоваться услугами того же «Сурвайвасу коунеру», где закупались парками перед битвой на севере. Владелец, чокнутый жопоголик, похоже, просто пёрся от творящегося бедствия. И как его вояки не закрыли принудительно? Выбор товара был соответствующим: девушкам пришлось примеривать мешковатый и безразмерный камуфляж серых натовских тонов. От тяжёлых башмаков с ребристыми подошвами дружно отказались: как они на Минако и Мичиру купят без примерки? К неодобрению владельца магазинчика, затарились сапогами на липучках, прикинув размер на глазок. Кроме того, купили и несколько рюкзаков с кой-каким снаряжением - впрочем, ни качеством, ни выбором никто не заморачивался, окончательно расстроив выживальщика. Это всё ведь так, для отвода глаз предназначалось.

Вернувшись в «зону», с неудовольствием обнаружили, что Ами отвлекалась-таки на их нужды, подготовив набор карт и устных инструкций. Трое отбывающих стали отнекиваться, настаивать, отказываться - всё лишь бы меньше отвлекать её от основной работы. Ами не сдавалась, пошла за ними в зеркальный зал, на ходу делая пометки на карте и объясняя дорогу. Чуть с ними на ту сторону не вышла.

Но вот, наконец, удалось спровадить её, и портал, наконец, закрылся, отрезав их в северной глуши.

— В самом деле! — воскликнула Рей. — Можно подумать, если мы лишнюю неделю проплутаем - это страшно какая беда!

— Мы вообще без карты лучше бы обошлись! — добавила мёрзнущая босиком Минако, вышедшая встречать их внутрь антимагической зоны. — Тогда получилось бы настоящее приключение! А так, зная, что в паре сотен километров на юг проходит шоссе, и вообще начинается цивилизация... Фе, неинтересно.

— На Токио без нас могут напасть, — напомнила Нептун, окликнув их из-за границ зоны.

— Ну и что? — не сдавалась блондинка. — Там осталась Меркури, и солдат столько, что не протолкнуться. Всё, что меньше Годзиры, раскатают в два счёта. Это если оно само не заныкается при виде их.

— А если что-то серьёзное? — проверила её решимость Харука.

— Если что-то серьёзное... — Минако помрачнела. — От нас всё равно не будет толку. Без Мун и Сол...

— Я примерно то же самое думаю, — неожиданно для всех согласилась Харука. — Ладно, вот ваша одежда, давайте...

— Оо, даже про трусы не забыли! — обрадовалась блондинка, скидывая рубашку и сползающие джинсы с оторванной пуговицей. — Бррр! — Оставшись голышом на морозе, она содрогнулась и с невероятной скоростью натянула одежду, замешкавшись лишь с подгонкой бюстгальтера. Нептун только успела превратиться в Мичиру и избавиться от самодельного бикини, а блондинка уже натягивала сапоги, полностью одетая. — Что? — спросила она в ответ на удивлённые взгляды подруг. — Мне просто до чёртиков надоело болтаться коммандо. К тому же... Вы точно уверены, что нас не забросило во времени, и здесь лето? — Она обвела рукой безжизненные, чёрные хребты вокруг, покрытые полосами снега. И натянула шапку поглубже на уши.

— Абсолютно, — подтвердила Мичиру, заканчивая одеваться.

— Тогда какая же тут зима? — спросила Рей, и поёжилась.

— Думаю, нам лучше не знать, — сказала Харука. — Ладно, теперь, когда все готовы...

— Да, а что с Хотару? — спросила Минако, поправляя волосы, ниспадающие на спину из под шапки.

— Мы обсудили с Сатурн, — ответила Мичиру, демонстрируя коммуникатор на своём запястье, — и думаем, что ей стоит попытаться телепортироваться ещё раз.

— Почему? — спросила Рей. — Не слишком ли опасно? Она же, вроде, на каком-то полярном острове, не лучше было бы снять её вертолётом? Или она не может дольше оставаться Сатурн?

— Тут такая мелкая закавыка, — сказала Харука. — Остров... как бы сказать...

— Не совсем существует, — закончила за неё Мичиру. — Мы не уверены, чары ли незаметности на него наложены, или он просто не в фазе с реальностью - но считается, что на этом месте открытое море.

— Остров, не нанесённый на карту? — удивилась Рей. — Он, наверно, совсем крохотный?

— Нет, полсотни километров в поперечнике, — поправила Мичиру. — Что оставляет единственное объяснение: остров - зачарованный. Сейчас, в конце двадцатого века, и одинокая скала не осталась бы незамеченной.

— Короче говоря, — закончила Харука, — посылать вертолёт было бы несколько неразумно. Пилот или обнаружит в указанных координатах безбрежные волны...

— Безбрежные льды, — поправила Мичиру.

— ..или, что мало вероятно, привлечёт излишнее внимание к, скажем так, не совсем обыденной стороне мироздания. По крайней мере, до сих пор все события... Видимые события, демонстрирующие, что Земля - лишь часть большого космоса, ограничивались Японией.

— Нам совсем не нужно, — добавила Мичиру, — чтобы весь остальной мир сообразил, что их это тоже касается, и... засуетился.

— Погодите! — воскликнула Макото. — Остров, которого нет... Это, случаем, не то место, где мы?.. Но ведь точка Ди была на северном полюсе?

— Вот уж не могу сказать, — ответила Харука. — Нас тогда с вами не было.

— Это вполне может быть оно, — заявила Минако. — Я помню, тогда ещё удивилась, что оказавшись якобы на северном полюсе, увидела на горизонте горы. Я ещё, помнится, подумала, не перепутала ли Луна, и мы на самом деле на южном... Чего вы на меня так смотрите? Это и младенец запомнит. Северный полюс - океан, глубокий. Земли нету. Южный полюс - Антарктида, лёд толстый как гора. Моря нету... — Она обвела взглядом ошарашенных подруг, и добавила, уже менее уверенным тоном: — Ещё, белые медведи водятся только в Антарктиде, а пингвины - на северном полюсе. И они никогда не встречаются, так что изображать их рядом - верх невежества... Разве не так?

Девушки вздохнули с облегчением. Нет, это была их Минако, никто её не подменил.

— Мина-чан, — назидательным тоном заявила Рей. — Это пингвины - в Антарктиде, а медведи - на северном.

— А... — Блондинка смущённо почесала в затылке. — Ха-ха! Точно!

— Если это остров-призрак, — предположила Макото, — то не может он перемещаться? Как летучий голландец?

— Вполне возможно, — согласилась Рей. — Не вижу, почему бы нет. Если остров настолько зачарован, что его даже не обнаружить?

— Тогда надо сказать Сатурн, чтобы была осторожнее, — озабоченно сказала Макото. — Под тем местом лежит Тёмное Королевство. Мы его, конечно, порушили - но оно уже было восстановлено однажды, когда Галаксия воскресила Джедайта. Мало ли какая недобитая йома осталась.

— Конечно, — согласилась Харука. — Мы передадим ей.

— Сапоги болтаются, — пожаловалась Минако. — В таких ноги натрёшь, да и хлипкие какие-то...

— Это маскировка, — отчитала её Рей. — Ты же не собираешься двести кэмэ до того шоссе в гражданском бежать?

— А, ладно, — легкомысленно отмахнулась Минако. — Мы достаточно от опасной зоны отошли? Винус стар пава, Мейк-ап!

Остальные превратились вслед за ней.

— Интересно получилось, что нас пятеро, — заметила Сэйлор Марс, притопывая красной туфлей, смотревшейся неуместно на фоне дикого камня. — Как раз сентай-команда.

— Марс-чан! — с наигранным удивлением воскликнула Венера. — Уж не набиваешься ли ты в лидеры, раз ты - красный рейнджер, и всё такое?

— Как бы то ни было! — Марс с нажимом прокашлялась. — Не стоит ли нам для начала сориентироваться по карте?

— Давайте посмотрим. — Уранус извлекла карту из подпространственного кармана. — Сейчас мы здесь. — Она указала на жирный карандашный крестик.

— Ого, — Минако перегнулась ей через плечо. — А эти горы далеко тянутся... Но тут должна быть уйма рек. — Она прищурилась, пытаясь читать названия. — Хм, всё на английском. Буругу... Бырга... игхалах?.. Ух. Ну и язык у этих русских.

— Предлагаю сначала направиться на запад. — Харука провела пальцем по карте. — Тогда мы выйдем к речной долине, прорезающей почти весь горный массив с юга на север.

* * *

— Да, конечно... Спасибо. Я буду осторожна... Удачного вам путешествия... Ну, пока. — Сатурн закрыла крышку коммуникатора. — Так вот он, значит, какой - вход в подземное царство. — Внешне-двенадцатилетняя девочка в бело-тёмно-фиолетовом сейфуку подняла взгляд к изломанным вершинам. Тёмная гряда заслоняла от неё низкое полярное солнце, оставляя общее впечатление зловещего нависания. Снег нижних, пологих склонов был кое-где попятнан вулканическим пеплом. — Интересно. Уж не судьба ли привела меня сюда...

* * *

Пропетляв по долине между хребтами, пятеро сэйлор-воинов вышли к долине реки. Ну, реки - громко сказано, так, струилось что-то, местами совсем исчезая в каменных россыпях, и обнаруживаясь только по журчанию. Но не это главное. Тут, наконец-то, была растительность. Пейзаж перестал быть безжизненным, словно внеземным. Кремнистые бока чёрных хребтов поросли, по самому низу, буро-зелёным ковром мхов и приземистых, стелющихся кустов, а возле речки наличествовали даже ёлки, тощие и редкие.

Долина прорезала хребты один за другим, тянулась почти без изгибов на юг и на север.

— Теперь - по течению? — спросила Венера.

— Нет, нам на юг, — Уранус показала вдаль, где дымка окрашивала чёрные хребты в насыщенный синий цвет. — К северу от этих гор лежат необъятные болота, а главное - там нет ни дорог, ни городов. Ну, по крайней мере, достаточно крупных, чтобы попасть на эту карту. И так до самого Берингова пролива.

— А, тогда идём на юг, — согласилась блондинка, представив, как пробирается по болоту в своих оранжевых туфлях на каблуке.

* * *

За полчаса интенсивного бега достигли того что недавно было синими далями. Всё же Сэйлор-воины, хоть по прямой едва могли угнаться за скаковой лошадью, по пересечённой местности передвигались быстрее любого животного или транспортного средства: ускоренные рефлексы - как Меркури в своё время рассчитала, от трёх до пяти раз, плюс дополнительная балансировка - позволяли с лёгкостью бежать по каменным россыпям на высоком каблуке. А вот от речки старались держаться подальше, хоть из-за этого и приходилось бежать по склонам, немного удлиняя путь за счёт подъёмов и спусков: стелющийся кустарник оказался на удивление прочным и цепким, сильно мешая бежать. А высоких сапог ни у кого из пятерых не было.

К счастью, речка постепенно исчезла, а с ней и растительность. Снова потянулись безжизненные чёрные склоны с редкими полосками снега. Путь забирал вверх. Долина всё сужалась, потом ушла куда-то вбок. Девушки продолжали путь по прямой линии: при их силе, бежать в гору было ничуть не труднее, разве что немного медленнее. Перевалили хребет, потом ещё один. Следующий был увенчан настоящими ледниками, хоть и невеликими. Полюбовавшись захватывающим видом с его вершины, начали постепенно спускаться. Горы мельчали, появились ручьи, текущие по дну долин, а с ними - и растительность, расползавшаяся по склонам бурыми пятнами. Перевалив очередной хребет, обнаружили широкую, плоскую долину, всю заросшую треклятущими кустами. Речка бодро журчала на юг, но её, не сговариваясь, пересекли под прямым углом, и снова забрали в лысые горы. Хребты здесь были пониже, долины едва полкилометра от гребня до гребня. И тянулись, изгибаясь хаотически. Ручьи собирались в речки, текущие на юг.

Бежали ещё минут двадцать, в основном напрямик, спускаясь со склонов и снова взбираясь на хребты. Постепенно горы понизились, стали какими-то более округлыми, что-ли. И все сплошь заросшими этим стелющимся, цеплючим, прочным как проволока кустарником.

— Давайте передохнём, — предложила Марс, остановившись после спуска в речную долину, заросшую гуще предыдущей. Черноволосая воительница последние минут десять только тем и занималась, что подыскивала для несносных растений эпитет получше. Который бы при этом не шёл вразрез с возвышенным образом Воина в матроске. Задачка оказалась нелёгкой.

— Мы можем просто перейти на шаг, — предложила Нептун.

— А какой смысл? — не согласилась Марс. — У нас между шагом и бегом, дайте ка вспомнить, разница будет раз от семи до двенадцати. Что идти, что стоять... — Она уселась на поросший мхом валун.

— Постойте! — воскликнула Венера. — Я кажется, слышала голоса! — Она указала назад.

— Уходим! — воскликнула Юпитер, собираясь припустить бегом. Но голоса, теперь уже явственно, донеслись и спереди тоже.

— Маскируемся под туристов? — предложила Нептун, прислушиваясь.

— Да, проверить надо, — согласилась Уранус, превращаясь обратно в Харуку. — Превратиться всегда успеем, а маскировку лучше проверить здесь, в глуши.

— Здорово! — воскликнула Венера, сбрасывая превращение. — Но мы всё равно русского не знаем.

— Какие тут могут быть туристы? — возмутилась Марс. Она была решительно несогласна, но вслед за остальными сбросила сэйлор-личину. — В этой глуши... Кьиии! — Запамятовав в пылу спора об особенностях обратного превращения, Рей примерно на секунду обнаружила себя сидящей голой задницей на очень, очень холодном валуне. Тёплая одежда вернулась, но она уже была в процессе вскакивания на ноги.

— В какую сторону пойдём? — с энтузиазмом спросила блондинка.

И тут на них выскочил молодой парень, в серо-зелёной куртке и неопределённого цвета штанах, заправленных в грязные сапоги. Выскочил совершенно неожиданно: уж больно местность тут была изрезанная, хоть и лысая. Слона не заметишь как подкрадётся.

Парень опешил, наткнувшись на пятерых незнакомых людей. Потом разглядел за серым натовским камуфляжем миловидных девушек, и расцвёл улыбкой, воскликнув что-то радостное. А затем прокричал что-то длинно, куда-то налево.

— И как объясняться собираешься? — съязвила Рей в адрес Минако.

— Здравствуйте! — крикнула блондинка на хорошем английском: парень стоял далековато. — Мы туристы! — И улыбнулась лучезарно.

— Гениально. — прокомментировала Рей, незаметно изучая парня. Тот на первый взгляд казался тощим, но двигался с лёгкостью и энергией, выдававшими силу и выносливость. На туриста как-то не похоже. Местный житель? А кто-то ещё говорил, что края эти необитаемые.

Тем временем, с того направления, куда кричал парень, появились двое мужчин постарше. С ружьями. У одного - охотничья двустволка, у другого - нечто, напоминающее автомат-переросток с огромным, толстым изогнутым магазином. Эти держались напряжённо, но, разглядев, что перед ними девушки - расслабились. Попеняли что-то дружески молодому товарищу, поговорили о чём-то, после чего вроде как поприветствовали девушек, и повернули назад. Может, они представились? Вот и пойди пойми. Язык звучал чуждо, не похожий ни на что привычное.

Парень обратился к девушкам, пытаясь им что-то втолковывать. Минако пыталась заговорить с ним по английски, но добилась лишь чего-то похожего на «но йинглыш». Вроде бы. Видя, что дело не движется, парень стал жестами звать их за собой.

Видя, что подруги мнутся, Рей пристроилась к парню - тот заулыбался ещё шире - и решительно зашагала рядом с ним. Он ей что-то рассказывал, не переставая улыбаться. Она старалась держаться с наветренной стороны. Бе. Они что тут, в этой сиберии, раз в год моются?

Остальные девушки, за неимением другого выбора, двинулись вслед за ними. По пути встретили тех же двух мужчин, занимавшихся свежеванием туши какого-то животного, отставив ружья в сторону. Те помахали парню, осклабились в сторону девушек, и вернулись к своему кровавому занятию.

— Не понимаю, — сказала Макото. — Они туристы или охотники? Тут же, вроде, необитаемые места должны быть.

— По карте - ни дорог, ни деревень, — отозвалась Харука. — Но кто тебе поручится за тропы и хутора? Карта у нас, сама знаешь, крупномасштабная.

— А чего он нас в сторону от реки-то ведёт? — засомневалась Минако. — Если к их лагерю, то лагерь удобнее у реки ставить, ведь так?

Улыбчивый парень и правда повёл их каким-то кругалём, забрав влево, прочь от реки. Рей тщательно улыбалась в ответ: что-то, всё таки, было в нём непонятное.

По пути на них выскочил какой-то грязный оборванец, появившийся неожиданно из за складок местности, размахивая руками. Но их провожатый рявкнул что-то свирепое и короткое, и оборванец испарился, пятясь с униженными поклонами. Парень улыбнулся чуть шире, прокомментировав событие для девушек весёлым тоном.

Рей не нашла в этом ничего необычного - сколько она сама так же Юичиро гоняла, чучело небритое? - а вот Минако с Мичиру переглянулись. Причём, последняя кинула долгий взгляд направо, в сторону реки, просматривавшейся сквозь редкие, облезлые ёлки.

Улыбчивый парень привёл девушек к костру, скрытому изгибами небольшой лощины. Тут их встретил ещё один мужик, выделявшийся чёрной, густой щетиной небритости, словно ему нижнюю часть лица в тёмно-серый покрасили. Перекинувшись с улыбчивым парнем, он заулыбался девушкам, и начал оживлённо жестикулировать, явно приглашая тех присаживаться к костру.

— Ну что, вроде бы, маскировка под туристов проверку прошла? — заметила Макото.

— Тогда уходим, — предложила Минако невпопад, с непонятным нажимом.

— Прямо сейчас? — не поверила Харука. —  Как-то невежливо.

— Ребята, — начала Минако легкомысленным тоном, с глуповатой улыбкой. — Я думаю...

— Какая неожиданность, — съязвила Рей, на которую этот «тупой блондинко-стайл» действовал как красная тряпка на быка. — Раз уж начали, надо ответить на местное гостеприимство. — Она подошла к костру, развернулась, и села на свободное место на колени, оказавшись к товарищам боком.

Небритый мужик сразу сказал что-то одобрительное, хлопнув Рей по плечу. Слишком уж панибратски, что ей сразу не понравилось.

— Рей-чан, — начала Минако, объясняя словно маленькой. От чего черноволосая стиснула зубы, ощущая прилив нерассудительного упрямства. — Ты всё совсем неправильно...

— Рада познакомиться, — сказала Рей, не слушая её, и кланяясь мужчинам у костра. Языковый барьер - языковым барьером, но это же не повод не проявить хоть капельку вежливости? Даже если один из собеседников тебе категорически не нравится.

— Рей-сан, — обратилась к ней Мичиру совершенно спокойным, безмятежным даже, тоном. — Есть все основания подозревать, что наши гостеприимные хозяева - на деле банда незаконных золотоискателей. У них на реке...

— Чего?! — вскинулась Макото, оглядываясь в сторону реки. Совершенно бессмысленно, учитывая глубину лощины. — Ты серьёзно? Якудза?

— А потише не могла? — прошипела Минако. — Понезаметнее? Я тут пытаюсь...

Небритый налил в алюминиевую кружку чаю. Потом, к ошалению Рей, плеснул туда водки. И начал настойчиво совать ей. Прокомментировав что-то грубым тоном, когда она отказалась. Улыбчивый парень заржал, хватаясь за бока.

— Вы за кого меня принимаете! — вскипела Рей, вскакивая на ноги. То есть, пытаясь вскочить. Небритый мужик резко дёрнул её за руку, и она плюхнулась обратно на колени. Кружка звякнула о камни, расплёскивая чай с водкой.

— Рей-чан! — воскликнула Минако.

— Ну, всё! — Рей рванула руку на себя, вскакивая на ноги. Попятившись от небритого, она выхватила хенсин-жезл. — Марс...

Что-то резко ткнулось ей в бок, и накатившее ощущение опасности заставило умолкнуть на полуслове. Рей замерла. Потом опасливо скосила глаза. Это оказался обрез. Улыбчивый продолжал улыбаться как ни в чём не бывало, но глаза у него теперь были какие-то до омерзения пустые. Этот - выстрелит, поняла Рей, леденея. И даже в душе у него не шевельнётся. Как она раньше этого зла не заметила! Но нет, это было не зло. Это было что-то настолько обыденное, как у волка к добыче, как у человека к котлете, что она эту пакостную суть позорнейшим образом проворонила.

Небритый как-то неожиданно оказался с другого бока, и сноровисто выхватил хенсин-жезл из её пальцев. Повертел непонимающе, затем с ухмылкой бросил в костёр. Как будто таким образом можно избавиться от могущественного артефакта, повелевающего стихией огня.

— Допроверялись, — тихо сказала Харука, чувствуя себя кругом виноватой.

Улыбчивый что-то сказал небритому, и тот направился к четверым девушкам, замершим в нерешительности. Причём, по дуге, чтобы не перекрывать подельнику линию огня. Тот, в свою очередь, продолжал упирать обрез в бок Рей, глядя мимо неё на девушек таким равнодушным взглядом, что становилось зябко. Рей старалась не дышать.

— Не делайте резких движений, — предупредила Минако непривычно серьёзным голосом. Глуповатая улыбка смотрелась на её лице словно наклеенная.

Небритый начал бесцеремонно обыскивать их. Харука возмутилась было, когда он начал ощупывать Мичиру, но улыбчивый посильнее ткнул обрезом в бок Рей, не убирая пальца со спускового крючка. Черноволосая побледнела. Харука замерла, чувствуя ещё большую вину и беспомощность. Ну кто дёрнул её нести свой хенсин-жезл в кармане вместо где положено! Небритый обыскал её следующей, нашёл, и бросил туда же, в костёр. Теперь уже два жезла коптились среди мирно потрескивавщих сучьев в языках пламени.

Когда их обыскивали, Макото зыркнула злобно, Минако улыбнулась фальшиво-робко. Небритый и на то, и на это, ответил сальными ухмылками. Мичиру продолжала смотреть на него спокойно, изучающе. Ничего он больше не нашёл. Как хорошо, что остальные не такие дуры, порадовалась Харука. Небритый прищурился, изучая их всех в ответ, затем стал заламывать Харуке руки за спину. Она рефлекторно воспротивилась, за что получила удар под дых. Пока она стояла скрючившись, он связал ей руки за спиной, отволок к ближайшему дереву, и привязал там, приговаривая что-то жизнерадостное.

И всё это время улыбчивый продолжал держать троих оставшихся цепким взглядом, не отрывая ствола от Рей.

Потом небритый вернулся к костру, они с подельником обменялись несколькими фразами. Тот что-то скомандовал заложнице, и черноволосая девушка побледнела ещё больше, не смея пошевелиться. Он ткнул её стволом, придавая ускорение, и повёл куда-то прочь, повернувшись ко всем спиной. Рей бросила на товарищей беспомощный взгляд через плечо, заработав ещё один тычок в спину, чтобы шагала живее.

Небритый уселся возле костра, проверил котелок, и сделал троим девушкам приглашающий жест садиться рядом, сказав что-то дружелюбно-жизнерадостное.

Рей с её пленителем скрылись за краем ложбины.

— Ну, напросился! — Макото подступила к небритому с кулаками. — Вот возьмём тебя...

Нож возник в руке небритого так стремительно, словно он его тоже в подпространственном кармане держал. Мужик улыбнулся, широко и обезоруживающе, не потрудившись даже с земли встать.

— ..самого в заложники, — пробормотала брюнетка, замерев. Она, конечно, от Ранмы кой-чего нахваталась, но это по верхам, и отнюдь не как обезвредить противника с ножом. Опытного противника с ножом.— Ребята, давайте скорее. Нас трое на одного, даже в гражданском! Ну хотя бы превращайтесь, пока я отвлеку...

— Ты кое-о чём забываешь, — напомнила Мичиру, спокойно подходя и садясь у костра.

— Вот именно, — поддакнула Минако, следуя её примеру всё с той же приклеенной, глуповатой улыбкой. В отличие от зеленовласой, её спокойствие было напускным, и даже Макото было заметно, что блондинка на взводе, почти вибрирует.

— Да что с вами... — стиснула было кулаки Макото.

За спиной раздалось хрюканье, кто-то давился смехом. Потом кто-то бросил короткую фразу, что-то грубо-язвительное. Она обернулась, и в душе у неё оборвалось. Те двое, что разделывали тушу! Оба стояли, потешаясь, и оба держали ружья, обманчиво - расслабленно, стволами вниз. Макото стала прикидывать шансы справиться с троими, из положения сидя у костра. И на душе у неё стало ещё поганее. Она обернулась к своим, ища поддержки, те ответили выразительными взглядами: мол садись же! Да что же такое делается! Она плюхнулась на колени, еле замечая, что делает. Двое за спиной заржали. Потом их шаги начали приближаться.

Небритый поднял алюминиевую кружку с земли, протёр полой куртки, налил чаю, плеснул в него водки и протянул Минако. Та приняла двумя руками, и сказала, глядя ему в глаза, с таким придыханием, словно цитировала какой-то порнофильм:

— Ребята, нам надо обдурить их. И быстро. У Рей хорошо если пара минут есть.

А то не ясно, подумала Макото, зыркнув мрачно исподлобья. А то без тебя не ясно.

* * *

Изломанные пики возносились на высоту больше километра. Сатурн оглянулась назад. Позади неё уходили вниз крутые склоны, дальше тянулась к горизонту белая равнина океана. Но что-то в перспективе было неправильным, словно была в этой картине некая нестыковка, раздражавшая подобно движению, видимому только краем глаза. Девочка решительно развернулась, и направилась в расселину между двумя пиками. Чёрные стены надвинулись, тяжко нависая свежими разломами базальта. Она легко прыгала с камня на камень, пробираясь петляющим разломом. Но вот, наконец, и просвет.

Сатурн осторожно подошла к краю. Перед ней раскинулась огромная кальдера, горная стена уходила вниз обрывистыми уступами, обхватывая кратер дугой и постепенно исчезая в дымке. Противоположный низкий край еле угадывался на горизонте напротив солнца. Девочка направила свой взгляд вниз, перегнувшись через край.

Вода стояла в кратере неестественно тихо, словно тёмное зеркало, без единой крошки льда. Словно бездонный чёрный провал. Раздражающее глаза ощущение вернулось с утроенной силой. Словно Сатурн одновременно смотрела на озеро, раскинувшееся тысячей метров ниже - и в мутную, непонятную бездну, которая была одновременно глубже и ближе.

— Так вот ты какое, Тёмное королевство, — тихо молвила Сатурн. — Замкнутый карман в реальности. Ловушка без выхода... — Она прислушалась, закрыв глаза и совершенно не боясь на краю гибельной пропасти. — Я слышу вас. — Она открыла глаза, и протянула руку в сторону. — Понятно теперь. Чары разбиты, но всё ещё сильны... Может быть... Да, так и есть. Вы застряли здесь. — Её взгляд обрёл решительность, в отставленной руке материализовалась алебарда с двойным изогнутым лезвием. — Как несправедливо. Чары давно рассеялись бы, отправив этот остров в небытиё, если бы их не подпитывало ваше же страдание... — Она взяла алебарду двумя руками, крутнув пару раз, словно массивное металлическое оружие весило не больше пёрышка. И пробормотала вполголоса: — Теперь как бы поосторожнее, чтобы и себя заодно не убить... Впрочем, чары и так еле держатся. Надеюсь, папа с мамой не узнают... — Она воздела алебарду над головой, и крикнула громко, высоко вскинув голову:

— Услышьте меня, онкилоны! Услышьте мои соотечественники, павшие от рук Джедайта! Пора вам идти дальше! Колесо Самсары ждёт вас! Давайте же, наляжем все вместе! Разорвём ваши путы, чтобы вы могли продолжить круг рождения и смерти!

Она прислушивалась несколько мгновений, затем резким движением обрушила алебарду вниз, словно рассекая мрачный, неестественный пейзаж перед собой.

Гнетущие безмолвие запустения сменилось полным, абсолютным безмолвием, где просто не было места такой концепции, как звук. Реальность дрогнула, потом схлопнулась, падая внутрь себя, оставляя пустоту с ощущением, что здесь ничего такого никогда и не было. Словно тысячи вырвавшихся из заточения духов вздохнули в облегчении когда кальдера перестала быть.

— Получилось, — с облегчением выдохнула девочка, позволяя алебарде исчезнуть. Сила Безмолвия, даже малая толика её, это не та вещь, с которой стоит шутить. Сатурн рисковала, призывая финальное и окончательное очищение, после которого в живых не должно остаться никого, будь он человеком или инопланетным богом. Включая ту, что инициировала Конец Всего. Не предназначено оно было бить вот так, в тысячную долю силы. Но - удалось. Острова больше не было, Сатурн была жива и здорова, и...

Звук вернулся, еле слышным шумом ветра, гнавшего по морю редкие льдины.

В километре под ногами.

Сатурн взвизгнула, вновь обретая вес. Тугой поток воздуха ударил в лицо, быстро усиливаясь. Задравшаяся юбочка и короткие волосы девочки трепетали, вытянувшись вверх. Сатурн запаниковала, извернувшись неловко. Но добилась лишь того, что летела теперь вниз головой. Длинные ленты заднего банта трепетали, словно кометные хвосты. Волосы лезли в лицо, слепя.

— Мамочкиииии! — пролетавший поморник шарахнулся от раскоряченной, барахтающейся фигурки, надвинувшейся неожиданно сверху и провалившейся вниз, оставляя за собой шлейф затихающего визга. Птица проводила странного человека подозрительным взглядом. Померещилось, что-ли?.. Ну, по крайней мере, теперь больше нет раздражающего ощущения в глазах, что всегда появлялось в этой части моря.

* * *

Всё сразу пошло не так. Один из бандитов - тот, что со странным ружьём, похожим на автомат - у костра не сел. Он, гад, встал за спинами, контролируя ситуацию.

Макото поначалу надеялась, что план - какой бы он ни был у Минако с Мичиру, один общий или у каждой свой - учтёт такую возможность. Но очень скоро, все эти надежды развеялись. Двое бандитов, у костра быстро и с напором накачивали троих девушек чаем с водкой. Причём, сами практически не пили. Тот, что с двустволкой, сидел между Мичиру и Минако, закинув ружьё на ремне за спину.

Макото пила, скрипя зубами, напрягая всё внимание в поисках лазейки, стараясь тянуть время. Но тщетно. Бандит за спиной не расслаблялся, даже не переговаривался с двумя сообщниками у костра. Не видя его, Макото сама не рисковала оборачиваться. Но ей всё говорил часто дёргающийся в ту сторону взгляду Минако. Возможности, окна - не было.

А Рей была там одна против того, четвёртого, с пустым взглядом.

Небритый стал доливать ещё, но бутылка кончилась. Макото ощутила надежду, но та увяла, жестоко раздавленная, когда мужик повернулся, и достал из рюкзака следующую. И таких бутылок там было... Время стремительно уходило, выход не находился. Бандит со странным ружьём всё так же стоял, бдительно контролируя ситуацию. В голове начало плыть, Макото никогда не пила больше блюдечка сакэ, когда требовала традиция. Но осознание, что даже малейшее её движение не проходит незамеченным, от этого не становилось менее острым. Она скосилась на Мичиру. Изумрудновласая всё так же сидела безмятежно, разве что щёки слегка порозовели. И на её отчаянный взгляд никак не отреагировала. Вот это выдержка, но есть ли у неё какой-то план?

Макото скосилась в другую сторону. Минако, даже не пыталась как то тормозить процесс спаивания или тихо саботировать, на худой конец. Раскрасневшаяся, глаза в кучку, она глупо хихикала в ответ на грязные - судя по тону - намёки бандита с двустволкой. И даже не выказывала отвращения, когда тот придвинулся ближе, нависая над ней. Макото стало тошно. Неужели спеклась? Минако, даже сидя на коленях, покачивалась. Бандит с двустволкой плеснул ей уже чистой водки, без чая. Добивающий удар. Блондинка лихо отхлебнула, потом закашлялась, задыхаясь. Кружка выпала из её рук, но водки тут никто не жалел. Бандиты заржали. Небритый снова сунул Макото в руки кружку, недвусмысленно намекая пить, а не то. Она поднесла кружку к губам, оттягивая секунды, даже не замечая, чай там или чистая водка. Расклад выходил поганый, ещё несколько секунд - и останется только драться. Чего эти две дуры тянули, на что надеялись! Макото как-то подзабыла, что сама оказалась в полной прострации, когда их окружили со спины.

Минако потеряла координацию, из позиции сидя на коленях завалившись назад. Приземлившись на локти, она так и зависла, откинувшись в двусмысленной позе и слабо хихикая. Бандит с двустволкой склонился над блондинкой, Макото скрутило от омерзения. Пора!

— Ви.. винус.. ик.. стар пава, м-мейк ап, — заплетающимся языком прошептала Минако, глядя с улыбкой в глаза склонившейся над ней немытой харе, воняющей месяц не чищеными зубами.

И была бесшумная золотая вспышка.

Все трое бандитов отшатнулись, прикрыв глаза локтем. Должно быть, для них вспышка выглядела совершенно ослепительной. Венера отпихнула мужика с двустволкой прочь неловким движением руки. Тот кувырнулся через голову и юзом проехал в сторону от костра. Светловолосая воительница в оранжевой юбочке нетвёрдо поднялась на ноги, покачиваясь и тряся головой. Она была словно яркое пятно солнечного света и надежды, словно кто-то добавил красок в этот серый и угрюмый пейзаж.

— Нишминные, недоштойныи мер-р-р-рзавцы... ик.. Сэйлор... ик.. Венера, воин Любви и Крашоты, не простит вам такого поругания... ик...

И она была пьяной в дупель.

Сэйлор-воительница споткнулась на ровном месте, с трудом удержав равновесие. Стоявший на стрёме опомнился, и направил на неё своё странное ружьё. Небритый выхватил нож.

Отчаянно надеясь, что алкоголь не успел нарушить её координацию, Макото сделала перекат с места направо, подкатившись под ноги мужику с ружьём. Тот начал опускать ствол, но она уже вскинулась, схватив оружие обеими руками. Бандит был сильнее, но она не зря у Ранмы уроки брала. Втеревшись плечом ему подмышку, брюнетка поднатужилась, и выполнила бросок через плечо. Бандит грянулся спиной оземь, ногами в костёр. Но ружья не выпустил, и начал яростно отбрыкиваться, пытаясь вырвать оружие. Макото мотало туда-сюда, она с трудом уклонялась чтобы не оказаться на линии ствола, направленного в сумрачное небо.

Мичиру времени тоже не теряла. Откинувшись назад, она оперлась руками о землю и распрямилась, словно пружина, мощно ударив небритого пятками по затылку. Пока тот поднимался на ноги и пытался сориентироваться - кому из своих помогать, кто из девушек представляет большую угрозу - она прыжком вскочила на ноги, и, отбегая Макото за спину, пропела на ходу: «Нептюн стар пава, Мейк-ап!»

— Беги скорее! — крикнула ей Макото, из последних сил борясь с неожиданно сильным противником. — Мы тут справимся. Спаси...

Из за края ложбины прогремел раскатистый звук выстрела.

—..Рей... — упавшим голосом, по инерции закончила Макото. — Рей!.. Беги, спасай её, может ещё не поздно!

Но Нептун замерла, словно вслушиваясь, всё её внимание было направлено в ту сторону, куда увели Рей.

— Вот например, ты, мерзавец, — обратилась Венера к небритому. Её пьяное высокомерие было бы смешным в другой ситуации.

Небритый не стал слушать её речь, а бросился на Венеру с ножом. Сэйлор-воительница тут же продемонстрировала, что мастерство не пропьёшь, и чисто на рефлексах перехватила его руку. Силы она не рассчитала, сломанная рука хрустнула, небритый взвыл - и тут же умолк, пинком отправленный полежать к собрату с двустволкой.

А с той стороны, куда увели Рей, донёсся ещё один выстрел!

— Давай же!!! — заорала Макото на стоящую, словно изваяние, Нептун. Отвлёкшись, она ослабила хватку.

Бандит вырвал своё странное ружьё из её рук, и с разворота заехал Макото прикладом по голове. В глазах у неё полыхнуло светом напополам с болью, и мир поплыл, двоясь. Мужик навскидку, не целясь, выстрелил в Нептун. Зеленовласая отшатнулась, разворачиваясь к нему, схватившись за бок, окрасившийся красным. Он тут же выстрелил ещё раз, и ещё, и так раз пять, шинкуя её торс картечью, пока она не упала, истекая кровью, и больше не встала.

Пытаясь подняться с земли, Макото в ужасе смотрела на окровавленное тело товарища. Отчаянные крики Харуки доносились словно из далёкого далека.

— Ик.. Винус... как это... Лав-ми.. Ой! — Венера медленно, удивлённо обернулась к бандиту с двустволкой, словно не веря, что тот имел наглость оклематься, и прервать её технику выстрелом.

Сердце Макото упало. Последняя надежда...

— Дробь? — Рука в белой перчатке нетвёрдым движением стряхнула мелкие дробинки, большая часть которых даже не пробила ткань костюма. Венера с возмущением уставилась на бандита с двустволкой. Тот замер в потрясении. Девушка в оранжевой юбочке упёрла руки в бока. — Ты за кого.. ик.. меня принимаишь? За утку?

Пока она так стояла, покачиваясь, бандит с двустволкой оправился от шока. И залепил из второго ствола, картечью. Белая ткань сэйлор-фуку окрасилась красным.

— Вот это.. ик.. другое дело, — одобрила Венера, прежде чем рухнуть навзничь.

Макото дёрнулась, но ствол уже смотрел ей в лицо.

Всё, конец. Рей убита, Венера застрелена, Нептун при смерти, Харука привязана, и ничего не успеет сделать... Макото с усилием моргнула. В голове была полная каша, смотрящая ей в глаза смерть двоилась. Какой сделать выбор? Пойти в самоубийственную атаку, где после первого движения её голову размажет по всей лощине? Бандиты смотрели злобно, их взгляды не обещали ничего хорошего. Принять лёгкую смерть сейчас? Или тянуть время, подвергнувшись одни демоны ведают каким истязаниям, ради призрачной надежды помочь Харуке?

Бандиты начали переговариваться, в их голосах сквозили злость и опаска. Конечно, они так и не поняли, что тут случилось. Небритый поднялся на ноги со стонами и руганью. Тот, что с двустволкой, закинул ружьё на спину и начал спешно, неуклюже накладывать ему шину на сломанную руку. Может, отвлекутся, подумала Макото. Но нет, ствол, направленный ей в голову, даже не дрогнул. Она перевела взгляд на лицо бандита, целящегося в неё. Тот прищурился, и она прочитала в его глазах смертный приговор. Раз эти девушки были так опасны, не было смысла оставлять последнюю в живых. Палец на спусковом крючке напрягся...

Огненный росчерк прошил многозарядное ружьё навылет, разорвав и оплавив ствол. Бандит с криком отшатнулся, выпустив из рук уничтоженное оружие. Макото повернула голову туда же, куда и он.

Сэйлор Марс стояла на кромке лощины, недобро прищурившись, и накладывала на огненный лук вторую огненную стрелу. Языки пламени лизали её фигуру, шевеля белую юбочку с алой каймой, и развевая волосы. Белую, а не алую! Совсем как у Сэйлор Сол, или у Сэйлор Мун в Супер-форме. За спиной у неё раскинулась пара распахнутых крыльев, образуемых трепетными, неверными сполохами.

— Марс! Ты жива! — радостно крикнула Макото, с трудом поднимаясь на ноги.

Видение в алом ореоле обратило на неё свой взор, и на сердце у Макото ёкнуло. Вместо зрачков в этих глазах были два провала в бездну, заполненную яростным, всёпожирающим пламенем.

Оставшийся без ружья опомнился, бросил неуловимо-быстрый взгляд на Макото, и суматошно завозился, вытаскивая нож, который у него в панике зацепился за что-то. Брюнетка, даже со смурной головой, успела сообразить, что он хочет взять её в заложники: те двое оказались фигурами битыми, у одного - рука сломана, у другого - ружьё не заряжено.

— Ну, уж нет! Джапита Стар Пава, Мейк-Ап! Сьюприм Сандер!

Подёргивающийся, дымящийся бандит осел на землю, медитировать над последствиями воздействия высокого напряжения на организм.

— Уй, — подала голос Венера, перекатываясь в сидячее положение. — Это больно, знаете ли. — Судя по голосу, она практически протрезвела. — Винус лав-ми чэйн. — Цепь золотых сердечек хлестнула, обмотав двух оставшихся бандитов, и на этом битва была закончена.

Нептун со стоном подала признаки жизни. Юпитер бросилась помогать ей, и с облегчением обнаружила, что картечь всего лишь засела неглубоко под кожей. Крови много, но все раны поверхностные. Исцеляющая магия уже работала, чужеродные тела вылезали наружу или исчезали бесследно. Даже пропитанный кровью костюм успел превратиться в лишь слегка испачканный кровью, хоть все дырки и остались.

Марс поспешила отвязывать Харуку. Венера, не отпуская натянутой цепи, подошла к костру. Покопалась в разбросанных угольях, выудила два хенсин-жезла... И уставилась на Марс, переводя взгляд то на её жезл, смотревшийся странно потухшим, то на воительницу в изменившемся сэйлор-костюме.

Отвязанная, Харука спешно забрала у неё жезл и превратилась в Уранус, чтобы не представлять слабое звено. И тут же поспешила заботиться о Нептун. Зеленовласая и так шла на поправку, поэтому Юпитер пошла помогать Венере связывать бандитов. Муть в голове постепенно рассеивалась, исцеляясь, равно как и шрамы на душе, оставленные произошедшим. Юпитер принимала оба как должное. Отволокла за ногу слегка подпалённого - язык не поворачивался называть это человеком - к остальным. Порылась у них в рюкзаке, найдя верёвку. И споро, без особых нежностей, привязала их друг к дружке, связав заодно по рукам и ногам. Стоны небритого, чью сломанную руку она тоже привязала, её, почему-то, совершенно не тронули. Венера погасила свою цепь.

Марс подошла, прожигая пленников ничего не выражающим взглядом своих пламенеющих глаз. Потом и Нептун прихромала, с Уранус под руку.

— А где этот, который... — начала было Юпитер, но Нептун прервала её взяв за руку и покачав головой. — Ох. — Юпитер покосилась на Марс, стоявшую словно изваяние. Бандиты уже начали дёргаться от страха под непрерывным, безразличным взором повелительницы огня. Юпитер представила обугленный труп, лежащий где-то там, в сторонке, и ей стало страшно за подругу.

Напряжённый момент прервало появление грязной шерстяной шапки, высунувшейся над кромкой ложбины, и сразу исчезнувшей.

— А вот и рабы пожаловали, — прокомментировала Венера, как нечто само собой разумеющееся.

— Рабы? — переспросила Уранус.

— Ну конечно, — ответила Венера. — Не сами же они будут золото мыть. — Она слегка потыкала связанных бандитов носком своей оранжевой туфли. — Совсем как Тёмное агентство, мафия и подобные им. Нахватают людей, превратят в рабов, и заставляют делать свою грязную работу. Только наши обычные противники - магией мозги промывали, а эти... Не знаю, как. — Она оглянулась на целый ряд грязных шапок, под её взглядом тут же скрывшихся. — Оказались бы на нашем месте парни - их тут же начали бы в рабов обращать. Не хочу знать, как. А нас... Тьфу, что ж последнее время на самую мерзость-то везёт? — Круто развернувшись, она направилась вниз по лощине. — Пошли отсюда.

— А этих мерзавцев что, так и оставим? — удивлённо спросила Уранус.

— Ну не самим же их тащить. — Венера с отвращением отвернулась от связанных врагов. — Тут есть кому. — Она указала на грязных оборванцев, опасливо выглядывавших из за гребня.

— Не уверена, что они справятся, — с сомнением протянула Нептун. Под её спокойным, изучающим взглядом ряд затасканных шерстяных шапок нестройно нырнул, скрывшись из вида.

— Ну, они же должны хоть какую-то благодарность испытывать за спасение, — предположила Юпитер.

— Ну и хорошо, тогда нас здесь ничто не держит, — сказала Уранус, спеша избавиться от неприятных воспоминаний.

— Ладно, — согласилась Венера. Потом развернулась в ту сторону, где ныкались бывшие рабы, и гаркнула: «Эй вы, чучела немытые! Давайте своих рабовладельцев в охапку, и волоките в полицию, где она у вас тут!» После чего прокомментировала вполголоса: «Не то, чтобы вы меня поняли, но, может, догадаетесь»

Затем сэйлор-воительницы без лишних разговоров унеслись прочь. Были, миг - и нет их.

Тишина спустилась на лесотундру.

Потом, опасливо, над гребнем поднялась грязная шапка. Убедившись, что сверхъестественные существа ушли, и всё равно вздрагивая при каждом шорохе, оборванный раб прокрался к связанным хозяевам. Бухнулся рядом на колени, дрожа...

И начал торопливо развязывать.

Десять минут спустя зло было сорвано оплеухами, оставшееся ружьё заряжено, рука перевязана как следует, и рабы трудились как наскипидаренные. Всё вернулось на круги своя. Про Чику никто даже не вспомнил: всё равно от этого отморозка было больше мороки, чем пользы. Нарвался - ну и ляд с ним.

* * *

— Так мне до дома не добраться. — Сэйлор Сатурн вздохнула, облокотившись на поручень, шедший вдоль края надстройки. Огромный корабль густо=оранжевого цвета мягко содрогался, продираясь к северу через поля толстого льда.

Поначалу она просто радовалась, что жива и в безопасности, и рядом есть люди - хоть туристы внизу на палубе не замечали её. Она так и стояла наверху, наблюдая бездумно за редкими группками бабушек и дедушек, прогуливающихся по палубе разглядывая арктический пейзаж. Слушала отголоски многоязычной речи. Можно бесконечно, как на огонь, смотреть, как снежная равнина раскалывается под массивным, закруглённым носом корабля, исчезая в тёмной воде. Глыбы зеленоватого льда всплывали изредка, омытые от снега, блестя сколотыми гранями, чтобы исчезнуть уже окончательно под бортами широкого судна. Но она ощущала много больше. Смутные движения источников жизненной энергии внизу, внутри было много больше людей, чем показывалось на палубе. Ещё глубже - ровное горение атомной энергии. Сатурн впала в намеренный транс, растворяясь в этих чувствах.

Но всё рано или поздно заканчивается. Туристам приелся монотонный пейзаж, и они все скрылись внутри. Снежная равнина казалась всё более и более скучной. Кроме того, девочке совсем не нужно было на северный полюс. Она была нужна совсем не здесь. А, предпочтительно, там, где были её родители, беспокоясь за неё.

С тяжёлым сердцем, испытывая вполне обоснованные опасения, Сатурн телепортировалась опять.

* * *

Девушки успели отбежать всего ничего, когда пришлось остановиться: Нептун ещё не оправилась, и не могла бежать наравне со всеми. Надо было дать ей время восстановиться.

Пользуясь передышкой, Юпитер осторожно обратилась к Марс, не проронившей до сих пор ни слова:

— Марс-чан... Ты в порядке?

Марс стояла, опустив голову. Огненные крылья давно угасли, как и прочие сполохи, но изменения в униформе незамеченными не прошли. Как и резко изменившееся поведение, что тревожило куда больше.

— Вот твой хенсин-жезл, — протянула рекомый предмет Венера. — Как тебе удалось... без него?..

— Я... — Марс взяла жезл, подняла его на уровень глаз. Глаза у неё снова были нормальными, зрачки чёрные с фиолетовым отливом. Теперь, при ближайшем рассмотрении, жезл казался мёртвым, посеревшим. И отнюдь не из-за копоти. — Я словно разбила барьер, — наконец, призналась она. — Боюсь... — Жезл начал тускнеть. Звезда в навершии, с символом Марса внутри, сначала стала мутной, непрозрачной. Потом утратила блеск, став на вид грубой, словно песчаник. — Боюсь, у меня... больше нет пути назад. — Жезл растрескался, и рассыпался прахом. Четверо воительниц в ужасе смотрели на подругу.

— Марс-чан, ты не можешь превратиться назад? — прошептала Юпитер. Нет, она понимала, что надежды на мирную жизнь рухнули, но вот так жестоко...

— А ты всё равно попробуй! — настаивала Венера. — Давай! Я знаю, ты сможешь!

— Я... — Марс нахмурилась, потом взялась одной рукой за камень на груди. Эта драгоценность в форме сердца, фокус их сэйлор-магии, был обязательным атрибутом, оставаясь на том же месте вне зависимости от вариаций наряда. Даже у Сэйлор Старлайтов, с их бикини из чёрной кожи.

Все замерли в напряжении. Прошла минута, другая. Марс стояла, закрыв глаза. Потом по её сэйлор-фуку словно прошла волна. Юбочка стала монотонно-алой, фигурные белые наплечники в форме языков пламени преобразились в обычные, из нескольких фиолетовых колец, обнимающих плечо. Марс нахмурилась, не открывая глаз, морща лоб. И, наконец, изгнала свою униформу, заставив ту рассыпаться огненными искрами.

Девушки выдохнули с великим облегчением. Обнажённая Рей стояла несколько секунд неподвижно, не открывая глаз, с прижатой к груди рукой. Потом гражданская одежда вернулась, материализуясь вокруг неё словно мираж, обретающий вещественность.

— Рей-чан, — выдохнула Венера: черноволосая жрица оказалась в камуфляжных штанах и бюстгальтере. Ни блузки, ни камуфляжной куртки.

— Это.. осталось там, — выдавила Рей.

— Я сбегаю! — спешно вызвалась Юпитер, заранее страшась того, что увидит. Помчалась стрелой, прикидывая линию, по которой тот... недочеловек вёл Рей. В соседней ложбине обнаружилось выжженное, ещё дымящееся пятно. Она невольно замедлила шаг... Не было тут никакого обугленного трупа. Только рассыпающиеся остатки обугленного скелета, в центре пятна выжженной до пепла земли. Бесформенный кусок металла рядом остывал, потрескивая.

Юпитер сглотнула, подняла с земли блузку и куртку - слава богам, пуговицы были расстёгнуты, а не оторваны. Правда, рукав опалило медленно тлеющей на краю пятна травой.

Озабоченная состоянием подруги, Юпитер выкинула из головы рассыпающиеся в прах останки монстра, и поспешила обратно.

* * *

Вокруг была тёмная, безлунная ночь. Звёзды ярко сияли с чистого тропического неба. Сатурн споткнулась. Равнина неровного камня простиралась во все стороны, изчезая во мраке. На горизонте сияли яркие огни, затмевая звёзды. Воздух был тёпл и пах морем.

— Думаю, отсюда как-нибудь доберусь, — решила миниатюрная сэйлор-воительница, сбрасывая трансформацию. — Если идти на эти огни...

Хотару опять споткнулась, приземлившись на колени и руки. Иззубренный камень впился ей в коленку, крошась под руками в острые чешуйки. Ходить здесь было совершенно невозможно, особенно после утраты ночного зрения, которое давала сэйлор-форма.

— Кажется, я поспешила превращаться обратно, — признала девочка, потирая ссаженную коленку.

* * *

Сэйлор-воительницы уже полчаса трусили на юг. Горы стали ещё более пологими и округлыми, покрылись самым настоящим еловым лесом, в котором полную скорость развить было затруднительно. Марс быстро устала от удушливой заботы, которой её пытались окружить, вышла из прострации и начала язвить в ответ. У Венеры и Юпитер от сердца отлегло, это снова была их старый друг, Сэйлор Марс. В нормальной красной юбке, которую она теперь могла призывать усилием воли, безо всякого жезла.

Когда, по их прикидкам, до шоссе оставалось несколько десятков километров, девушки набрели на нечто, что при известном воображении можно было бы назвать дорогой. Полоса, на которой голый гравий и россыпи камней перемежалиль с изрезанной колеями грязью, тянулась, извиваясь, вдоль средних размеров речки. Воины в матросках могли бы перепрыгнуть водную преграду, но с трудом и не в этом месте.

Сначала думали пересечь реку и продолжать в том же направлении напрямик, но слалом между ёлками всем уже порядком поднадоел: постоянное напряжение, иголки за шиворотом и тому подобное. А дорога, скорей всего, выводила на шоссе. По крайней мере, насколько смогли сориентроваться по карте, река должна была пересекать его. И если идти по дороге против течения, то рано или поздно выйдешь к шоссе.

Девушки побежали по дороге. Условно накатанная колея тянулась по долине относительно ровно, то выходя к самому берегу, то отдаляясь от петляющей речки. Ёлок тут не было, бежали быстро, россыпи крупных камней под ногами доставляли лишь мелкие неудобства. Венера только начала гадать, не встретится ли им по дороге деревня, как из за поворота показался брод. А посреди брода - грузовик.

Девушки резко остановились и отступили под защиту редкого леса.

Как-бы-дорога здесь резко виляла направо, переходя на другой берег. Серо-зелёный грузовик с длинным, пустым полуприцепом-платформой, стоял на самой середине реки, слегка перекосившись, уйдя в воду так глубоко, что колёса скрылись. Тишину нарушали лишь приглушённый шум реки, ругань на непонятном языке, да удары металлом по металлу. При более внимательном рассмотрении, на грузовике обнаружились два невзрачно одетых мужика, висящих, словно мухи на палочке, по бокам открытого капота.

— Давайте поможем, — предложила Уранус.

— Меня что-то с местными общаться не тянет, — возразила Венера, играя в этот раз нехарактерную для себя роль скептика.

— Призвание сэйлор-воинов - помогать людям, — сказала Уранус, с сочувствием косясь на мужиков.

Те что-то подёргали, двигатель издал пару жалобных звуков - и опять тишина. Двое бедолаг разразились прочувствованными словами, в их голосах сквозили нотки обречённости. Потом забрались на крышу кабины, и уселись там, вглядываясь вдоль дороги один в одну сторону, другой - в другую.

— Давайте хоть на сухое вытолкаем, — повторила Уранус. — Им тут сто лет попутки ждать.

— Придётся показать свою силу, — напомнила Венера. — Иначе как мы эту тяжесть вытолкаем, в ледяной воде.

— Одной смутной легендой больше, причём в далёкой стране, — парировала Нептун, — Так даже лучше, чуть больше информационного шума.

Подождали ещё несколько минут. Тишина стояла всеобъемлющая, приглушённый шум реки лишь подчёркивал её.

— Ну, дальше ждать нечего, — сказала Марс. И вышла к берегу, гордо, как на параде. Мужики на крыше заметили её, и, кажется, перешли в состояние лёгкого офонарения. Марс вошла в воду, и начала осторожно продвигаться к машине, покачиваясь на скрытых водой камнях. Постепенно вода дошла ей до пояса, и Марс начало сносить течением: суперсила совершенно балансу не помогала. Пришлось ей наклониться против течения, практически уйдя одним плечом в воду, и в таком виде продвигаться дальше.

— Не хочу показаться невеждой, — сказала Юпитер, ёжась от одного взгляда на такое, — но как наша защита против ледяной воды? Не было как то случая проверить.

Они вообще, в сэйлор формах хорошо, если пару раз в воде плавали, да и то - летом.

Венера подошла к берегу, и попробовала воду ногой: её туфли, состоя из носка, пятки и ремешка, ступню практически не прикрывали.

— Неприятно, но терпимо, — прокомментировала блондинка, и сама начала углубляться в реку. Дошла до пояса, её тоже начало сносить. — Брр... А ну его. Мокнуть так уж как следует! — Венера нырнула, и поплыла батерфляем, вспенивая воду каждым мощным гребком.

Остальные последовали за ними, быстро доплыли до грузовика. Марс добралась последней, но ей хоть голову удалось сохранить сухой. А толку? Грива иссиня-чёрных волос всё равно промокла, липла к плечам и медленно струилась, перебираемая течением.

Мужики на кабине что-то обеспокоенно спрашивали. Похоже, боялись, что такие красавицы простудятся, заболеют и умрут.

— Всё олл райт, чуваки! — крикнула им по английски Венера. Потом своим, снова по японски: — Так, за что теперь тянуть то?

— Я нашла колесо, — прокомментировала Юпитер, поднырнувшая под грузовик чтобы взяться с левой стороны, откуда шло течение. — Толкать или крутить?

— Тут спереди есть пара крюков, — оповестила Уранус, погрузившись по уши в воду, и шаря вслепую. — Да и бампер на ощупь достаточно крепкий.

Встали так, что трое тянули за бампер, Марс толкала за него же справа, а Юпитер крутила левое переднее колесо. Поднатужились, кряхтя на все голоса. Тяжёлая машина качнулась, мужики плавно перешли из лёгкой степени офонарения в среднюю. Нос грузовика задрался, поднятый совместными усилиями в воздух, но и только.

— Нет, так не годится! — крикнула Уранус. — Давайте, двое под задние колёса, и двое под прицеп.

Перераспределились - только Марс всё так же толкала за бампер справа.

— Что-то глубоко тут, — прокомментировала Юпитер возле заднего колеса.

Поднатужились, приседая, уходя под воду с головой, с натугой толкая колёса, цепляясь за протектор. Грузовик дрогнул, качнулся, и был выдран, наконец, из пары глубоких ям, которые вырыл задними колёсами, сев практически по ось. После этого пошло легче. Выкатили машину без особого труда, прокатив немного дальше по ухабам и грязи... Пока грузовик не подпрыгнул на очередной кочке, после чего Юпитер наступила на что-то, сказавшее «уй».

— Ребята! — Она сразу прекратила толкать, отскочив в сторону. — Там что-то... Ох. Оеньки. — Она сочувственно поморщилась.

Пустой прицеп тоже подбросило на кочке, и сразу за этим Венера тоже наступила на что-то, сказавшее «уй».

— Что такое? — Блондинка оглянулась. — Эээ, упс? — Она смущённо почесала в затылке. — Мы это, не нарочно.

— Ох, — подошедшая Нептун прикрыла рот рукой.

— Да, это однозначно уй, — сочувственно прокомментировала Уранус.

— Мгхм — промычала вдавленная в грязную колею Марс, чьи волосы превратились в полное месиво, и единственным чистым местом остались руки, которые торчали, раскоряченные, в стороны.

— Давай помогу! — Юпитер выдернула её из грязи со звучным чавком.

— Ни единого слова! — настояла Марс, протирая глаза перчаткой. Спереди она была равномерного цвета глины. Сзади, её бёдра и спина носили явственный узор протектора. — Давайте, договаривайтесь тут, чтобы нас подбросили, если по пути. И если заведутся... Я скоро вернусь. И если я, хоть от кого нибудь, хоть раз услышу об этом... — с угрозой завершила она, и пошагала к реке, гордо подняв голову.

* * *

Темнело. Грузовик уже несколько часов полз по бездорожью, раскачиваясь на ухабах, а шоссе так и не появилось. Равно как и любой населённый пункт. Дорога несколько раз разветвлялась, и надежду внушала лишь пара встречных грузовиков, встреченных за это время, натужно тащивших свой груз навстречу.

Девушкам оставалось лишь мотаться в грязном кузове в компании пары пустых, гремящих бочек, да любоваться пейзажами. Лесистые горы тут были и правда красивыми, но даже красота рано или поздно приедается.

— Надо было своим ходом, уже добрались бы, — констатировала Венера. — Даже вздремнуть нельзя, пока тебя телепает, как носок в стиралке.

— Ну, задним числом наверно, — согласилась Уранус. — Но опять же, если нам с этими по пути, то не надо на шоссе попутку ловить. Эти нам уже благодарны, а так не знаешь, на кого нарвёшься.

— Это если они вообще на шоссе вылезать собираются, — буркнула Венера. — И если им в ту же сторону. Слишком много «если».

Юпитер покосилась на Марс, сидевшую, привалившись спиной к борту и опустив голову. Но потревожить ту не решилась.

* * *

Просыпались сгрудившиеся сэйлор-воительныцы медленно, со стонами, осторожным потягиваньем, и разборками, кому чья часть тела чего отдавила. Наконец, распутались друг от друга, и огляделись. Как-то им вчера удалось заснуть в трясущемся кузове, используя друг дружку в качестве подушек.

Грузовик стоял с заглушённым мотором, посреди пыльной асфальтарованной площади. В одну сторону тянулись обшарпанные заводские корпуса, какие-то железные и бетонные сараи, припаркованные, а местами и полуразобранные грузовики. С другой стороны, за неширокой полосой дикого кустарника, раскинулась зажатая между холмами бухта, по обоим сторонам которой виднелись немногочисленные портовые краны.

— И куда они нас завезли? — вопросила Юпитер.

Ответом ей была тишина.

— Слиняли, — констатировала Венера, заглянув в кабину. — Пусто. — Она спрыгнула на землю.

Сэйлор-воительницы попрыгали из кузова. Уранус достала карту, и пыталась определиться по ней.

— Вроде бы, таких бухт в этих местах только две, — заметила Юпитер. — Осталось понять, возле какой из них мы сейчас.

— Если вот эта, — вставила Венера, — то от берега должен начинаться город с аэропортом, который нам Ами отметила. — Она указала на жирную карандашную галочку.

— По этой карте трудно разобрать, — с сомнением сказала Нептун, — Но у аэропорта одна взлётно-посадочная полоса порядка трёх километров. А весь этот городок в поперечнике - около двух. Аэропорт тут если и есть, то далеко за городом.

— В любом случае, нам надо сначала определиться, — с нездоровым энтузиазмом подытожила Венера. — Неужели мы, наконец-то, заблудились? — В глазах у неё был нездоровый блеск искателя приключений.

Где-то в глуши заповедных лесов у подножия Фудзи грустно чихнул поросёнок.

— Тебе ещё не хватает приключений? — переспросила Юпитер, не в силах поверить своим ушам.

— Я понимаю, что прошу о многом, — нарочито-нейтральным тоном предложила Марс. — Но давайте по городу пойдём в гражданском.

— Оки. — Венера огляделась не смотрит ли кто, и сбросила личину, став снова Минако.

Марс кивнула, и сделала то же самое, став Рей. На этот раз у неё всё прошло нормально, без задержек.

— Почему бы нет? — Нептун пожала плечами, и превратилась обратно в Мичиру.

Юпитер и Уранус, однако, совершенно идеей не вдохновились.

— Да ладно вам, — поспешила убедить их Минако. — У нас ведь в запасе секретное оружие. Да, Рей-чан? — Она сделала движение хлопнуть ту по плечу, но замерла в нерешительности.

Над поднятым указательным пальцем Рей трепетал крошечный огонёк, словно на кончике свечи.

— Ох, — только и могла вымолвить опешившая Минако.

— Барьер пал, — глухо и мрачно, словно вещунья, отозвалась черноволосая. — И теперь нет чёткой границы между Сэйлор Марс и Хино Рей. Я чувствую... — Она умолкла, вслушиваясь в себя. — Со временем различия сотрутся полностью. И всё, что будет делать трансформация - это призывать официальную униформу.

— Я припоминаю, — задумчиво вставила Мичиру, — Ами рассказывала про одну свою гипотезу. Что хенсин-жезлы - это тренировочные инструменты. И когда мы овладеваем своей силой до нужного уровня, они становятся не нужны.

— Тренировочные инструменты, значит, — медленно повторила Рей. — Ой, горячо! — Она потрясла кистью, загасив язычок пламени.

— Больше похоже на ограничители, — заметила Уранус.

— Ммм. — Минако изобразила комически-преувеличенную позу глубокого раздумья. — Ну и ладно. — Она похлопала Рей по плечу. — Чего в этом плохого-то, если подумать? — Она мечтательно закатила глаза.

— Мина, — Макото поспешила спустить её с небес на землю. — Если ты думаешь добиться вершин успеха в спорте - забудь. Это бесчестно как допинг.

— Ну вечно всю малину норовят испортить. — Блондинка надулась, и направилась направо вдоль берега. Там, вроде бы, виднелись дома.

— Ладно, ладно, — смирилась Юпитер. — Если вам настолько не терпится дополнительных приключений... — Превратившись в Макото, она последовала за ними.

Последней сэйлор-форму, с крайней неохотой, сбросила Уранус. Желание оградить любимую от опасностей было почти неодолимым.

Вверх по берегу тянулись кварталы одноэтажных домов с большими - а по меркам жителей Токио, так просто гигантскими - приусадебными участками. Непривычно широкая, улица представляла собой полосу укатанного гравия и земли.

Минако с любопытством вертела головой по сторонам, сравнивая. Рей стремилась не отставать, явно пытаясь отвлечься от мыслей о вечном.

По сторонам тянулись дощатые заборы, некоторые условно-крашеные, другие - серого цвета обветренного дерева. Общий облик крытых жестью домов, крапива по краю дороги, протоптанные тропинки вместо тротуаров - от всего этого веяло не просто деревней, а жутко глухой деревней, куда не достаёт свет цивилизации.

— Какие окошки маленькие, — заметила Минако.

— Ну, а чего ты хотела? — отозвалась Рей. — Зимы тут лютые.

— А это точно город? — С сомнением вставила Харука, косясь на обветшалый забор, за которым тянулись ряды кочанов капусты.

Впрочем, сомнения её развеялись, когда девушки поднялись на холм, и неожиданно оказались среди асфальта и многоэтажных домов.

— Как то тут... широко, — высказала общее впечатление Рей, оглядываясь по сторонам.

Пятиэтажные дома тянулись вдоль широченных, словно море, улиц. Проезжая часть была всего две полосы в каждую сторону - спроектированная безнадёжными оптимистами, судя по крайне редкому движению. Зато по бокам от неё шёл широкий газон, и только потом - тротуар. Роскошь бессмысленная и беспощадная по меркам Токио, где на второстепенных улицах тротуар порой представлял полуметровую полосочку, условно отчерченную разметкой. Но и это было ещё не всё. Между тротуаром и домами простирался ещё один газон, местами заросший деревьями подобно маленькому лесу.

— Простор! — одобрила Минако. Проглядывающие в просветах улиц пологие холмы придавали пространству объём, позволяя осознать ширь и размах. Бухта за спиной, переходящая в свинцовый простор океана, только добавляла.

— Какое всё обшарпанное, однако, — сказала Макото. — И народ какой-то не богатый.

Дома были облупившимися, газоны - неухоженными зарослями дикой травы. Редкие прохожие были одеты не то, чтобы бедно, но как-то тускло и старомодно.

— Хорошо, что мы превратились обратно, — согласилась Мичиру.

Японки в сером камуфляже, конечно, выделялись, но не настолько. Общий тон был блёклый.

— Чего ещё ожидать, — Рей пожала плечами. — У них тут целый коммунизм развалился. И всё остальное за компанию.

 — Ой, смотрите, там у них своя Токийская башня! — умилилась Минако, указывая вдоль по улице, в створе которой высилась очень знакомая форма в красно-белых цветах.

Пройдя пару кварталов, вышли на площадь, где стояло сооружение, и убедились, что на башню оно таки не тянуло.

— Ну, полагаю, для такого городка пятидесятиметровая в самый раз, — заметила Рей.

Вышка выглядела впечатляюще на фоне окружающих пятиэтажных зданий, но и только. Стояло отдалённое подобие Токийской башни на ножках, кажущихся непропорционально тонкими, посреди круглого травяного бугра ближе к дальнему концу удлинённой площади.

— А вот и конец города, — заметила Юпитер. За площадью улица продолжалась, ныряя с холма вниз. Дальше возносились пологие холмы, поросшие лесом.

— Да мы и километра не прошли, — озабоченно отозвалась Рей. Где тут аэропорту-то уместиться?

— Я никаких самолётов над головой пока не видела, — поддакнула Харука. — Может, мы всё таки ошиблись, и это какой-то другой город? — Она на ходу развернула карту, пытаясь найти ориентиры.

— Или попали в город не с того конца, — заметила Мичиру.

— Давайте поспрашиваем местных? — предложила Макото. — Хоть кто-то должен английский знать?

Однако редкие прохожие или недоуменно пожимали плечами, или ускоряли шаг, пытаясь уклониться от девушек в сером камуфляже.

— Машину, что-ли, остановить? — вслух раздумывала Рей, глядя на редкие автомобили, проезжающие по улицам и кольцевым развязкам площади.

— О! Давайте спросим у этих юношей! — оживилась Минако.

— Мина-чан, погоди... — Макото тяжко вздохнула, видя, что блондинка её не слушает. — Не стоит.

Минако, тем временем, бодро направлялась к группе из троих молодых людей. Бритоголовые, в чёрных кожаных куртках, те что-то выкрикивали, размахивая красным флагом и плакатами, на которых было написано... что-то.

— Местная письменность меня уже просто раздражает, — заметила Рей, машинально попытавшись прочитать написанное на плакатах. Как и с указателями названий улиц ранее, результат оказался обескураживающим. Половина букв были вроде бы знакомыми латинскими, вторая половина - нечто неудобоваримое, местами имеющее сходство с греческим алфавитом, известным каждому школьнику по физике и математике. Это не считая этой их дурацкой перевёрнутой «R». Попытка же прочитать любой текст давала адски неблагозвучную, языколомную смесь звуков.

— Думаешь она будет в порядке? — озабоченно спросила Макото, глядя как подруга беззаботно приближается к настроенной далеко не мирно троице. Прохожие от них шарахались.

— Не бойся, — уверила её Рей. — Она очень хорошо бегает.

В этот момент, немного дальше вдоль тротуара со скрежетом затормозил грузовик. Из железного ящика кузова хищно посыпались мужчины в сером камуфляже, шлемах и чёрных масках с прорезями для глаз. Военные?

Бритые на голову молодые люди словно с цепи сорвались, начав размахивать и выкрикивать с удвоенной энергией.

— Давай же, поворачивай уже, — вполголоса пробормотала Макото, пытаясь на ходу разработать телепатический дар и передать сию простую мысль Минако.

— Ну наконец-то что-то понятное, — с облегчением добавила Рей, разглядев на борту грузовика чёткую и понятную надпись «ОМОХ».

Дюжина мужчин в масках и камуфляже остановились в недоумении. В их позах сквозило: «что, и это вот - всё?» Кажется они смотрели на буйную троицу с неприкрытым разочарованием. Некоторые обводили взглядами площадь. Но тут не было никого кроме трёх бритоголовых, пятерых нездешних девушек, и редких прохожих, которые теперь ещё активнее стремились поскорее оказаться подальше. Камуфляжные разочарованно поникли, вяло переругиваясь с кем-то в кабине. Некоторые начали устраиваться поудобнее, облокачиваясь о свой грузовик со скучающим видом.

— Назад,  — телепатировала блондинке Макото. — Иди назад.

— Привет! — громко обратилась к юношам Минако, на английском. — Не подскажете ли, где тут у вас аэропорт?

Бритоголовые опешили, умолкнув и моргая в недоумении.

Камуфляжные опешили, насторожившись.

Макото зашлёпнула лицо ладонью, глазам своим не веря.

Минако обезоруживающе улыбнулась.

Бритоголовые взорвались агрессивными воплями и попёрли на блондинку, выстраиваясь в подобие тевтонской «железной свиньи».

— Нет, вы меня неправильно поняли, — пятясь, пыталась успокоить их Минако. — Я ничего против коммунизма не имею! Горбачёв! Перестройка!

Бритоголовые взревели, и рванулись в галоп. Минако взвизгнула, еле увернувшись, и бросилась наутёк. Потом взвизгнула вторично, и понеслась, как на крыльях: удар красным флагом по хребту придал ей дополнительное ускорение.

— Мина-чан, — вздохнула Макото.

— Ааа! — орала Минако на смеси английского с японским. — Помогите, убивают! Коммунисты-доно, вы меня не так поняли! Спасите кто нибудь, мамочки!

Камуфляжные радостно подхватились, и тоже сорвались в галоп, слитно ринувшись за бритоголовыми.

Голосящая Минако в последний момент сообразила, что ведёт погоню прямо на своих, и резко свернула направо, вылетев на площадь поперёк дороги. Движение было таким редким, что даже тормозить никому не пришлось. На равномерно заасфальтированной площади было два разворотных кольца. В центре одного стояла вышка, центр другого был занят припаркованными автомобилями. Вот по этому, второму, кольцу, и понеслась Минако, огибая припаркованные машины.

Под неверящими взглядами четверых девушек, погоня описала полный круг. Направлявшийся на разворот автомобиль резко затормозил, взвизгнув тормозами. Перед ним пролетела орущая на двух иностранных языках блондинка в сером камуфляже. Пробежали три бритоголовых молодых человека в кожанках, размахивая красным флагом словно дубиной. Прогрохотала сапогами дюжина камуфляжных мужиков в чёрных масках под касками. Водитель здраво рассудил, что ему срочно нужно быть где-нибудь в другом месте, дал по газам, и рванул с площади, развернувшись поперёк всех полос.

Погоня пролетела мимо стоящих на тротуаре девушек, уйдя на второй круг. Минако, всерьёз нацелившаяся на спортивную карьеру, была в отличной спортивной форме. Бритоголовым придавало силы остервенение. Камуфляжные пёрли с мрачной решимостью. При заходе на третий круг, Макото заметила у них в руках резиновые дубинки. Значит, всё таки, полиция?

— Интересно, — риторически вопросила Мичиру, — долго они собираются упражняться в беге подобным образом?

Четвёртого круга не получилось. Половина камуфляжных вернулась, притрусив обратно, и выстроились в линию. Перед Минако они расступились, а перед её преследователями - сомкнулись, зажав тех в клещи. Потасовка была краткой: нарвавшись на четырёхкратное численное превосходство, помноженное на превосходящую выучку, бритоголовые и дёрнуться не успели. Попутно навернувшись, чисто невзначай, рёбрами об тяжёлые ботинки оппонентов.

— Мина, иди... — начала Макото.

— Привет! — громко обратилась к камуфляжным Минако, на английском. — Не подскажете, где у вас в этом городе аэропорт?

Веко Макото дёрнулось.

— Нам ещё неприятностей с полицией не хватало, — пробурчала Харука. — Без документов-то...

Камуфляжные, однако, отозвались на вопрос блондинки с преувеличенным дружелюбием, и даже, вроде, с опаской. Пока остальные волокли три упакованных в наручники тушки к грузовику, один - судя по виду, командир - остался, и начал объяснять Минако что-то. Поскольку английского он явно не знал, а она не понимала по русски, разговор свёлся к языку жестов, односложных слов и переспрашиваний. Наконец, странный то-ли военный, то-ли полицейский попрощался, напутствуя что-то, и побежал к грузовику. Захлопнулась обитая жестью дверь с зарешёченным окошком, грузовик взревел, плюнул сизым выхлопом, и со скрежетом пополз прочь.

Минако помахала своим, возвращаясь к ним на тротуар.

— И что он тебе рассказал? — спросила Рей. — Хоть что-нибудь путное? И что это за «омох» такой?

— Без понятия — легкомысленно отмахнулась блондинка. — Однако! Он всё указывал вон туда, — она указала рукой вдоль по улице, в том направлении, куда они изначально и направлялись, — и, вроде бы, что-то про «километр» и «авто». Кажется.

— Ну, здорово, — язвительно прокомментировала Макото. — И ради этого стоило устраивать цирк с местными хулиганами.

— Хулиганами? — переспросила Минако.

— Я эту публику за километр чую, — отрезала высокая брюнетка, скрестив руки. — Парни явно и намеренно нарывались. Как ты можешь быть такой... такой...

— Блондинкой? — невинно спросила Минако, накручивая на палец прядь своих светлых волос.

— То ты нормальный, умный человек, — со вздохом ответила Макото. — Опытней и наблюдательней меня. А то совершенная, прости меня за прямоту, пустоголовая дура.

— Бывает, — Минако философски пожала плечами, отправляясь в намеченном направлении. — У каждого человека есть свои плюсы и минусы.

— Да я не об этом, — пробурчала Макото, начиная следовать за ней.

— Кстати, Мина-чан, — вклинилась Рей. — Мне тут припомнилось, что Горубачёва у них сменил Елицин. Уже несколько лет, как. Зная политиков, может так оказаться, что и Горби-кун, и его пересутройка сейчас совсем не комильфо.

— Так вот оно что! — Блондинка хлопнула кулаком об ладонь. — А я всё думала, чего эти комми на меня взъелись.

— Коммунистов же перестройкой как раз и смело? — предположила Харука, но без особой уверенности.

— А вы обратили внимание, — подала голос Мичиру, — что флаг у них был какой-то... неправильный?

— Неправильный? — удивилась Рей. — Вроде, серп и молот на красном?

— Я не разглядела, — призналась Минако. — Трудно было разобрать, пока меня им лупили.

— Да, но это были чёрные серп и молот, в белом круге, — пояснила Мичиру. — Точно по центру красного флага.

— Что-то мне это смутно напоминает, — призналась Макото.

— Напоминает, — согласилась Рей. — Какая-то ассоциация с мандзи на краешке сознания вертится, но никак не поймаю.

За площадью улица продолжилась, спускаясь вниз. Теперь на газоне, отделяющем проезжую часть от тротуара, тянулся ряд елей. Сам тротуар местами превращался в ступени.

— Насколько же тут не похоже на Токио, — дивясь, заметила Рей. — Всё бедное, обшарпанное, а пространство транжирят с беззаботностью, какую у нас не каждый миллиардер осилит.

— Вот в Лос-Анджелесе, — вставила Минако, — тоже такой трюк с тротуарами и газонами. — Только там пальмы вместо ёлок.

— Ты в Лос-Анжелесе не бывала, — отрезала Рей. — И не можешь знать, может у них там только одна улица такая, а показывают только её.

А в этом городе все улицы были такими просторными. Словно на вырост. В этом имели возможность убедиться, пока пересекали пару перекрёстков.

Потом справа открылась прямоугольная площадь с длинным двухэтажным зданием вдоль неё. По верху фасада шла надпись огромными буквами.

— Абтобок три а-лямбда, — прочитала Рей. — Зараза, голова уже пухнет. Кто эту письменность придумал только?

— Кажется, нам сюда, — сказала Макото, указывая на пару автобусов, вольготно расположившихся наискосок на почти пустой площади.

Минако энергично сунулась к грязному автобусу с занавесочками на окнах и забавным воздухозаборником на крыше над округлой кормой. Но скоро остановилась в недоумении:

— А двери где? — Она ошарашенно озирала совершенно монолитный борт автобуса, тщетно пытаясь отыскать хотя бы щёлочку. — Они что, через окна лазят?

— Справа, естественно, — снисходительно пояснила Харука, подходя к автобусу с нужной стороны. — У них, как в Америке, правостороннее движение. Наше левостороннее мы позаимствовали у Великобритании, оно редко где в мире используется.

— А, — смущённо отозвалась Минако, нигде за границей, кроме Великобритании, не бывавшая. — Понятно.

Мичиру, тем временем, пыталась объясниться с тёткой, оборонявшей дверь автобуса изнутри. Та всё норовила отправить их куда-то, указывая взмахами руки в сторону двухэтажного здания, и что-то громко объясняя преувеличенно - короткими словами, как детям. Как будто её русский от этого становился понятнее. Универсальных слов пока удалось обнаружить два: «аеропорт» и «километров»

Мичиру решила прибегнуть к подкупу, но, будучи девушкой в средствах не стеснённой, неправильно рассчитала первоначальную силу воздействия. При виде пятидесятидолларовой купюры глаза тётки зажглись огнём нерассуждающей алчности, и она начала длинное повествование слезливым тоном. Наверняка о тринадцати голодных детях или вроде того, чтобы получше набить цену.

— Давай уже, — вполголоса ругалась Рей. — Не тяни. Всё равно мы ни слова не понимаем.

Тем временем, на шум, словно пираньи на запах крови, подтянулись двое мужчин. Выскочили они из автомобилей, стоявших у края площади. Один - средних лет слегка полноватый, другой - помоложе, они резво потрусили к девушкам. Харука напряглась было на такую резкость, но те приняли самое подобострастное выражение, и начали что-то быстро говорить, размахивая руками, бросая на девушек умоляющие взгляды, а друг на друга - неприязненные. Ни дать ни взять, два базарных торговца.

— Кажется, так будет лучше, — заметила Мичиру, обращаясь к своим. Потом наскоро извинилась перед тёткой, уже поскучневшей видя всё это, и обратилась к мужчинам с сакраментальным вопросом: «Хау мач?»

Те начали размахивать руками ещё активнее, закатывать глаза, что-то показывать на пальцах. Мичиру направилась к паре автомобилей, сопровождаемая по бокам оживлённо торгующимися мужчинами, а позади - своими слегка ошарашенными подругами.

— Что творится-то? — недоумевала Макото. — Кто это такие, вообще?

— На агентов КГБ не тянут, — признала Минако, окинув тех критическим взглядом.

— Нелегальные таксисты? — предположила Харука.

— Похоже на то, — согласилась Рей. — Хотя, легальных такси я в этом городе не замечала. Если они их только не красят в серый цвет, без опознавательных знаков.

Накал страстей, тем временем, рос по мере приближения к автомобилям. Извозчики, судя по тону их голосов, были уже готовы родную мать продать. Они вовсю лебезили перед зеленовласой, а за её спиной обменивались такими взглядами, что матёрый волк уписался бы от страха.

Потом Мичиру достала из внутреннего кармана тонкую пачку десятидолларовых банкнот, чтобы попытаться уточнить цену на пальцах: английского оба не знали совершенно, а в их скороговорке ничего кроме «аеропорт» разобрать не удавалось. Увы, это оказалось не лучшей идеей. Вид денег переполнил чашу. Сама Мичиру проглядела, что творилось за её спиной, а остальные девушки еёпредупредить не успели. Водилы сначала держались, фальшиво-умильно хрипя перед клиентом и рыкая друг на друга. Потом, почти синхронно, бросились к багажникам.

Мичиру опешила. Харука струхнула, представив, что они в этой дикой стране могут возить в багажнике. На ум ей почему-то лезли базуки и автоматы Томпсона.

Полноватый мужчина средних лет оказался хозяином вишнёвого седана непривычно угловатых форм, словно спроектированного кубистом. Даже фары были прямоугольные. С зловещим скрежетом он извлёк на свет монтировку, габаритами больше под стать колёсному бронетранспортёру.

Молодой был владельцем древней-предревней серебристой «тойоты» с битым, заклеенным скотчем поворотником. Молча распахнув заднюю дверь, достал он алюминиевую бейсбольную биту.

И вот начали добры молодцы сходиться, испепеляя друг друга взглядами, да перехватывая инструменты поудобнее, к вящему ужасу Харуки и восторгу Минако. Словно самураи на поединке.

Мичиру всё ещё стояла посередине между ними, ошарашенная. Потом, опомнившись, резко выкрикнула:

— Стоп!!!

То ли окрик подействовал, то-ли слово оказалось универсальным, но водилы замерли, слегка опустив свои тупые орудия.

— Я сейчас брошу монетку! — Громко сказала Мичиру, доставая обычную пятидесяти-еновую монетку с дыркой посередине. — Ты - орёл, ты - решка. Поехали! — Она высоко подбросила монету, отчего соперники ещё больше отвлеклись, машинально следя взглядом за полётом металлического кружочка.

Мичиру поймала монету на ладонь, тут же захлопнув её другой ладонью. Потом убрала верхнюю ладонь.

— Выпали Вы, — сказала она, обратившись к мужчине средних лет слева. Потом повернулась направо, к молодому: — Мне очень жаль, но судьба не была к Вам благосклонна.

Тот разочарованно выдохнул, и пошагал к своей «тойоте».

Мужик с облегчением вытер платочком пот со лба, и бросился распахивать задние двери.

Харука, зная уже, что у неё на коленях никто не поедет - и откуда у них предубеждений столько - машинально открыла левую переднюю дверь, чтобы сесть рядом с водителем. Замерла на мгновение, обнаружив перед собой руль. Хлопнула себя по лбу, и стала обходить автомобиль, чтобы сесть справа, в то время, как четверо остальных девушек утрамбовывались на заднее сиденье.

Все вздрогнули от металлического лязга. Оказалось, обиженный молодой водила с досады шваркнул биту в свой багажник. Потом захлопнул заднюю дверь с такой силой, что несчастное транспортное средство аж слегка присело на рессорах.

— Ловко ты их рассудила, — сказала Макото. — Я уж думала, быть кровопролитию.

— И так получилось, что выпал более тесный автомобиль, — пробурчала Рей, елозя и пихаясь с Минако на узком диванчике.

— О, тут нет никакой случайности, — тихо ответила сидевшая в центре Мичиру. — Я солгала. Я чувствовала, что тот, второй, более беспринципный. Потом, автомобиль у него был хуже ухожен. Там под скотчем на стоп-сигнале многолетняя грязь. И за оружием он бросился первым. Не хотелось доверять свою жизнь такому человеку.

— Ладно, ладно, поняли, — согласилась Рей. — Мина, твоя взяла, садись мне на колени. Всё лучше, чем сидеть сикось накось.

* * *

Пятеро девушек мрачно разглядывали лётное поле сквозь окна скромного, двухэтажного здания, исполнявшего здесь обязаности аэропорта. Где-то там стоял сейчас самолёт, который мог бы доставить их в город Хабарофусуку. Откуда уже летали международные рейсы, в том числе - до Токио.

Охранник на выходе поглядывал в ответ, периодически обшаривая девушек цепким взглядом.

— Предлагаю ехать зайцами, — предложила Минако.

— Отличная идея, — саркастически ответила Рей. — И как, ты себе это представляешь? Мы пятеро просто прогуливаемся до самолёта с невинным видом? И билеты у нас не проверяют?

— Тут, может, и провинция, — добавила Макото, — но к полю тебя никто даже близко не подпустит.

— А без документов - никак, — добавила очевидное Харука. — Ну почему им обязательно нужен паспорт чтобы билет купить? Это же внутренняя линия!

— А у них тут каждый гражданин с внутренним паспортом ходит, — философски заметила Мичиру. — Без которого ни на один вид транспорта билета не купишь. То-ли местная особенность тюремной провинции, то-ли вся страна такая, я как-то не интересовалась раньше.

— Пошли отсюда, — предложила Макото. — Пока нами охранник активнее не заинтересовался.

Девушки вышли наружу, навстречу холодному ветру и прекрасному в своей дикой красоте пейзажу. Пологие горы, поросшие лесом, уходили в голубую даль, прорезанные лишь ниткой шоссе и крохотным кварталом пятиэтажек выше в гору.

— Что мы вообще думали, когда соглашались добираться своим ходом? — со вздохом риторически вопросила Харука.

— Что Россия - дикая страна, — подавленно ответила Рей. — Что здесь ездят верхом на медведях. — Она покосилась на парковку, занятую рядами автомобилей, где было напополам джипов японского производства и каких-то русско-брутальных минивэнов поголовно мышиного цвета. — Что нам просто позволят зайти пешком в самолёт.

— Что тут очаг отечественной дипломатии есть, — вставила Венера. — В этом плане - действительно дикая страна.

— Просто мы оказались в глухой провинции, — пояснила Харука. — Таёжные углы Хоккайдо рядом отдыхают.

— Может, действительно стоит обдумать идею ехать зайцами? — неожиданно предложила Мичиру. — В багажном отсеке, например?

— Как мы на поле-то проберёмся? — возразила Рей.

— Точно! — Минако хлопнула кулаком об ладонь. — С чёрного хода!

— С какого чёрного хода? — переспросила Рей.

— Ну, у них тут аэропорт, ангары и прочая цивилизация только с одного бока от взлётной полосы, так? — пояснила блондинка. — А с другой - дикий лес. Прямо сразу. А вдоль самой полосы, и вообще по территории - кусты некошеные. Густые, что твои джунгли.

— А ведь дело, — согласилась Харука. — Если там в кустах забор какой, или колючка - нам в сэйлор-формах перепрыгнуть не проблема.

* * *

Трава вдоль взлётной полосы была густой и некошеной. С такой травой и кустов не надо. Одно слово - глухая провинция. Пригибаясь, пятеро воительниц в матросках подобрались почти вплотную к самолёту, удобно стоящему хвостом к зарослям, опознав его по бортовому номеру крупными цифрами на высоком киле, и сличив по бумажке.

Вблизи вид самолёта совершенно не вдохновлял. Весь он был какой-то обветренный, выцветший от времени. Весь матовый, без малейших следов блеска. Заклёпки и края закрылков выделялись чётко, отчерченные грязью, образовывавшей кое-где продольные полосы. Шампунем и полиролью эту рабочую лошадку явно никто не баловал. На хвосте - тёмные пятна возле сопел двигателей, непривычно собранных в пучок на корме.

Нептун достала своё зеркало, разглядывая самолёт сквозь него, словно это была лупа. Нехилая такая волшебная лупа.

— Давайте скорее, — торопила Марс, глядя на отъезжающий топливозаправщик. — А то они сейчас багаж грузить начнут, или ещё что делать, что там положено.

— Погоди, — осадила её Нептун, продолжая вглядываться — Я же не техник чтобы разобраться во всех этих хитросплетениях. — Она сосредоточилась на хвосте, хмыкнула, повертела зеркалом, и, наконец, убрала его. — Не совсем уверена, но, кажется, там есть неиспользуемый багажный отсек.

— Отлично! — воскликнула Венера, порываясь вскочить. Марс дёрнула её обратно. — Эй, ты чего?

— Осмотрись сначала! И почему вдруг отлично?

— Представляешь, — объяснила Венера, — пролезаем мы в используемый багажный отсек. А они привозят багаж грузить. И тут такие мы - типа, не ждали?

— Поняла, поняла, — отступилась Марс.

— Или, ещё смешнее, — развила мысль Венера, осторожно поднимая голову и оглядываясь по сторонам. — Пихают не глядя. Потом разгружают багаж - а там такие мы, расплющенные чемоданами по стенкам.

— Да всё, поняла уже! — шикнула Марс.

— Люк с правого борта, — добавила Нептун.

Девушки прокрались по зарослям, потом выскочили и стремительно преодолели оставшиеся метры до самолёта. Люди на поле были, но далеко. А широкие, в три пары колёс, шасси и створки их гондол хорошо загораживали обзор. Девушки надеялись, что их не заметят.

— И где тут этот люк? — спросила рослая Уранус, пригибаясь под непривычно низко, сидящим брюхом машины.

— Третья турбина прямо в попе, — жизнерадостно заявила Венера, высоко подпрыгнувшая, чтобы заглянуть в отверстие на самом кончике хвоста. А эта труба тогда что? — она указала вверх, где над фюзеляжем, вперёд от киля, вырастало нечто, формой и размерами похожее на гондолы двигателей, торчащие по бокам от хвоста. — Они же не на одной оси, как это получается?

— Не мельтеши, заметят! — обругала её Марс. — Нам больше думать не о чем! — Она передвинулась так, чтобы её от далёких людей скрывала стойка шасси.

— Вот он, — Нептун указала на небольшой квадратный люк, слабо заметный за тушей правого двигателя, поскольку располагался почти вплотную под его консолью.

— Не дотянешься, — сказала Юпитер. — Полезайте, я подержу. — Она нагнулась.

— Сейчас откупорим! — уверенно заявила Уранус, забираясь той на плечи, и вытягивая утопленную ручку. Повернула... То есть, попыталась повернуть... — Проверь скорее, я в ту сторону кручу? — обратилась она к Нептун. Та спешно достала зеркало, сосредотачиваясь.

— Скорее! — прошипела Марс, пригибаясь. — Сюда идут!

— В ту, — подтвердила Нептун. — Просто слегка приржавело.

— Сколь ко ж... этим отсеком... не пользовались? — сквозь зубы выдавила Уранус, кряхтя и налегая со сверхчеловеческой силой. Больше всего она боялась, что проклятая ручка переломится: сталь - это всего лишь сталь. Юпитер покачнулась, потом расставила ноги пошире.

— Куда?! — зашипела Марс, видя, как Венера бросается, пригнувшись, под левым крылом навстречу надвигающимся мужикам в спецовках. Но поймать ту не успела. — Стой, дурища... Гых?.. — Она ошалело выпучила глаза.

— Ох, надо же! — тихо воскликнула Нептун, прикрыв рот ладонью.

Минако ухватилась, и одним ловким движением закинула себя на крыло. Шаги техников стихли. В наступившей тишине её босые пятки отчётливо прошлёпали по крылу в сторону фюзеляжа. Одновременно с этим донёсся какой-то стонущий скрежет, и возглас Уранус «Есть!».

Нептун подхватила остолбеневшую Марс под локоть, и увлекла к открытому внутрь люку, в котором уже исчезали ноги Юпитер. Обе сэйлор-воительницы синхронно подпрыгнули, и были втянуты в тесный проём руками товарищей. Секунду спустя за ними запрыгнула Венера, свалившись откуда-то сверху, с консоли двигателя.

Снаружи донеслись возгласы и топот бегущих ног. Уранус опустила крышку, поспешно, но стараясь не шуметь. В кромешном мраке отчётливо щёлкнул замок.

— Ты совсем с глузды съехала, — начала шёпотом пилить блондинку Марс.

— Разве? — не согласилась невидимая Венера. — А по моему, отличный отвлека... — В темноте глухо стукнуло. — Уй. Потолок тут низкий, как в бельевом ящике. Хоть сидеть-то высоты хватит?

— Тише вы, обе! — свирепо выдохнула Юпитер.

Голоса звучали снизу, возбуждённо и как-то прибалдело. Потом постепенно успокоились, и начали расходиться. Что-то глухо защёлкало, залязгало. С самолётом что-то делали. Потом кто-то подёргал ручку люка. У девушек чуть сердце не остановилось, но подёргиванием всё и ограничилось.

Потянулись минуты ожидания.

* * *

— Боги, мне нехорошо, — простонала Юпитер. — Лежишь тут, как в гробу...

— Я всё понимаю, — ворчливо отозвалась Марс, — но слезь с моих ног, пожалуйста.

— Это не я, — возразила Юпитер, с радостью отвлекаясь от мрачных мыслей. Как ни храбрись - а боязнь самолётов у неё была серьёзной, нешуточной. Хоть и не Ранмина кошкобоязнь - но всё таки. Она совсем ребёнком была когда оба её родителя разбились. Такое не забывается.

— Кажется там, сбоку от люка, был выключатель, — заметила Нептун.

В темноте зашарили, потом щёлкнуло, и на стенке зажёгся единственный тусклый плафон.

— Спасибо, — искренне поблагодарила Юпитер.

— Неее, в ящике для белья лучше, — заключила Венера, оглядывая грязный пол. — Чище, хотя бы.

— По крайней мере, мы тут все умещаемся, — философски заметила Нептун.

— Ага, если уляжемся рядком, как сардины в банке, — ответила Марс, разглядывая почти квадратный отсек. И стукнулась головой о низкий потолок в попытке перебраться на другое место.

— Ну, хоть места достаточно лечь, — попыталась найти положительный момент Уранус, вытягиваясь на полу. — Могло и для этого не хватить. — Она хотела размять руки, но вытянуть их места уже не было.

— Интересно, — вставила Венера с неуместным энтузиазмом. — Насколько хорошо будет слышно двигатели? Два на консолях точно по бокам от нас, метра не наберётся. И один позади, сразу за этой стенкой, — она постучала по металлической стене. — Близковато для комфорта, если подумать. — Энтузиазм её стремительно увядал. — Надеюсь с ними ничего не случится в полёте. Ну, взрыв там, пожар...

Юпитер аж подбросило, она звучно впечаталась лбом в металлический потолок. Плюхнулась обратно, лишь титаническим волевым усилием унимая нервную дрожь. «Спасибо тебе, родная, — голос её сочился искренним ядом. — Спасибо, утешила» Она улеглась на спину, и заставила себя лежать смирно, лишь изредка подрагивая.

Венера имела совесть густо покраснеть под осуждающими взглядами подруг.

* * *

— Пуриедзяйте ку намна калимуууу, — дико резонировал в тесном пространстве крохотного отсека звучный голос Венеры, подавляя даже шум трёх турбореактивных движков под боком. — Зудесюнааас' харося яппа-годаааа...

Уши у всех уже положительно звенели. Может, конечно, дело было в разрежённом воздухе - отсек оказался негерметизированным - но большинство из них, всё-таки, склонно было винить певческие способности Венеры. Или, точнее, её неуёмный энтузиазм, приводящий к полной неспособности хоть немного сдерживать свой голос.

— Цыц, Мина, — Марс, наконец, не выдержала, и заехала ей локтем в бок, заставив умолкнуть. — Хочешь, чтобы они после посадки сразу ломанулись проверять, кто тут весь полёт мучил кошку?

— Или решили что у них с движком проблемы, — добавила Уранус. Но, поскольку она не орала, её никто не расслышал.

— Ты, верно, завидуешь! — крикнула в ответ блондинка, разворачиваясь к Марс. — Я же не настолько плохо пою... Правда, Мако-чан?

— Ээээ... — Юпитер разрывалась между правдой и нежеланием обидеть подругу. — Я бы не сказала... Да, кстати, а где ты успела подцепить эту песню? Нет, не так. Когда ты успела её подцепить?

— Так, услыхала, — уклонилась от ответа Венера. Затем продолжила было истязание звуком, но ей не дала Нептун:

— А ты уверена, что в этой песне нет слов, совершенно неподобающих девушке?

Венера замолкла на полуслове. Потом неуверенно возразила:

— Да нет, вряд ли.

— Как храбро, — Марс не упустила случая подколоть её, — петь невесть что на незнакомом языке. Я бы не решилась. — И похлопала ту по плечу.

— Ну, парень, который ей меня научил, особо гламурным не выглядел, — была вынуждена согласиться блондинка. Но не может быть, чтобы... Или может?

Продолжать она не стала.

Все остальные вздохнули с облегчением. Три реактивных турбины под боком - это просто райская тишина.

* * *

5 мая - 10 сентября 2013

Ding! Tropes unlocked:
* Misplaced Wildlife

 
 
Благодарность за вычитку:
— Crystal
— пользователям Orphus (4 ляпов)
— Crystal
— пользователям Orphus (9 ляпов)
<< предыдущая глава ~~Ваша судьба аннулирована - главная~~ следующая глава >>

Обсудить сам фанфик или его перевод можно на нашем форуме (но на форуме нужно зарегистрироваться ^^
Это не сложно ^_^)

Будем благодарны, если вы сообщите нам об ошибках в тексте или битых ссылках ^_^ — напишите письмо или на форум, или еще проще — воспользуйтесь системой Orphus

Ошибка не исправлена? Зайдите сюда. В этой теме я буду выкладывать те сообщения, из которых я не поняла, что мне исправлять