Автор:
Cheb

Эта история относится к фанфикам. Будучи таковым, она в неоплатном долгу перед создателями используемых ниже персонажей: Румико Такахаси, создавшей Ранму, и Кунихику Икухарой, создавшим Сэйлор Мун на основе работы Наоко Такеучи.

Ваша судьба аннулирована

Глава 13,
Надежда, которая убивает

Чем ближе к цели - тем выше в гору, и тем пронзительней становился ветер, особенно леденящий в сырой одежде. Ранме было проще, шёлковые рубаха со штанами высохли почти моментально, а вот Аканэ приходилось несладко в своих штанах, майке и куртке.

Впрочем, согреться помогла стая каких-то мелких хищников, набросившаяся внезапно из засады. Мгновение назад всё было мирно - и вдруг девушки отчаянно вертятся, отбиваясь от налетающих со всех сторон костистых лап и зубастых пастей. Потеряв одного из своих, нападавшие разбежались, растаяв в кустарнике так же молниеносно, как и появились, Ранма подняла прибитое чудо в перьях, и приторочила к рюкзаку за свёрнутую шею.

— Зачем она тебе? — спросила Аканэ, рассматривая трофей. Оный оказался чем-то средним между птицей и ящерицей, где-то размером с небольшую собаку, с длинным хвостом, зубастой пастью, и огромными когтями на передних лапах, несущих куцое оперение словно недоделанные крылья. Впрочем, на задних лапах когти были ещё более устрашающими. Туловище кусачей несуразицы покрывала шерсть ярко-рыжей расцветки с чёрными полосками поперёк спины и хвоста, ни дать ни взять тигр. С красивым веером из чёрных и белых перьев на кончике хвоста.

— На ужин зажарим, — объяснила Ранма, снисходительно, словно маленькой. — Нам же обратно с Усаги возвращаться. Ты прикинь, сколько дней идти будем? Мы же через мир смерти обратно не пройдём, там сысяйто этот радиоактивный прямо у входа. — Она начала на ходу заплетать косичку: конский хвост при нынешней длине её волос всё время мешался, и успел растрепаться за время скоротечной схватки.

Пока шли до места по склонам, всё больше превращавшимся в скудное разнотравье, несколько раз встречали каких-то травоядных динозавров слона в три, примерно, размером, мирно объедавших траву. Один раз встретили огромную стаю старых рыже-полосатых знакомцев, занятых свежеванием такого травоядного. Дело ограничилось угрожающим визгами, особенно когда хищники разглядели свисающую с рюкзака тушку собрата. Проводили девушек насторожённо-угрожающими взглядами и вернулись к трапезе. Следующая стая, два километра спустя, была то-ли более голодной, то-ли менее благоразумной, и опять пришлось задержаться, объясняя им, что человек - а в особенности, мастер боевых искусств - не лучший выбор в плане подкрепиться.

— Да как тут люди то жить могут? — задала риторический вопрос Ранма, поправляя рюкзак, украсившийся пропоротой дыркой. — В бункерах подземных, что-ли? И что это вообще за напасть? — Она пошевелила одну из дохлых тушек носком ноги. — Я бы сказал, очень напоминает динозавра помельче. Но откуда тогда шерсть? И перья?

— Спроси чего полегче. — Аканэ лишь ускорила шаг. — Надо поскорей найти Усаги, не нравится мне этот заповедник хищников!

Чем выше к горам, тем прохладнее становилось, и живность потихоньку сошла на нет вместе с травой. Лишь ветер посвистывал в камнях, трепал редкие кустики, и кроны одиночных деревьев - кривых, и низкорослых. Хорошо, хоть одежда на Аканэ высохла наконец. При всей её тренированности, на пронизывающем ветру было и без того некомфортно.

Путь незаметно вписался широкую долину, зажатую между отрогами гор, по центру которой и тёк ручей. Постепенно начали появляться признаки присутствия человека - полуразрушенные фундаменты из грубых камней и остатки каких-то изгородей. Потом обнаружилась едва заметная тропка, через пару километров ставшая чуть натоптанней.

— Так, вот и люди, — констатировала Ранма: из-за поворота долины проглянула стена. Не Великая Китайская, конечно, но перегородившая долину от края до края, упираясь в крутые склоны, а это сотни три было в этом месте, одном из самых узких. Когда подошли поближе, высоту сложенной из необработанных валунов стены оценили метров в пять-шесть. А также убедились, что ярко выраженных ворот в ней не наблюдается - только низкий сток для воды, намертво перекрытый массивной ржавой решёткой в прутьях которой весело журчал ручей. По краю стены шёл ряд острых кольев, беспорядочно топорщившихся во все стороны словно шкура взъерошенного дикобраза.

Ранма уже, не долго думая, собиралась перемахнуть стену одним прыжком, но Аканэ пихнула её локтем в бок.

— Чего? — не поняла та.

Аканэ молча указала глазами но ближнюю из двух наблюдательных вышек, с обитыми каким-то мехом домиками на верхушках, возвышавшихся за стеной. Оттуда уже кто-то вывесился - даже можно было различить отвисшую в изумлении челюсть.

— Ну и что?.. — спросила Ранма. — А! Хочешь притвориться что мы, типа, два безобидненьких цветочка, пасть никому рвать не собираемся, пожалейте девчушек, да? Тьфу. — Физиономия у неё скривилась, словно она сжевала лимон целиком, не закусывая. — Ну, вообще идея здравая. Мало ли кто тут живёт, можно на какую-нибудь деревню амазонок нарваться... Ладно, попробуем. — Рыжая поднатужилась, и выдала кавайнейшую из своих улыбочек - приём, до совершенства отшлифованный ещё на продавцах мороженого. Аканэ поглядела на это безобразие, и сама чуть не передумала - вид супруга, на полную мощность включившего женское обаяние, заставлял её нервничать, подспудно опасаясь за его рассудок.

Над краем стены, тем временем, показалась приставная лестница. Она выдвигалась всё выше и выше, потом начала наклоняться, переваливаясь через край... вдруг резко дёрнулась, кувыркнулась, и ухнула по эту сторону стены. На месте лестницы возник бородатый мужик  - поглядел, перегнувшись, вниз, почесал в затылке, и смачно, с чувством, выразился на неизвестном языке.

«Фекалии крупного рогатого скота, вступившие с друг другом в гомосексуальное половое сношение,» прорезался вдруг медальон дребезжаще-механическим, подчёркнуто-бесстрастным голосом. Ранма ошарашенно уставилась на механизм, висящий на шее Аканэ. Потом захрюкала, лишь титаническим усилием воли задавив рвущийся наружу смех и сохранив на лице кавайное выражение.

— Лучше радуйся, что оно вообще сработало! — вполголоса прошипела Аканэ.

— А что это вообще за хрень? В смысле с переводом? — шёпотом спросила Ранма, когда они подошли к упавшей лестнице и начали медленно поднимать её, театрально пыхтя и изображая, как им тяжело.

— Это Ами включила, перед самым выходом, — пояснила Аканэ, не поднимая голоса. — Но она сказала, что не знает, насколько это надёжно... Там ещё какие-то условия, вроде визуальной чего-то там... Надеюсь, наши слова он тоже будет переводить. — Она начала подниматься по лестнице.

У стены не оказалось ни площадки для защитников, ни зубцов - короче, это был обыкновенный забор, хоть и внушительный, но никак не оборонительное сооружение. По другую сторону была такая же лестница, и бородатый мужик, ждущий внизу. Когда они слезли - Ранму так и подмывало спрыгнуть, высота же детская - он молча полез наверх, и начал вытягивать внешнюю лестницу, пыхтя и ругаясь. Вероятно, ругаясь: медальон молчал. Аканэ занервничала, Ранма отнеслась со спокойствием хорошо ухоженной статуи Будды: мол, по всему Китаю с батей без знания языка мотались, переживём.

Огляделись вокруг. По эту сторону стены простирались скудные поля, в дальней части которых кто-то ковырялся. И больше, собственно, ничего. Чуть поодаль между полей проявлялась уходящая за поворот долины как бы дорога, представлявшая собой вытоптанную полосу земли, чуть более каменистой чем на полях.

Пока мужик пыхтел и сопел, ставя вторую лестницу рядышком с первой, от второй вышки подтянулся парень лет четырнадцати, с видом сопливого недоросля - то есть, личности крайне несамостоятельной, с явно заниженной самооценкой. Оба были одеты в мешковатые штаны и куртки из грубой шерстяной ткани, с кожаными сапогами на ногах.

— Здравствуйте, — с вымученно-дружелюбной улыбкой произнесла Аканэ, повернувшись к бородатому мужику. Вымученной потому, что оказалась с подветренной стороны от него.

Несколько секунд ничего не происходило, отчего её вогнало в нервный пот. Затем медальон высказался, всё тем же противно-скрипучим голосом. То, что во фразе оказалось целых пять слов, не внушало особого оптимизма или веры в возможности адской машинки.

Мужик озадаченно почесал в затылке. Потом что-то спросил. Язык даже близко не не был похож ни на один знакомый девушкам - а владели они только родным, и вызубренным в школе английским. Ещё смогли бы распознать, но не понять, французский, а Ранма - ещё и корейский, и китайский.

«Вы являетесь ведуньи?, — отреагировал, наконец, медальон. Пауза на этот раз оказалась короче. — Вы из какого направления/местоположения пришли/упали/возникли?»

Пока Аканэ открывала рот, колеблясь как бы лучше ответить, Ранма коротко брякнула: «Мы заблудились!», всё с тем же приторно-слащавым выражением на лице, глуповатой улыбкой, и голосом в котором сквозило «Моя тупой блондинко, моя сложный вещи не понимай». Недоросль пялился на неё, пугливо, но упорно - вот она и торопилась закончить поскорее, почти физически ощущая на своём теле его липкий взгляд.

Медальон откликнулся краткой фразой, а Аканэ с невинным видом заехала Ранме локтем под рёбра.

Мужик что-то ответил, скептическим тоном, глядя скрючившейся Ранме за спину.

«Наблюдаю что заблудились таким образом что добыли велоцираптора,» огласил медальон.

Прокололись! подумала Аканэ. Тушку не спрятали, а ведь это опаснейший хищник, наверняка охотиться на таких здесь считается подвигом!

— Мы, ээ, ищем пропавшего товарища, — поспешно сказала она, стараясь увести разговор в сторону. — Девушку со светлыми волосами...

— Велоцираптора? — удивлённо переспросила Ранма, отцепляя тушку от своего рюкзака, и разглядывая с новым интересом. — Я думал, они крупнее! Ну, в смысле, в фильме...

Второй тычок локтем под рёбра заткнул её.

Медальон разразился длиннейшей фразой на местном.

Мужик озадаченно моргал, слушая перевод, потом долго стоял, скребя в затылке, и наконец неуверенно переспросил, не менее длинно.

«Вы ищете светлошёрстную самку, подругу этого велоцираптора, которая крупнее чем движущиеся картины? — бесстрастно перевёл медальон. — Или я выгляжу изогнутым, или ваше средство гнилое.»

Аканэ захотелось придушить Ранму на месте. Или разбить медальон. Или и то и другое вместе, можно без хлеба.

— Нет, мы ищем девушку, — спешно поправилась она, испепеляя Ранму косым взглядом.

Медальон молчал.

Аканэ повернулась к мужику, растерянно глядя на него. Мужик что-то сказал.

«Я предпочтительно буду/сделаю отвести/принести вас к голове,» перевёл медальон.

— Ну и то хорошо, — согласилась Ранма, которая была уже как на иголках: недоросль продолжал лапать её взглядом за все неподобающие места, отчего у рыжей уже чесались кулаки, а кавайное выражение становилось всё более натянутым и ненатуральным. Разворачиваясь, мужик заметил, куда пялится младший, и гаркнул так, что тот на полметра подпрыгнул от неожиданности, а потом прыснул к своей вышке. Ранма вздохнула с облегчением.

Аканэ, ещё пару раз профилактически пихнув Ранму локтем под рёбра, чтоб не ляпнула чего, попыталась осторожно выведать, что это за люди, да чего от них ждать. Удалось узнать две вещи: первое - это место называлось «долиной ветров», а второе - у медальона был действительно скверный норов, он мог перевести а мог - нет, как заблагорассудится. Мужик, тоже видя это, сказал, как отрезал, «Все вопросы к голове» - и больше на вопросы не отвечал.

Из-за поворота долины показался то-ли городок, то-ли замок, на небольшом холме, окружённый точно такой же стеной, как и та, что перегораживала долину. Вырастающие из стены внушительные, древние на вид, каменные башни, сужающиеся кверху соседствовали с хлипкими на вид сторожевыми вышками с широкой площадкой на верхушке - в общем, с бору по сосенке. От самого городка снаружи было видно только нагромождение черепичных крыш, бугром выпирающее в центре. Выше по долине, на поросших скудной травой склонах, наблюдались точечки пасущихся стад. Ещё выше горные вершины тянулись заслонить небо сияющей белизной снегов

Подошли к воротам. Оные являли собой арочный проём в стене, прилегающий левым боком к одной из каменных башен. С другой стороны от арки возвышалась сторожевая вышка.

Мужика окликнули с вышки. Девушки напряглись.

Он отмахнулся, бросив что-то мимоходом. Медальон перевёл «транспортирую заблудших учениц ведуньи к голове», и на этом вопрос был исчерпан. Даже никто не свесился полюбопытствовать. Ведёт - и ведёт, значит так надо.

Ранма обернулась поглядеть, что ворота представляют с внутренней стороны, и толкнула Аканэ, прошептав: «Стена от зверья, не от людей»

Та обернулась. Стена и правда представляла собой забор, ощетинившийся поверху беспорядочно торчащими кольями. Даже намёка на площадку внутри не было. Ворота же оказались рядом массивных, заточенных понизу брёвен, вроде опрокинутого частокола, висящим в обрамлении мощных каменных упоров-контрфорсов. Открывать запаришься, зато с экстренным закрытием и ребёнок справится: уронил створку - и готово.

Внутри, как и думали, городок оказался тесным скопищем одно- и двухэтажных домов, с узкими извилистыми улицами. Тут было даже относительно чисто, если не считать некоторого избытка навоза. Проходя мимо некоторых домов, Ранма по одному запаху догадалась, что это на самом деле хлева. Или они тут совмещали, хлев на первом этаже, жильё на втором?

По пути к одному только мужику ведомой цели группа постепенно обрастала любопытствующими из числа редких ребятишек, слонявшихся по улицам. Те, что постарше были, видно, заняты где-то вне пределов видимости. Мелюзга так и норовила подёргать за хвост дохлого велоцираптора, который заинтересовал их куда больше чужестранок, а пара особо дерзких уже обзавелась перьями из кисточки на конце. Отмахиваясь от галдящих пацанят, мужик подвёл девушек к дверям дома, отличавшегося от соседних лишь черепом тираннозавра над входом. Нижней челюсти не было, и зубастая верхняя нависала над входящими словно козырёк.

Мужик открыл дверь, жестом приглашая следовать за собой. Внутри было бы не так уж плохо - чистый земляной пол, белёные стены, вполне приличное освещение от здоровенного камина и пары свисающих с потолка керосиновых ламп... Но дух! Витающий в спёртом воздухе перегар шибал так, что у Аканэ глаза полезли на лоб, и она какое-то время не решалась дышать, не уверенная, как можно вообще дышать этим.

Центр помещения занимал огромный, массивный стол, вдоль которого на огромных, массивных лавках сидела толпа здоровенных, в дупель косых мужиков. Но их всех затмевал восседающий во главе стола бритый налысо индивид. На голову превосходящий их, бугрящийся из-под меховой безрукавки необъятными мускулами, обладатель внушительнейшей длины висячих усов был личностью донельзя колоритной. В данный момент он был занят опорожнением огромной кружки, почти тонувшей в его лапище.

Приведший чужестранок тут же усох на два размера, и что-то доложил почтительным голосом. Медальон, скотина, перевести не удосужился.

— Это, наверно, и есть тот самый голова, — заговорщицким шёпотом поделилась догадкой Ранма.

Аканэ кивнула молча, не до конца ещё уверенная, что здесь можно дышать.

— Бахыт! — гаркнул приведшему голова, и с грохотом впечатал кружку в стол. Медальон подумал секунды три, и перевёл: «Свободен»

Ранма обернулась, но за спиной уже никого не было. Мужик улетучился так бесшумно, словно владел техникой скрытности.

Голова, тем временем, уставился на девушек тяжёлым, мутным взглядом, вызвавшим у Аканэ дурные предчувствия. Остальные присутствующие последовали его примеру, но получилось у них далеко не так колоритно.

Если бы на его месте был батя, — подумала Ранма, оценив тренированным глазом, — то ему до отключки оставалось бы ещё с полбутылки саке. А этому - чёрт его знает. — Посреди стола возвышалась капитальнейшая, ведёрная бутыль с чем-то мутным, далеко ещё не пустая.

Голова с усилием моргнул, на лице его отразились отчаянные барахтанья всплывающей мысли. «ЛАЫДАТ!!!» гаркнул он наконец во всю мощь. Земля заметно дрогнула, и пламя в керосиновых лампах затрепыхалось.

Из-за меховой занавески, исполнявшей обязанности внутренней двери, донёсся раздражённый голос пожилой женщины.

— ЛАЫДАТ! —  снова проревел Главный заплетающимся языком. Выдав короткую, нечёткую тираду, он снова грохнул массивной кружкой об стол, сигнализируя продолжение банкета, от которого его так некстати оторвали. Остальные мужики тут же повторили за ним точь в точь, но получилось у них, далеко не так колоритно.

«Здесь к тебе две ошибка, дикция недостаточно чёткая, какие-то,» перевёл медальон.

Из-за занавески показалась та самая Лаыдат - крепкая коренастая бабуля в простом шерстяном платье и цветастом платке, из-под которого кое-где проглядывали седые волосы.

Глаза Ранмы и Аканэ тут же оказались прикованы к медальону на её шее - точь в точь такому же, как у них.

Бабуля несколько секунд разглядывала их - как помстилось Ранме, в некотором замешательстве - затем жестом пригласила девушек следовать за собой.

За меховой занавеской оказалась кладовка, где полки ломились от окороков и гигантских бутылей самогона.

— Я думал, его Ами сделала? — прошептала Ранма.

— Он стандартный, — прошептала в ответ Аканэ. — Тише.

Ещё одна меховая занавеска - и они оказались в комнате поменьше, где вдоль стен громоздились массивные, опечатанные сундуки, заваленные штабелями пыльных пергаментных свитков. В центре стоял дощатый стол, не такой массивный конечно как тот, за которым квасил голова со дружиною, но тоже внушительный, с длинными лавками по бокам и стулом в торце.

Аканэ шумно, с наслаждением, втянула воздух, отдающий пылью и затхлостью. Амброзия!

Жестом пригласив гостий садиться на лавку, Лаыдат со вздохом уселась на стул.

Ранма села, титаническим усилием скрывая подозрение. Это что же получается, бабушка - Ас-пользователь? Тогда она может быть опасней Колон! Рыжая досадовала на себя что не расспросила Аканэ получше.

— Рада познакомиться. Мы... — начала Аканэ, но бабуля жестом остановила её, вскинув ладонь. Открыта свой медальон, что-то споро набрала там. Медальон звякнул. Аканин тоже звякнул. Забеспокоившись, Аканэ открыла его, но с облегчением обнаружиа надпись «Связь установлена. Идёт передача языковой информации.» Повернула показать Ранме, которая уже озабоченно косилась на их единственную путеводную нить во враждебном мире.

Медальоны синхронно звякнули. Бабуля заговорила, и её медальон начал перевод с едва ли секундной задержкой:

— Добро пожаловать в офис долины ветров. Я Лаыдат, ведунья этого племени.

— Рады познакомиться, — Аканэ поклонилась. — Я Тендо Аканэ, а это, — она оглянулась на рыжую, — Саотоме Ранма. Мы здесь чтобы спасти друга.

Фраза выданная её медальоном оказалась какой-то куцой.

— Сразу видно, что интерактором пользоваться ещё не умеете, мисс Скайуокер, — с некоторой ехидцей заметила Лаыдат. Она делала паузы, позволяя медальону закончить перевод. — На собеседника смотреть кто должен?

— Точно! — Ранма не удержалась, нарушив молчание. — Так и думал! Слышь, Аканэ, он переводит того, на кого ты смотришь!

Аканин медальон разразился длинной фразой.

— Интерактор с двойным владением? — Лаыдат приподняла бровь. — Первый раз слышу что такое возможно. Подозреваю, вам лучше говорить по очереди, с большими промежутками.

— Мы уже имели опыт, — смущённо призналась Аканэ. — Хотели сказать, что ищем девушку, а вышло что самку велоцираптора, полная каша.

— Значит, девушку, — констатировала Лаыдат, с некоторым холодом в голосе.

— Блондинка, должна была появиться примерно полсуток назад, — поспешно пояснила Аканэ, волнуясь и частя. — Она наш товарищ, потерялась в результате... катастрофического разрыва пространства.

Ранме очень, очень хотелось вмешаться, хоть язык прикусывай. Если Лаыдат - Ас-пользователь, и тот неведомый враг - тоже Ас-пользователь, не может ли оказаться, что бабуля у него в вассальной зависимости? Вдруг сдаст их со всеми потрохами?

Но бабуля, против Ранминых опасений, словно оттаяла.

— Есть такая, — заявила она с еле заметной улыбкой.

— Она цела? Не ранена? — воскликнула Аканэ, еле дождавшись окончания перевода.

— Где она? — вклинилась Ранма, перебивая жену. — С ней всё в порядке, руки-ноги не оторвало?

Аканин медальон разразился длинной фразой.

— Ну и каша. — Лаыдат театрально покачала головой. — Вам, девушки, точно не стоит говорить одновременно. — Она, кряхтя, встала. — Пойдёмте. Отведу вас к вашей пропавшей блондинке. И да, она невредима.

Вышли через дверь бабулиного офиса, расположенную с противоположной стороны дома от входа на половину головы. Часть детворы слонялась под этой дверью, так что их выход не остался незамеченным, и скоро вся толпа опять двигалась за ними по узким, извилистым улочкам, галдя и дёргая тушку за хвост. Но девушкам было не до этого: наконец-то цель их похода была рядом, сейчас они встретят свою пропавшую принцессу!

— Вот и пришли, — сказала Лаыдат, останавливаясь перед дверью какого-то дома и оборачиваясь к девушкам. Открыв дверь, она прокричала что-то внутрь. Её медальон смолчал. Аканин тоже, поскольку та во все глаза уставилась на дверь.

Изнутри откликнулся женский голос, потом приглушённое «Да иду, иду уже» на японском. Ранма с Аканэ буквально сделали стойки... На порог вышла знакомая блондинка...

— Уса... Харука?.. — подавилась заготовленным приветствием Аканэ. — -сан?.. Но как?.. В смысле, почему? — Она выглядела настолько ошарашенной, что радостное выражение на лице Харуки медленно сменилось озадаченным.

— А, это, рад что вы живы, а, тогда, Усаги где? — не менее красноречиво добавила Ранма, пытаясь вправить отвисшую челюсть.

— Ребята? — автогонщица неуверенно улыбнулась. — Вот черти, вам только дай совершить невозможное! — Она быстро помрачнела. — Стойте. Если вы искали Усаги...

— То тогда где она? — задала риторический вопрос Аканэ, таким упавшим голосом и с таким потерянным лицом, что было бы смешно кабы не было так грустно. Их единственная зацепка привела... Нет, не вникуда, но что касалось Усаги - они, оказывается, по прежнему не имели ни малейшего понятия где та и что с ней.

Пойдёшь налево - коня потеряешь. Пойдёшь направо - жизнь потеряешь. Прямо пойдёшь - жить будешь, да себя потеряешь.

Русские народные сказки

— Стойте. Если вы искали Усаги... — Высокая, смахивающая на парня девушка с короткой стрижкой перевела взгляд с Аканэ, ответившей вопросом на вопрос, на Ранму. — Что с ней случилось?

— Не знаем, — ответила Ранма. — Теперь - не знаем. Думали, что её забросило куда-то как и остальных, но... — Потом добавила с досадой: — А ведь мы были в полной уверенности, что идём спасать её!

— Надо поскорее вернуться и сообщить Ами! — сказала Аканэ. — Наверняка придумает новый способ поиска когда узнает что этот оказался с изъяном.

— Давайте пройдём в дом, — предложила Лаыдат. Это перевёл её медальон. Затем она обратилась к кому-то внутри. Поскольку Аканэ не отрывала глаз от Харуки, смысл слов остался неведом.

На пороге показалась девушка лет двадцати в тёмно-зелёном шерстяном платье, с каштановыми волосами до плеч. Она что-то спросила, обращаясь к Лаыдат. «Друзья Спрингдей?» перевёл Аканин медальон.

— Да, — ответила Харука, обернувшись к Лаыдат. Медальон той перевёл. Бабуля кивнула, и вошла в дом. Девушка в зелёном платье сделала приглашающий жест, указывая на дверь.

Ранма шлёпнула по загребущей ручонке очередного мальца, метившего выдернуть последнее перо из хвоста.

— Спрингдей? — озадаченно переспросила Аканэ, входя в дом.

— Так вы ещё не знаете? — Харука на ходу обернулась обратно к ней. — Эта адская машинка за каким-то бесом переводит моё имя на английский. Причём, совершенно неправильно. Но пытаться объяснять бесполезно: английского тут не знают, для них «Спрингдей Скайкинг» - лишь бессмысленный набор звуков, как и «Тен'о Харука»

— Ээ. — Аканэ сразу вспомнила, что Лаыдат назвала её «мисс Скайуокер». Насколько этому переводу вообще можно было доверять? Она обернулась к девушке в зелёном платье - только сейчас, кстати, заметив, что на Харуке - такое же.

— Тендо Аканэ, рада познакомиться, — представилась она, и чуть было не поклонилась рефлекторно, лишь в последний момент вспомнив, что надо смотреть на того, с кем говоришь. Очень неловкое требование.

— Астат Лаыдат, — девушка протянула ладонь для рукопожатия. Аканэ отреагировала с небольшой задержкой, и поспешно пожала её. Потом обернулась к Ранме: что тот-то не представился? Ранма сделала жест «молчу как рыба». А! Ну конечно. Аканэ чуть не хлопнула себя по лбу за недогадливость. — А это Саотоме Ранма, — она указала на ту рукой, глядя на Астат. Нет, положительно неловкое требование!

Лаыдат - старшая Лаыдат, так как теперь было ясно, что это не имя а фамилия - откинула меховую занавеску, жестом приглашая за собой. Путешественницы оказались в узкой комнате с широкими сундуками-лавками вдоль стен. Бабуля с младшей Астат уселись по одну сторону, а японок усадили по другую, лицом к себе. Ранма шлёпнула рюкзак рядом на лавку. Харука покосилась на тушку велоцираптора с любопытством, но от вопросов воздержалась.

— Прошу прощения за отсутствие правильного гостеприимства, — начала старшая. — Но, полагаю, ваш путь ещё не окончен, а время дорого. — Она сделала паузу, давая своему медальону закончить перевод и глядя всё время на Харуку. — Если я правильно поняла из рассказа мисс Скайкинг, вы сошлись в битве с Ас-лордом. Смею я надеяться, что вам удалось победить?

— Мы... — Аканэ замялась.

— Позволь мне, — Ранма глянула на на жену, дождалась кивка той и продолжила: — Победой это нельзя назвать. Пространство-время раскололось, и нас всех расшвыряло кого куда. К счастью, все уцелели и мы всех вернули. Кроме Усаги. Противник... Могу только предположить, что его тоже куда-то зашвырнуло, потому как он больше не объявлялся. Или застрял где-то, или нашёл занятие поинтереснее.

— Занятие поинтереснее? — Харука повернулась к ней, нагнувшись чтобы заглянуть поверх сидящей в центре Аканэ. — Так он что, не всерьёз нападал? Вы так говорите, словно для него это была игра. — Она замялась на мгновение, и продолжила с некоторым смущением: — Нет, я понимаю, он меня одним ударом вырубил, но и прямая атака на него в лоб была верхом глупости... Совершенно нечем гордиться.

— Он тем ударом заодно горный хребет смахнул, — мрачно ответила Ранма. — А мы его даже поцарапать не смогли. Ни я, ни Сатурн. Он просто аннулировал любую магию, и ки тоже.

— Горный хребет? — неверяще переспросила Харука.

— Ага, так вот, походя. Потом бились с ним, бились - ноль эффекта, хуже чем с тем демоном. И Усаги решила применить... Сама знаешь, что. Жахнуло так, что мы все повырубились. Очнулись - нас только трое, я, Аканэ и Ами, и неизвестно где, птеродактили летают. Это Ами нас всех спасла. И наших всех нашла, и путь на Землю. Только с Усаги промашка вышла. Думали, последний крюк - и все в сборе.

— Последний? — с удивлением спросила Харука. — А я?

— Тебя все считали погибшей, — к ужасу Аканэ, с топорной прямотой объяснила Ранма. —  Ну, я их пытался разубедить, что пока не увидели труп своими гла... гык!

— Мы очень рады, что вы живы и здоровы! — вклинилась Аканэ, извлекая локоть из бока скрюченной Ранмы.

— Считали погибшей? — обеспокоенно переспросила Харука. — Тогда Мичиру и Хотару... Ребята, не сочтите за неблагодарность, но мне надо срочно к ним! Как скоро мы можем выступить?

— Мне очень жаль, — поспешно сказала Аканэ, делая Ранме страшные глаза, — Но обратный путь может занять не один день. Но не волнуйтесь за них, с ними всё в порядке! Вы-последняя кто...

— Кроме Усаги, — напомнила Ранма.

— Кроме Усаги, — согласилась Аканэ, теряя весь оптимизм.

Наступила тягостная пауза.

Лаыдат-старшая глядела на путешественниц, взвешивая что-то в уме. Наконец она заговорила, с каким-то непонятным, смешаным чувством:

— Скарлет, Анарки, девочки, у меня есть для вас предложение. — Она сделала длинную паузу. Её медальон давно закончил перевод, а она всё молчала.

— Какого рода предложение? — с опасливой надеждой спросила Аканэ.

— И что от нас потребуется в ответ? — добавила Ранма когда Аканин медальон закончил. От Мегатонного Тычка Локтем она уклонилась, загодя предвидя оный.

— Ничего особо трудного, — ответила бабуля, игнорируя их ужимки. — Просто узнайте, если возможно, судьбу моей дочери, и похороните по человечески, если будет что...

— Бабушка! — возмутилась Астат. — Ты всерьёз намереваешься предложить им ошибка, сине-зелёный легенда, ошибка, убило маму? Это же просто ошибка, дикция недостаточно чёткая! — Аканэ казалось, что ей крышу сносит, пока не дотумкала, что её медальон начал давиться этой тирадой по мере того как молодая женщина набирала обороты. Когда та перешла на крик, он умолк окончательно.

Старшая флегматично дождалась, пока та иссякнет. И начала перечислять:

— Во первых, они уже связались с Ас-лордами и сделали одного своим врагом. Хуже им не станет если попробуют. Во вторых, их друга забросило неизвестно куда, ты сама знаешь как безнадёжно найти кого-то даже зная айди мира. В третьих, они вполне способны постоять за себя. Взять того же велоцираптора. Вы его как добыли?

— На нас стая набросилась, — объяснила Аканэ. — Пришлось отбиваться. Ну, и одного прибили ненароком.

— Ненароком. А скажи мне, внученька, чем вы отбивались? Оружия-то при вас не видно.

— Ну, руками, — не поняла Аканэ. — Ногами...

Астат вылупилась.

— Вот, — наставительно сказала ей бабка.

— Да, — с гордостью добавила Харука. — Они ребята такие. Не то, что велоцираптора - тираннозавра голыми руками отлупят!

— Не напоминай, — буркнула Ранма. — Я паскуднее твари в жизни не встречал.

— Вы что, всерьёз? — ошеломлённо спросила Харука. — Я же пошутила просто!

— Будешь тут всерьёз, когда оно за тобой прицепилось, словно репей. Весь запас провизии нам растоптал пока прогнали! Приходится, вон, импровизировать. — Она приподняла за хвост тушку велоцираптора.

Всех отвлёк скрип отвисающей челюсти Астат. Молодая женщина некоторое время сидела, открыв рот и выпучив глаза. Потом опомнилась, смутилась, и спешно вернула челюсть на место. И спросила потрясённо:

— Как такое возможно?

— Тренировка, — самодовольно ответила Ранма.

— Так какое у вас предложение, бабушка? — вернула разговор в русло Аканэ.

Та некоторое время молчала, собираясь с мыслями - или, быть может, погружённая в воспоминания. Когда она наконец заговорила, голос её был глухим, словно утратившим ту жизненную силу, что заставляла старуху казаться моложе своих лет:

— Двадцать лет назад... На все интеракторы. На все интеракторы во всех мирах, если верить странствующим торговцам... Пришло сообщение. Кратенькое, но наделавшее немало шума... и бед. — Она закрыла глаза, припоминая, потом процитировала: — В связи с участившимися запросами на аудиенцию, зачастую по малозначительным, не стоящим моего внимания, вопросам, что привело к росту очереди до размеров, делающих ожидание непрактично длительным, а также с избыточным потоком сообщений в мой адрес, постановляю: Первое, все вызовы и сообщения в мой адрес блокируются для пользователей всех уровней. Исключения из этого правила устанавливаю я сам. Список исключений имеет уровень доступа ноль. Второе. Любой пользователь любого уровня может вызвать меня если соберёт токены, которые я случайным образом разбросал по разным мирам. Подробности смотрите в статье «токены экстренного призыва». Третье. Вся безопасная информация обо мне содержится в статье «Ас-Аш». Крайне не рекомендуется пытаться узнать больше, во избежание спонтанного стирания вас, так как значительная доля сведений обо мне имеет уровень доступа ноль. Отправитель - Ас-Аш, уровень ноль.

Лаыдат умолкла, её медальон какое-то время продолжал перевод.

— Погодите! — воскликнула Харука, с нетерпением дождавшись окончания. — Вы же говорили, что высший уровень Ас-лордов - первый!

Бабка промолчала, вместо неё ответила внучка. Аканин медальон перевёл:

— Это не более чем легенда! Ловушка, подготовленная кем-то из высокоуровневых чтобы уничтожить особо непокорный экспериментальный материал! Если бы мама не поверила, то была бы сейчас жива!

— Погодите, — вставила Ранма. — Спонтанное стирание узнавших слишком много? Память что-ли стирает? Что это за уровень ноль такой?

— И тем не менее, — сказала старая Лаыдат, — статья «Ас-Аш» существует. И требует для правки уровень ноль. — Она продемонстрировала экранчик своего медальона. — Да, внуча, знаю, знаю. Никто из нас не встречал никого, кто встречал бы Ас-лорда выше четвёртого уровня, даже через третьи руки. Мы не знаем, истинная это статья или возможности лордов второго, первого уровня позволяют обмануть интерактор ведуньи жалкого шестого уровня. Мы не знаем даже, существует ли первый уровень, или выше второго не бывает. И всё же...

— Ас-Аш, — прочла Аканэ со своего медальона. — Единственный и неповторимый пользователь уровня ноль, окружающий всех обитателей Ас отеческой заботой и неусыпным вниманием, под чьим мудрым и умелым руководством народы и планеты твёрдым, уверенным шагом идут в светлое будущее, во имя добра и справедливости? — Она подняла глаза от экрана, в голосе появилось сомнение. — Просто агитация какая-то.

— А стиль очень напоминает то, что бабушка процитировала, — заметила Ранма. — Всё в одну кашу без разрыва. Если это, конечно, не закидон перевода.

— Нет, — возразила Лаыдат-старшая. — На языке Ас оно тоже выглядит кашей, где всё в одну кучу. Ты дальше, дальше читай.

— Так... — Аканэ уткнулась в экран. — В светлое будущее во имя добра и справедливости. Лимит квоты - не существует. Гейсы - не существуют. — Она непонимающе подняла взгляд. — Что всё это значит?

— У каждого Ас-лорда, — пояснила Астат, словно наизусть вызубренное повторяла, — есть предел возможностей, как бы могуществен он ни был. У каждого Ас-лорда есть гейсы, нарушение которых ведёт к убыванию и урезанию квоты, а то и к понижению на уровень.

— Нулевой же, — продолжила за неё бабка, — не имеет ни того, ни другого. Проще говоря, эта статья говорит: «я всемогущ». Это уже, скорее, уровень бога. Бесконечная энергия, безграничные возможности - и ни один лорд не способен перечить ему. Ибо все они ниже уровнем.

— Короче, слишком хорошо для правды, — язвительно закончила Астат. — А вот для красивой сказочки для доверчивых - в самый раз.

— Нельзя исключать и такой возможности, — согласилась старшая. — Как бы то ни было, моя дочь... Она нашла способ выйти на координаты ближайшего токена. Она хотела вызвать этого Ас-Аша, и задать ему пару вопросов. Всего пару вопросов. Чтобы узнать правду, развеять вечное наше экзистенциальное проклятие...

— И нашла только смерть, — непримиримым тоном оборвала её Астат. Это уже перевёл Аканин медальон а не бабкин, и на какой-то момент друг на друга наложились сразу три голоса, едва не вызвав у Аканэ взрыв мозга.

— Не перебивай, — цыкнула на внучку бабка. — Она нашла токен, она уже возвращалась с ним, когда её настигла смерть.

— Что случилось? — тихо, вежливо, но настойчиво спросила Ранма.

— Это вам и предстоит выяснить, — сказала старшая Лаыдат. — Если возьмётесь. Я получила от неё сообщение: «Мне удалось! Целую. Жди» Это уже из нашего мира. А четыре часа спустя - сообщение от Ас: «Ваш прокси-пользователь седьмого уровня прекратил жизнедеятельность. Введите код для сброса в интерактор прокси. Координаты такие-то.» И всё.

— То есть, её убили из-за токена? — уточнила Ранма.

— Или её убила окружающая среда, — ответила старшая. — Бо́льшая часть этой планеты крайне враждебна к человеку, но область вокруг транспортного узла отличается особо лютой фауной. Куда страшней той, что в джунглях у подножия наших гор. А координаты указывают внутрь этой зоны. Это всего в паре километров от узла, так что добраться будет непросто. И очень опасно. Но для вас есть надежда: если это всё не ловушка, то токен должен быть всё ещё там.

— Спустя двадцать лет? — не поверила Ранма.

— Прочитайте потом статью «токены экстренного призыва». Одним из пунктов там стоит условие: после каждого призыва Ас-Аша токены будут случайным образом распределены по разным мирам, а всем пользователям придёт уведомление о сём факте... Так вот, ни одного уведомления с тех пор не было. Это означает, что либо вся эта схема - ловушка, либо...

— Либо кто-то забрал токен, чтобы никому не отдавать, — вклинилась Астат, снова чуть не вызвав у Аканэ разрыв мозга когда она и оба медальона говорили одновременно. — Вспомни, владение токеном даёт какие-то загадочные «преимущества» облегчающие поиск остальных.

— Хватит перебивать! — прикрикнула бабка. — Не видишь, у мисс Скарлет глаза уже в кучку! — И продолжила, ровным тоном: — А ты вспомни, что токен может оставаться у одного владельца не более сорока дней, после чего будет телепортирован в случайную точку случайного мира. Откуда следует, что он либо всё ещё там, либо давно унесён куда-то, где нам его не достать.

— Значит, есть шанс что мы сможем собрать токены? — спросила Ранма. — И призвать этого всемогущего нулевого? И чем он нам поможет?

— Да, — подтвердила бабуля, снова становясь доброй и ласковой. — Что же касательно чем... Экстраполируя возможности Ас-лордов, он должен быть заодно и всеведущим. Для него не будет препятствий выяснить, что случилось с вашей подругой и где она.

— Идёт! — моментально согласилась Ранма. — Но мы не можем обещать, что пойдём добывать этот токен. Если Ами найдёт более короткий путь...

— Понимаю. — Бабка вздохнула. — Но продолжаю надеяться. Возможно, лучшего случая и не представится, слишком уж там опасно. Не смейте мне погибать, понятно?

— Можете не опасаться, — Ранма самоуверенно ухмыльнулась. — Нас с Аканэ какому-то там зверью не достать. Мы с тварями куда страшнее дрались.

— Я пойду принесу одежду, — сказала Астат, вскакивая с лавки. Голос её слегка дрожал под напором противоречивых эмоций. — Должна была уже высохнуть. — Она спешно покинула комнату.

— Жаль, от внучки это всё скрыть не удалось, — Лаыдат тяжко вздохнула. — Так разбередили старые раны...

— Хенсин-жезл с собой? — шёпотом спросила Аканэ у Харуки. Та кивнула. — Привяжите на шнурок покрепче, и на шею. Кто знает, через какие препятствия продираться придётся.

— Уже. — Высокая блондинка с кривой ухмылкой вытянула из под ворота несколько сантиметров верёвки.

— Скажите, бабушка, — с нехарактерным тактом спросила Ранма, — а ваша дочь, она... Какими были её боевые способности? Я приношу нижайшие извинения, но нам жизненно важно знать. — Она поклонилась.

— Ммм... Сразу виден серьёзный подход. Что-ж. Моя дочь обладала двумя талантами, позволявшими ей ходить через кишащие динозаврами леса. В отличие от меня, домоседки. Первое - умение обнаруживать их прежде, чем обнаружат её. Комбинация следопытства и таланта работать со сканерами интерактора. В этом ей действительно не было равных. — Бабка вздохнула. — И второе. Мастерская стрельба из всех видов оружия. Снайперское ружьё, шотган, револьвер, засапожный револьвер - меньше чем с этим она в поход не выходила.(прим. 1)

— Ага. — Ранма нахмурилась. — Значит, или что-то нетипичное, труднообнаружимое, или просто большая стая, на которую не хватило патронов.

— Ранма! — свирепо прошипела Аканэ.

— Нет, мисс Анарки права, — остановила её Лаыдат. — Надо перебрать все возможности, это важно для вашего выживания... Проблема в том, что мне нечем поделиться. Как человек, далёкий от действия, я плохо разбиралась в деталях ремесла дочери. Она могла ошибиться. Ей могло встретиться неодолимое стечение обстоятельств. Или она просто спешила на радостях, и утратила осторожность. Я всё это уже тысячу раз в уме перебирала, но увы. Вам остаётся только довериться вашим собственным способностям.

В комнату протиснулась Астат с ворохом одежды. Ранма спешно вышла, схватив с лавки рюкзак. И стала подпирать стенку рядом с меховой занавеской входа.

— Не ожидала от неё такой стеснительности, — донёсся до неё приглушённый занавеской голос медальона, но кто это сказал - бабка или внучка - осталось неведомым.

Скоро все четверо показались из-за занавески, Харука - одетая в элегантный брючный костюм, и уже впятером вышли на улицу. Толпа ребятишек так и не рассосалась - видно, других развлечений действительно не было.

— Удачи вам! — громко сказала Астат, и закусила губу. Её глаза подозрительно блестели. — До встречи! — Она захлопнула за ними скрипучую дверь, оставив троих японок наедине с бабкой. И шушукающимися детьми. Хвост тушки раптора лишился таки последних остатков кисточки.

Лаыдат повела девушек лабиринтом кривых улочек, двигаясь с отменной резвостью. Они и оглянуться не успели, как оказались у городских ворот. И тут пришлось задержаться, с шумом и гамом сортируя подрастающее поколение: похоже, самым маленьким выход за ворота был заказан строго-настрого. Не обошлось без участия одного из бородачей, которому пришлось спуститься с наблюдательной вышки. В конце концов, часть детей отсеяли, оставшиеся были выпущены под клятвенное обещание ходить за Лаыдат как привязанные и угрозу страшной кары ослушникам. По крайней мере, так Аканэ это интерпретировала: её медальон подавился на первых секундах гвалта и дальше сыпал перлами вроде «розово-скипидарная идиосинкразия» или «гипертензорно выпороть»

Даже старающиеся быть паиньками, дети доставляли столько хлопот, что до внешней стены поговорить не удалось. Ранма, имевшая к детям слабость, в конце концов махнула рукой и отдала им тушку велоцираптора, обосновав «Если там так кишат, сто раз ещё успеем ужин добыть»

Но вот и стена. Давешний мужик, недовольно ворча, слез со своей вышки и снова начал поднимать лестницу.

— Сейчас, вторую подтащу, вам подам, — проворчал он.

— Спасибо, не надо, — остановила его Ранма. — Мы спрыгнем.

Тем временем от второй вышки подтянулся давишний недоросль. Видя, что рядом с Ранмой стоит Лаыдат, пялиться он не решился, зато начал шпынять младших. Ему почти уже удалось отобрать у них тушку велоцираптора, когда в него впилилась неожиданно развернувшаяся ведунья. Ранма имела удовольствие наблюдать рекорд в скоростном бледнении. Что-то такое бабка сказала тихое, но прочувствованное, отчего начинающий забияка выпустил трофей и слинял куда быстрее, чем в тот раз когда мужик рявкнул на него.

— Ну, мы пошли, — сказала Ранма, и одним махом взлетела по лестнице. — Аканэ, ты Харуку спустишь. — Она спрыгнула на ту сторону.

— Огромное спасибо за вашу помощь, бабушка. — Аканэ поклонилась, и поспешила вверх по лестнице.

За ней стала взбираться Харука.

— Лаыдат-сан, — спросила она через плечо. — А какие гейсы у вас?

— Препятствовать разработке двигателя внутреннего сгорания, — без задержки ответила та.

— Понятно. — Харука помрачнела. — Удачи вам. Не думаю чтобы мне хватило духу вот так...

Но она поднялась уже высоко, да и ветер шумел. Бабкин медальон промолчал.

— Да, кстати! — всполошилась Ранма, глядя на них снизу вверх. — А у нас-то есть эти гейсы? И если есть, то какие? А то нарушим - и квота пшик, и застрянем неведомо где.

— Сейчас! — Аканэ напугалась, и начала торопливо рыться в медальоне, потеряв при этом равновесие и чуть не напоровшись на колья, которыми ощетинился верх стены. Потом захлопнула крышку со вздохом облегчения: — Препятствовать разработке методов перемещения между мирами, не требующих обращения к транспортной сети. Это и захочешь - не нарушишь.

— То есть, если мы найдём кого-то, кто изобретает собственный вид порталов между мирами, то мы должны ему помешать? — уточнила Ранма. — Да, это вряд ли.

— Прошу прощения... — Аканэ подхватила Харуку на руки - не самое лёгкое занятие, учитывая, что та была выше ростом. Легко спрыгнула с шестиметровой стены и поставила блондинку на ноги.

Двинулись спорым шагом вниз по долине, и скоро стена скрылась за поворотом. Длинноногая, не обременённая поклажей Харука без труда выдерживала взятый Ранмой темп. Аканэ с сомнением косилась на её хлипкие полуботинки, вспоминая какие каменистые участки попадаются дальше.

— Я так понимаю, мы идём к какому-то порталу? — спросила Харука.

— Да, — отозвалась Ранма. — Тут под горой, высоко на дереве. — И добавила ехидным голосом: — Как раз над болотом, в которое нас кое-кто высадил.

Аканэ скривилась, но подколку высокомерно проигнорировала, обратившись вместо этого к спасаемой: — Харука-сан, бабушка Лаыдат говорила вы расскажете, как пользоваться медальоном... И что же такое, всё-таки, эта Ас?

— Как пользоваться?.. — Харука несколько озадачилась. — Ну, насколько я помню, она говорила что там всё просто и очевидно. Но учиться приходится самостоятельно: команды чужого интерактор просто не воспримет, там распознание по ДНК.

— Даже так, — разочарованно протянула Аканэ. Ей оно «простым и очевидным» совсем не казалось.

— Ну, там ещё есть энциклопедия, — добавила Харука. — Но большинство статей в ней, похоже, написано пользователями или лордами, достоверности никто не гарантировал. К тому же, передача статей из мира в мир небесплатная, за сколько пользователи на своих интеракторах натащат - столько в этом мире и будет доступно. Это кроме редких системных статей. Хотите знать больше - платите квотой.

— А что такое Ас? — вернула их в тему Ранма.

— Никто не знает, — огорошила Харука. — Есть неизвестное число миров, из которых все известные бабке - разновидности планеты Земля. В мирах есть транспортные узлы. Ещё есть пользователи и лорды - которые, сдаётся мне, те же пользователи только рангом повыше - и есть система, которая надо всем этим стоит.

— А откуда пользователи-то берутся?

— Говорят, система изредка выбирает людей по одной ей ведомым принципам. — Харука развела руками. — Правда это или нет, надо у них самих спрашивать. Ас-пользователи - не самые общительные и открытые люди. Конкретно Лаыдат и подобные ей ведуньи каким-то образом передают этот статус по наследству. Она не особо горела желанием эту тему развивать. Сказала только, что такой порядок, если судить по косвенным признакам, держится уже столетия.

— И никто за это время не удосужился понять? — поразилась Ранма.

— Возможно. — Выражение лице Харуки стало не особо солнечным. — Если вспомнить слова про «спонтанное стирание» узнавших слишком много...

— Стирание памяти, что-ль? — второй раз задала этот вопрос Ранма.

— Вряд ли, — cказала Харука. — Я скорее поверю в полное стирание человека из реальности так, что и следа не остаётся.

Ранма и Аканэ вздрогнули. Они до недаванего времени были уверены, что именно это произошло с Харукой. Неужели Усаги и вправду?..

— В общем, милое местечко, — продолжала Харука. — Сама бабка склоняется к теории, что это какой-то грандиозный эксперимент. Неизвестные всемогущие создания наштамповали копий Земли, и пошли изгаляться... Не скажете же, что динозавры сами по себе из окаменелостей восстали? Тем более, что очертания континентов везде соответствуют нашей эре, не юрской.

— И что, Ас-лорды и есть эти экспериментаторы? — спросила Аканэ.

— Кто знает. Может, они. Может, они наоборот подопытные кролики, только потолще. Может, тот нулевой - и есть экспериментатор. Или просто самый главный кролик. Кто же скажет-то? Судя по всему, излишне любознательные тут долго не живут.

— Как дочь Лаыдат-сан! — воскликнула Аканэ., аж остановившись от этого пугающего озарения. — Не получится, что мы...

— Давай с Ами сначала поговорим, а? — оборвала её рыжая. — Так можно на пустом месте нервы себе... Берегись! — Она толкнула Харуку, одновременно отбивая налетевший рыжий росчерк. Броски посыпались со всех сторон, стремительные и скоординированные, по три-четыре твари сразу. Ранма вертелась на пределе возможностей, не имея даже времени контратаковать: приходилось мотать высокую блондинку туда и сюда, как тряпичную куклу, с неприятным осознанием насколько та, в сущности, хрупкая.

Секунду спустя велоцирапторов смело вихрем по имени Аканэ. На этот раз многие из них не успели отступить, её удары были молниеносными и безжалостными.

Две секунды бешеной свистопляски - и всё было кончено. Лишь Аканэ стояла в боевой стойке, озираясь насторожённо, да рыжие тушки продолжали дёргаться, не успев ещё осознать что мертвы.

— Ох... Что-то меня... мутит. — Харука пошатнулась и осела на колени, упираясь ладонями о раскачивающуюся, взбрыкивающую землю.

— Ничего, — уверила её Аканэ дрогнувшим голосом. — Я вас понесу. — Она скинула рюкзак и протянула Ранме. Та заметила, как побледнела жена. — Не волнуйтесь, с вами всё в порядке. Вы не ранены.

Правое плечо брючного костюма блондинки зияло длинной, рваной прорехой. И это невзирая на все их усилия! А ведь стая была небольшой. Ранма мрачно отметила, что их способность защитить не-бойца от атаки роя мелких тварей оставляет желать лучшего. Много лучшего. Да, Аканина базовая сэйлор-техника, «Иридиснт Оурора», как раз на такой случай и была рассчитана. Но вот в арсенале Беспредельной школы ничего с ходу подходящего не нашлось. Ранма припомнила, как её с Рёгой и Мусом отделали осатаневшие макаки на горе Хорай.(прим. 2) Конечно, обезьяны были потом отметелены и отпнуты прочь - но исцарапать успели изрядно. А если бы это было что-то ядовитое? А если бы коготь, распоровший пиджак Харуки, дотянулся на сантиметр дальше?

Надо обязательно придумать какую-нибудь технику на подобный случай. Ки-заряд, что-ли, себе под ноги выпускать чтобы ударная волна получилась? Надо думать.

— Так вот какие они, динозавры. — Харука покосилась на рыже-полосатые трупики, щеголяющие огромными загнутыми когтями. За землю она уже не цеплялась, но с колен вставать не спешила. — Если таковы мелкие - не хочется даже думать, каковы те гиганты, что в музеях выставляют.

— Ещё сволочнее, — буркнула Ранма, насторожённо прислушиваясь. Шумящие на ветру кусты эффективно заглушали любые шорохи. — Пошли, что-ли?

Аканэ помогла Харуке подняться на ноги, и усадила её себе на спину. После чего они понеслись огромными скачками через редколесье, потом нырнули в джунгли, и продолжили уже с ветки на ветку, в стиле синоби. Оглянуться не успели, как вернулись к болотцу.

— Вот и трясина, в которую мы высадились, — прокомментировала Ранма, обводя рекомое болото жестом руки.

«Тревога! — прорезался медальон. — В воздухе обнаружены кровососущие формы жизни! Мощности отпугивающей системы недостаточно!»

— И комары никуда не делись, — добавила рыжая. — Давайте поторапливаться, пока больше никто не наполз.

— Что-то у меня дежа-вю какое-то, — пробормотала Аканэ ссаживая Харуку. — Ага, вот оно, то дерево.

«Опасность! — взвыл медальон. — Обнаружена крупномасштабная плотоядная форма жизни!»

Затрещал подлесок, и над девушками внезапно нависла щербатая пасть, где не хватало многих зубов. Левый глаз глаз полыхал мстительной злобой. Правый заплыл напрочь.

Харука попятилась, рискуя свалиться в болото.

— Ты опять?! — Ранма рассвирепела. — Да сколько можно-то?!

Тираннозавр заревел, развевая волосы девушек. Харука плюхнулась на пятую точку.

— Ну лови, гнида! — взревела в ответ Ранма. — Шишиии... Хокооо... ДАН!!!

— Райцуй Дан! — эхом отозвалась Аканэ.

Два выпущенных в упор ки-заряда впечатались в цель, и динозавра просто смело. Мелькнули ноги, хвост - и вот уже только потревоженные кусты колышутся, да медленно, со скрипом, падает надломленное дерево.

— Что-то у тебя «шиши хоко даны» выходят всё мощнее, — обеспокоенно заметила Аканэ. — Это уже близко к предельной форме было! (прим. 2)

— Просто достал он меня! — прорычала Ранма, отдирая гигантскую пиявку от Харукиной штанины и швыряя в болото с такой силой, что незадачливое кровососущее перелетело среду обитания и намоталось на сук дерева на другой стороне. — С такими сволочами любой дурак предельную форму освоит. Ну, полезли, пока он обратно не припёрся? Ас-семь Тхачщас Ыт-Сут, открыть портал.

В изломанных ветвях дерева со звонким щелчком открылся портал. Бойцы быстро вскарабкались к нему, подняв Харуку на руках. Оказавшись в зеркально-калейдоскопическом зале та начала озираться.

— Впечатляюще, но у меня от этого калейдоскопа голова просто кружится. Как вы тут ориентацию не теряете? Словно не на людей рассчитано или создатель просто не думал об удобстве...

— Это всё часть Ас, — с неприязнью пояснила Ранма. — Кто мог думать, что можно обрести полезные способности, побывав в желудочном... Бе. Но без этого мы никого не спасли бы.

Аканэ, тем временем, торопливо стучала по клавишам.

— Есть два возможных маршрута. Первый на одно плечо короче, но придётся сразу идти через...

— Погоди, — перебила её Ранма. — Посмотри пожалуйста, нельзя ли открыть отсюда портал сразу домой. Если нужно - пожертвуем моей квотой. Эти токены могут оказаться единственным шансом, а мотаться туда-сюда экономным способом - потерять несколько дней.

— Но мы же договорились, твоя квота - неприкосновенный запас! На крайний случай.

— А сейчас и есть крайний. Надо доставить Харуку домой, иначе никак. Надо понять, куда двигаться дальше, для этого нужна Ами, иначе никак. Получается, надо открыть портал отсюда. Если не получится - то из ближайшей возможной точки на маршруте к дому.

— Ты прав, — сдалась Аканэ, и застучала по клавишам. Медальон несколько раз блипнул. — Готово, наведение завершено. Но расход получится - семнадцать процентов твоей квоты на открытие, и потом восемьдесят в минуту пока портал открыт. — Она протянула рыжей медальон.

— Зараза. — Ранма поморщилась. — Ничего, Ами неплохо бегает. Надеюсь, ещё останется высадить её обратно.

— Обратно? — переспросила Аканэ.

— Конечно! — Ранма аж удивилась вопросу. — Если нам идти в тот рассадник за токеном - как думаешь, сколько она проживёт, если пойдёт с нами?

— Да уж, — вставила Харука, потирая плечо сквозь пропоротый рукав пиджака. — Если здесь  - ещё цветочки, то вам, ребята, все силы понадобятся чтобы в том месте самим в живых остаться.

— Хорошо! Вам просто, высаживаетесь - и к своим. Ами будем все вместе звать. — Аканэ обернулась к Ранме. — Ну, готов?

— Пошла, — рыжая вдавила кнопку. Под потолком зала начал нудеть механический голос, поминая разные условия безопасности по номерам, ничего девушкам не говорившим. Потом портал закрылся и наступила тьма. Через мгновение сменившаяся тусклым светом заполярного дня.

Харука шагнула наружу, и тут же поёжилась от морозного ветра.

— Меркури! Где ты! — закричала она.

— Эй, Ами! — заорала Ранма, высовываясь из портала, и отыскивая взглядом одинокую фигурку в короткой юбочке. К её удивлению, обнаружила она несколько таких фигурок. Они же собирались телепортом в Токио уходить, или как?

— Меркури! — гаркнула Аканэ, высунувшаяся с другой стороны. — Скорей беги сюда!

— Давай-давай-давай! — добавила Ранма. — Живо!

Меркури отделилась от остальных, и помчалась к порталу. На бегу превратилась в Ами, потеряв скорость и спотыкаясь в своих домашних туфлях.

— Скорее! — в два голоса торопили Ранма с Аканэ.

— Харука-сан?.. — Синеволосая девушка, встала столбом от потрясения.

Ранма схватила её за плечо, и рывком втянула в портал.

— А мне сказали, все кроме тебя должны уже быть... — успела сказать Харука с удивлением. Потом портал закрылся, отрезав её и оставив их троих в темноте.

— Тридцать восемь процентов осталось, — со вздохом заключила Аканэ, её лицо освещено зеленоватым свечением экрана.

— У нас тут, видишь ли, возникли непредвиденные сложности, — пояснила Ранма ошарашенной Ами.

* * *

Ами чувствовала одновременно и облегчение и досаду. Облегчение - от того, что худший её страх не подтвердился. Ранма с Аканэ были живы-здоровы, что значило - хас-ыщаытов они не встречали. Ами исказнилась, раз за разом коря себя за то, что приняла решение за них, умолчав деталь, которая могла оказаться жизненно важной - теперь это было позади. Но на место одного камня с плеч пришёл другой. Стоявшая перед ней задача решения не имела. Никакого! Если бы больше знаний, опыта в этой абсолютно новой области, где приходилось двигаться словно в тумане на ощупь! Но ни того, ни другого у неё не было. Худший кошмар всё таки нашёл лазейку в реальность. Она подводила их! И на этот раз - серьёзно!

— Ничего не могу сделать, — сказала она, пряча глаза. — Простите. Вся эта система словно построена вокруг ограничений в правах, а наши - самые низкие из возможных. — Девушка-гений со вздохом закрыла медальон, и протянула его Аканэ.

— Ты можешь сказать, хотя бы, что такое эта Ас? — спросила Ранма с плохо скрываемой досадой в голосе, продолжая обмахивать её от комаров. Они поначалу пытались сидеть в зале, отгородившись в темноте от внешнего мира, но там очень быстро стало нестерпимо жарко. Поэтому переместились на ветви дерева, открыв портал по старым координатам. Так и сидели втроём: одна работала, две обмахивали её от прущего валом гнуса. Времени терять никому не хотелось... Но, как оказывается, это всё было зря. Ами почувствовала ещё один укол вины.

— Прости. — Она потупилась ещё больше. — Вся информация, она настолько фильтрована, что нет даже спекуляций на нужную тему.

— Ррранма! — благоверная врезала от души, так, что на затылке у рыжей проступила большая шишка, а на глазах - слёзы. — Как ты можешь быть такой скотиной бесчувственной! Чесслово! Ами-чан, прости, я знаю, ты сделала всё, что возможно!

— Всё, заткнулся уже, — просипела Ранма, осторожно ощупывая шишку. — Давай к бабке её отнесём, что-ли, пока за токеном бегать будем?

— Нет-нет, не надо! — поспешно вставила Ами. — Я тут как нибудь посижу, до земли далеко, и...

Снизу, из леса, донёсся утробный, раскатистый рык, и в зарослях проглянула огромная голова с подбитым глазом и выбитыми зубами. Потом пошла рассекать кусты, медленным, регулярно ныряющим движением: обладатель головы сильно хромал. Что, однако, не мешало ему сверлить девушек единственным незаплывшим глазом и злобно рычать, обещая что ещё поквитается - ох, поквитается!

Ами вздрогнула, глаза у неё расширились в испуге: ти-рекс, даже отметеленный, являл собой внушительное зрелище.

Ранма сделала угрожающее движение, и динозавр тут же слинял, ретировавшись в кусты. Только рык донёсся, раскатистый и путающий направление, словно шёл отовсюду разом.

— Ага, оставим тебя тут - он повылезет, даром что битый, да и повалит дерево в болото. А там восемьдесят восемь пиявок тебя в миг до костей обглодают.

— Ррранма! — Аканэ замахнулась, и рыжая съёжилась. — Устала уже тебе по мозгам давать, чесслово!

— А я что, не так сказал? — начала качать права та. — Пиявки там действительно с ляжку, и зубы как у бобра, сама держала. И медальон их восемьдесят с чем то насчитал.

Аканэ лишь вздохнула в досаде: ну как можно такие элементарные вещи не понимать?

* * *

— Вам точно оружие не нужно? — спросила Астат. Мастера-рукопашники занимались укладыванием одного рюкзака, выбрав Аканин за недырявость, на короткий бросок туда-обратно. — Ну, хотя бы, нож? — Молодая женщина была твёрдо уверена, что бабка отправляет девушек на верную гибель. Вот и изводила себя как могла.

— Нож? — Ранма покопалась в рюкзаке, и извлекла здоровенный охотничий нож. — Нож-то есть. Не могу только придумать, зачем его использовать в качестве оружия. — Она вытащила нож из ножен, попробовала остроту лезвия, и задвинула обратно, застегнув ремешком. — Против любого противника, какого я могу придумать, он будет менее эффективен, чем голые руки. Удар ножом, хоть и опасней для жизни, не остановит нападающего, и не отбросит прочь. Вместо оглушённого, или хотя бы на миг остановленного противника, получаешь смертельно раненого, и вдвое более опасного. Кровью-то не враз истечёт. А наша главная задача сейчас - не дать себя ранить, иначе не сможем завершить миссию. Нам же нет нужды убивать противника насмерть. Гораздо важнее вырубить или покалечить и уйти, если можно уклониться от драки. Не говоря уже о том, что заняв руку ножом, теряешь возможность проводить ей захваты, хвататься за ветки, и всё такое. Ужасно негибко получается. Нет, нож в руках лишь снижает нашу защиту, причём заметно.

— А по горлу? — с нехарактерной кровожадностью предложила Аканэ, задумчиво глядя на нож и вспоминая при этом разнообразных динозавров. Откуда Ранма его взял, не было же с собой, вроде.

— Там, где я могу по горлу достать, я лучше кулаком припечатаю, чтобы вырубить сразу, — наставительно ответила рыжая. — Зверь, да и человек, с перерезанной глоткой вполне может один последний удар нанести - никогда об этом не забывай. А наша задача - я говорил уже.

— Значит оружие для вас не только бесполезно, но даже вредно? — заинтересовалась Ами. Для неё это было важно с тактической точки зрения, но раньше как-то не находилось повода расспросить их об этом. Раньше они всегда сражались с тварями, поражать которых - основное предназначение девушек-волшебниц. Их силы против демонов бесконечно эффективнее любого оружия.

— Нет, почему же. — Ранма почесала в затылке. — Посох очень пригодился бы. Но, с другой стороны, тащить его - целая морока. Да и где сейчас возьмёшь хороший посох из крепкого дерева? Нет, лучше никакого, чем сломается в решающий момент. Будем импровизировать. Сучьями отломанными воспользуемся, если от змей отбиваться понадобится, или что в этом духе. А это, — она продемонстрировала нож. — Это - инструмент. — Она убрала нож в Аканин рюкзак.(прим. 3)

* * *

По маршруту долина - дерево с порталом добежали быстро, выучив его разве что не наизусть с предыдущего раза. Аканэ поднимала вопрос о перенесении портала ближе к деревне, но Ами зарубила идею на корню, объяснив, что разброс при наведении из другого мира составляет многие километры. Не было никакой гарантии, что следующая попытка окажется более удачной: в конце концов, наводились в прошлый раз тоже на точку внутри городка. А квота была далеко не безграничной, чтобы в подобную лотерею играть.

Аканэ теперь бросала на рыжую многообещающие взгляды, прикидывая, как поквитаться за все обвинения в косорукости.

Тираннозавра на этот раз шугать не пришлось: оный ныкался в кустах, и обнаруживался только по мстительным рыкам.

Аканэ долго ковырялась с медальоном, тихо ругаясь вполголоса. Ранма прислушалась от нечего делать, и отметила про себя, что словарный запас благоверной гораздо богаче, чем той хотелось бы показать.

Наконец портал открылся. Явив савану, освещённую клонящимся к горизонту солнцем.

—  Пятьдесят два километра. — Аканэ указала рукой направление, шагая через проём. — За час добежим? — Она прямо-таки исходила желанием сорваться к горизонту.

Давно мы не бегали по серьёзному, подумала Ранма, вспоминая давние Аканины утренние забеги вокруг квартала, где располагалось додзё. Уже тогда, у еле тренированной, скорость была впечатляющей. Теперь же её истинная скорость была давно раскрыта, и такая малость не удовлетворила бы её. Ранма ощутила укол вины, вспомнив, что в Токио для Аканэ было места мало, особенно в Дзюбане. А на тренировках в глуши... На тренировках в глуши они так старались отметелить друг дружку, что для бега - серьёзного бега на марафонские дистанции - ни сил, ни времени никогда не оставалось.

Забег через пустыню делу ничем не помог, это была больше пыточная сессия на выносливость.

— Спрашиваешь. — Рыжая усмехнулась. — Давай наперегонки. — Потом её лицо посерьёзнело. — Только давай,чтобы не пропустить начало этого бермецкого трапецоида, где люди исчезают.

— Ну, какое бы там зверьё ни было лютое, оно нас просто не догонит, — заметила Аканэ, нетерпеливо ковыряясь в медальоне. — Наверное... Вот, пометила. Можешь не волноваться, это самый конец пути, какой-то десяток километров вокруг узла.

— Гепард - точно догонит, — напомнила Ранма. — Хотя он без ки, у него дыхалки надолго не хватит. По любому, не зазнавайся... Нет, меня другое беспокоит. Не верится, что зверьё всему виной. Местные, из тех кто путешествует - им тоже палец в рот не клади. Не так всё просто. Зверьём они объясняют исчезновения, но зверьё ли это на самом деле? Или что-то другое?.. Ладно, погнали, на месте разберёмся, — закончила она, заметив, что Аканэ приплясывает на месте и аж чуть не вибрирует.

Понеслись по твёрдой, иссохшейся земле, поросшей пучками жёсткой, пожухлой травы. Это был именно бег, а не гигантские скачки. Скачками хорошо двигаться когда надо покрасоваться, или местность пересечённая, и по скорости они быстрее, но и утомляют гораздо больше на каждый пройденный километр: на таких скоростях главным препятствием становится сопротивление воздуха, и приходится либо вкладывать больше энергии в прыжок, или уменьшать это сопротивление с помощью ки. Что требует сосредоточения, напряжения воли, и, опять же, энергии. Бежать гораздо экономнее - жаль только, далеко не по всякой местности возможно, размышляла Ранма, изо всех сил стараясь не отстать. Эх, велосипед бы сюда.(прим. 4)

Аканэ поначалу взяла совершенно безумный темп, и Ранма еле поспевала за ней, опасаясь, что та выдохнется. Но Аканэ через несколько километров одумалась, снизив темп до приемлемого. Теперь они могли бы бежать несколько часов... после чего срочно понадобилось бы подкрепиться. Желательно, динозавром побольше.

Солнце светило справа и сзади, постепенно сползая к горизонту. Свет, пока ещё яркий, приобретал оранжеватые оттенки. Жара, однако, пока не думала спадать. Ранма через полчаса взмокла, и потянулась к Аканиному рюкзаку за флягой, но та решила подразнить её, устроив игру в догонялки. В результате, до границы опасной зоны долетели за сорок минут, а не за час. Число динозавров хищных, травоядных, и просто неизвестно-каких-не-разглядела-на-бегу, которых она раздразнила, спугнула, или вообще дёрнула за хвост, исчислялось десятками - и это невзирая на относительную пустыннось местности!

— Стой! Стой, зараза! — орала Ранма, которой пришлось выполнять бег с препятствиями, перепрыгивая через завров, глотавших пыль в безуспешной попытке догнать Аканэ. Чешуйчатые, впрочем, быстро уставали, исчезая за кормой - кроме одного трицератопса, тонн этак на десять, с покрытым шрамами костяным воротником. Страшно оскорбившись, когда Аканэ щёлкнула его по кончику клюва, тот продолжал гнаться, пока не свалился с ног. Ранма искренне надеялась, что исполинский зверь не сдохнет подобно загнанной лошади. — Да остановись же ты наконец!!!

На горизонте замаячил чёрный треугольничек остроконечной пирамиды. Аканэ разглядела его, опомнилась, и резко остановилась, подняв клубы пыли. Тяжело дыша, она спешно открыла медальон. Ранма подбежала, тоже дыша как загнанная лошадь, и отвесила ей лёгкий подзатыльник:

— За окружающей обстановкой кто за тебя следить должен?

Обе были, взмокшие и растрёпанные, а Ранма - ещё и цвета местной почвы, за исключением глаз. Издав возглас отвращения, она начала энергично отряхиваться.

— Мы почти у цели, — ответила Аканэ смущённо, показывая экран медальона.

— Ага, — пробурчала Ранма, размазывая грязь по лицу. — И по предположительно смертоносной зоне мы уже несколько километров пылили! — Она указала в сторону далёкой пирамиды. — Границу кто замечать должен? С того места, где нам надо было удвоить бдительность, эта штука не должна быть видна!

— Ну, — Аканэ не сдавалась. — Проверка зверья показала, что оно здесь ничуть не опаснее, чем в других местах.

— Хм... — Ранма задумалась. — Для нас не опаснее. Тот же трицератопс недавний, я таких до этого не замечал. Для того, кто от него убежать не может, это же ужас смертный, джаггернаут и погибель. От этой морды, сдаётся мне, любая пуля отскочит... Ладно, будем надеяться, что они тут просто крупней обычного. И что тот, кто пожрал ээ... как её, дочь бабки Лаыдат, не разжевал этот самый токен.

Аканэ заметила направление. Побежали дальше, теперь медленнее, озираясь по сторонам, готовые в любой миг припустить изо всех сил. Солнце уже ощутимо приближалось к горизонту, мир стал оранжевым, а тянущиеся вперёд-влево тени - длинными и глубокими.

Никаких динозавров не встретили, пока - по закону подлости - не добрались до нужной точки. И вот там-то оказалась большая стая хищников размером с человека, этакая серединка между велоцираптором и ти-рексом. Покрытые буро-красной чешуёй, без малейшего следа перьев, твари оживились, и начали медленно окружать девушек, издавая нечто среднее между карканьем и визгом. Зубы в разеваемых пастях были мелкие, но острые.

— Ну, начали, — набычившись, прорычала Аканэ, окидывая динозавров нехорошим взглядом.

— Погоди, — Ранма подозрительно щурилась на хищников. — У меня такое чувство, что они нас загоняют!

— Загоняют? — Аканэ кинула быстрый взгляд назад. Там была всё та же песчаная земля, слежавшаяся до каменной твёрдости, редкие пучки жёсткой травы, да одинокое дерево. — Загоняют обычно куда-то, а не с пустого места на пустое место! — Она вдруг вздрогнула, оглянувшись ещё раз. — Что, засада на дереве?.. — Крона, хоть и развесистая, просматривалась насквозь. — Нет, нет там никого. Да и здоровы́ эти слишком, по тонким веткам лазить.

Динозавры, слитно как один, сделали агрессивный шаг вперёд, разевая пасти с хриплым визгом. Аканэ отступила на шаг, примериваясь как бы... И тут её нога провалилась с мерзким чавкающим звуком! Вздрогнув в мимолётном испуге, она успела выдернуть ступню, уйдя не глубже чем по щиколотку благодаря молниеносной реакции. Рефлекторно отпрыгнула назад, метров на пять, и с размаха провалилась другой ногой. Эта ушла не глубже, несмотря на момент от приземления, потому что она была уже готова к подобному. Выдрав ногу - с усилием, башмак словно зацепился за что-то - Аканэ резким прыжком ушла вверх, и повисла, ухватившись одной рукой за висячую ветвь и раскачиваясь там, словно гиббон.

— Осторожно, тут ловушки! — сообщила она очевидное.

Динозавры разразились разочарованным квохтанием, затем перенацелились на Ранму.

— Вот вы, значит, как! — возмутилась девушка цвета пыли. — Ну ладно, получайте! — Она ринулась в лобовую атаку.

Динозавры набросились на неё всей стаей, образовав кучу малу... Из которой тут же начали вылетать, кувыркаясь в воздухе. Будучи более крупными чем велоцирапторы, эти конкретные хищники были заметно медленнее, что делало их практически сидячими мишенями. Ну а грубая сила, на которую этот вид разменял скорость, против Ранмы никогда не котировалась.

Один, затем другой хищник упали под деревом. Вскрикнув словно раненые зайцы, они вскинулись бежать. Один провалился сразу, а второй пробежал ещё метров десять, когда земля раздалась под его лапами. Для оставшихся это послужило сигналом к бегству. Ранма ещё удерживала одного за кончик хвоста. Он лишь молотил ногами, осыпая её песком в стремлении смыться, и она просто отпустила. Очень скоро завров и след простыл.

Пока Ранма была занята, Аканэ сверху хорошо рассмотрела, как оба невезучих динозавра бились, пытаясь вырваться, но лишь увязли глубже, словно их тянуло что-то. Прошло лишь несколько секунд, как их движения начали становиться дёргаными, деревянными, а потом плавно перешли в судороги и паралич. Когда Ранма обернулась, её глазам предстали две окостеневшие туши с остекленевшими глазами, затянутые одной ногой в землю по самое тулово.

— Осторожно, там яд! — Аканэ снова предупредила об очевидном. Она содрогнулась, разглядев глубокие царапины на своих блестящих от слизи башмаках. — И по моему это не ловушки, а какие-то животные под землёй притаившиеся!

— Животные? — Ранма оглядела участок саваны вокруг, такой невинный на вид. Не было не малейшего движения, никто не пытался зажрать погибших завров глубже, или жевать провалившиеся лапы. Тишина стояла полная. Рыжая закрыла глаза и замерла, сосредоточившись, прислушиваясь к своим ци чувствам. Потом встряхнулась, открыв глаза. — Тогда уж скорее хищные растения. От них не то, что убийственного намерения - вообще ничего. Как будто там только трава. Будь другом, кинь палку.

— Растения? — Аканэ перехватилась поудобнее, с содроганием вспоминая, как неожиданно всё случилось. Чувство опасности, на которое она привыкла в известной степени полагаться, промолчало как рыба. — Вот эта сойдёт? — Она перебила тонкий сук ребром ладони, потом ещё раз, получив метровую примерно палку. И кинула Ранме.

Рыжая осторожно направилась к ближайшей туше, энергично тыкая палкой в землю, полукругом перед собой. Один раз палка проткнула твёрдую на вид землю, и ушла вглубь со знакомым уже мерзким чавком. Ранма пошуровала на ощупь в образоавашемся тёмном провале с ладонь шириной. Потом с усилием вытянула палку, на которой остались глубокие царапины и слой слизи.

— Так я и думал. Там что-то вроде мешка, расширяется книзу. И шипы, похоже, загнутые внутрь. А вонь такая, явно растительная. Словно корни гниющие, или в этом роде.

— Так что, здесь везде так? — с ужасом спросила Аканэ, не в силах оторвать взгляд от дохлых динозавров. Никакого тебе предупреждения, или намёка. Раз - и всё. А ведь они по этой саване неслись, не разбирая дороги!

— Не думаю, — ответила Ранма, скептически рассматривая дерево, на котором висела жена. — Ты такие деревья помнишь? Что-то, кажется, эта порода нам раньше не встречалась.

— Нет... — протянула Аканэ. Дерево было огромным, но каким-то тощим. Чересчур тонкий ствол, тонкие ветви, висячие на концах, образующие шатёр шириной с баобаб, но обликом больше похожий на плакучую иву. Полысевшую плакучую иву: листвы было мало и вся какая-то тёмная, кажущаяся серой в оранжевом свете заката... Потом до Аканэ дошло, и она чуть не сверзилась. — Так это что, дерево-людоед?!

— Оно самое, — поддакнула Ранма. — Не трясись, если бы оно могло жрать ветками, давно бы тебя зохавало. Не, оно только корнями может, ловушки под землёй выращивая. Но, знаешь ли, это обнадёживает. Не могло одно дерево далеко от себя их понатыкать. Можем дальше идти спокойно, только обходить такие подальше. Вот сейчас проверим, докуда оно достаёт. — Она пошла по расширяющейся спирали, тыкая палкой в землю.

Аканэ собралась, сделала себе ещё палку, опасливо слезла с дерева, потыкав в землю у ствола, и тоже пошла по расширяющейся спирали, прощупывая землю. Ближе к стволу ловушек не было, потом, метрах в трёх, пошли так густо, что приходилось осторожно выбирать, куда поставить ногу. Подземные мешки, кажется, были широкими, с бочку размером: земля вокруг проткнутых дырок могла неожиданно просесть под ногой, соскальзывая с пружинящей основы в смертельно ядовитый зев. А один раз из откупоренной дыры шибануло такой вонью разложения, что Аканэ чуть сама не попала в ловушку, отшатнувшись. После чего разминировала с удвоенной осторожностью.

Когда Аканэ довела свою спираль до того места, откуда начинала Ранма, а Ранма прошла с большим запасом, стало ясно: ловушки тянутся примерно до границ кроны, постепенно редея.

— Вот и предел его досягаемости, — заметила Ранма. Оранжевые тона заката становились всё гуще, чёрные тени тянулись в бесконечность. — А завры - явно падальщики, непохожи они на охотников. Вот такой вот у них сибми-как-там-эту-хрень. Дереву, значит, достаётся нога, а они, значит, жрут остальное... Давай в темпе, пока не стемнело. До места далеко?

— Нет, — тихо сказала Аканэ, подавленная брутальной обыденностью обитающей здесь смерти. — Метров пятьдесят ещё. — Она указала в сторону от дерева.

Там оказались еле заметные песчаные холмики. Опасливо разворошив один палкой, Ранма извлекла на свет кучку обгрызенных костей.

— Прикапывают ещё, сволочи, чтобы добыча ни о чём не догадалась. — Позабросив осторожность, она начала расковыривать холмики один за другим. — Человеческие ищи. Здесь должно быть безопасно, иначе они это место не выбрали бы.

Аканэ копала усердно, но кости попадались сплошь звериные. Некоторые даже с волокнами мяса.

— Боюсь, надо землю копать. Холмик за двадцать лет уже сровнялся бы. — Она думала не бросить ли палку и копать руками, но решила не рисковать: от подобных подлых тварей станется и шипов ядовитых добавить.

Пошли долбить слежавшуюся землю палками. Они недолго копали, Ранма наткнулась на цепочку, и вытянула из земли медальон, такой же как у них, с погасшим экраном. Вскорости Аканэ выворотила человеческий череп. Ахнув, она бережно отложила его в сторону, и пошла копать осторожно, словно там хрустальная ваза таилась. Скорость резко снизилась.

Ранма бросила взгляд на солнце, которому до горизонта оставалось недолго.

— Давай я останки выкопаю, — предложила она, подходя к жене. — А ты токен ищи. — Она засунула руку в тощий рюкзак у Аканэ на спине, и извлекла тот самый здоровенный охотничий нож.

— Нет, я справлюсь, — упрямо ответила Аканэ.

— Тогда нож хоть возьми, им копать сподручнее, — настояла Ранма.

Аканэ с сомнением поглядела на нож, но взяла, и дело у неё начало спориться.

Убедившись, что задержка устранена, Ранма пошла разматывать спираль, взрывая песчаный грунт двумя палками.

* * *

Ами чувствовала себя крайне неловко, лишь титаническим усилием воли удерживаясь от того, чтобы чесаться и вертеться: шерстяное платье кололось. И натирало. И кусалось. Всё было бы не так плохо, если бы она не была одета в одно только шерстяное платье. Астат оказалась... Короче, торговалась она понапористей, чем старшая сестра Аканэ-чан.

Началось всё с того, что Ами прибыла в совершенно неподобающем по местным меркам наряде. Не говоря уже, что в бюстгальтере с мини-юбкой было холодно, она привлекла к себе взгляды, кажется, всего мужского населения долины. Кто-то даже едва не упал со сторожевой вышки. Ами зарделась, вжала в голову в плечи, и который раз захотела провалиться сквозь землю. Одно воспоминание вгоняло её в жар!

Ну а потом, естественно, выяснилось, что банальнейшее современное бельё в этом мире ценится чуть не на вес золота. И стеснительная девушка просто не сумела сказать «нет» когда Астат, расчётливая как сто Набики, начала торговаться.

Ну, не сумела сказать «нет» достаточно громко. А тот факт, что они с Астат были примерно одного размера, окончательно решил её судьбу. Ами поёжилась, вспомнив, как ловко её оставили в чём мать родила, невзирая на её слабые протесты. Она и моргнуть не успела. Правда, платье теперь принадлежало ей. Платье, которое кусалось как лютый зверь.

Поморщившись от неловкого движения, Ами подумала, что есть в этом и светлая сторона: волноваться за Аканэ-чан с Ранму-куна было совершенно некогда.

* * *

— Так, а вот это не оно? — осведомилась Ранма.

Аканэ не ответила, энергично работая ножом и руками. Земля летела фонтаном, яма углублялась на глазах. Ей уже удалось найти несколько рёбер и две берцовые кости, и сейчас она аккуратно выкапывала... третью берцовую кость? Аканэ нахмурилась. Что-то тут было не то. Она отложила кость к остальным, и продолжила копать. Как жаль, что не удастся найти все. Падальщики наверняка растащили далеко, тут нужна лопата и неделя. А у них не было ни того, ни другого. Аканэ поёжилась. Погибнуть так вот, вдруг, чтобы тебя только через двадцать лет похоронили, да и то наспех... Она продолжила копать.

— Это что, издевательство такое? — с крайней степенью возмущения воскликнула Ранма, выпрямляясь и упирая руки в бока.

— Что? — Аканэ прекратила копать и выпрыгнула из асимметричной ямы. — Что такое? — Она подошла к мужу и обнаружила, что рыжая сверлит взглядом показавшийся из раздвинутых складок прогнившего мешка блестящий шар, размером где-то с апельсин. — Это... Это же токен, да? — Она просияла. — Мы нашли его! — Она торопливо нагнулась поднять.

— Погоди, это всё... — попыталась остановить её Ранма. Но не успела. Аканэ коснулась шара, и на мгновение превратилась в зеркальную статую. Над головой у неё всплыла чёрной тенью строчка непонятных символов, быстро растаявших в воздухе. Впрочем, черноволосая девушка этого не заметила, вздрогнув от того, что медальон разразился пошло-бравурной мелодией.

Аканэ резко выпрямилась, попыталась открыть его. Одной рукой было неудобно, и она всучила шар Ранме, кратко бросив «Держи!»

Ранма приняла подозрительный объект с опаской. Кондратий её хотя не хватил, но по плечу похлопал, этак дружески: на то мгновение, пока Аканэ была зеркальной статуей, движение той замерло, поправ все законы инерции. А когда та распрямлялась, в её движении произошёл резкий скачок, словно киноплёнка из которой вырезали несколько кадров. Ранме сразу стало очень неуютно. Что это было? Что с ними только что произошло? Самым неприятным было то, что она ничегошеньки не ощутила. Чувство опасности промолчало, как и прочие ки чувства.

— Ага! — радостно сообщила Аканэ, копаясь в медальоне. — Это первый из семи. Осталось собрать ещё шесть - и, только послушай, тут сообщается, что за нами закреплена, ээ, «ведущая гиперконтинуумная петля», которая укажет нам координаты всех остальных! — Тут её энтузиазм несколько приувял. — Правда я никак разобраться не могу...

— Семь, значит? — спросила Ранма, разглядывая лежащий на ладони шар. — Ну это однозначно издевательство! Нет, ты посмотри! Он ещё и четырёхзвёздный!

— Четырёхзвёздный? — непонимающе переспросила Аканэ, отрываясь от экрана чтобы разглядеть, наконец, токен.

Шар лежал на Ранминой ладони, переливаясь жидким металлом, словно оранжево-красное закатное небо отражалось от внутренней, зеркальной поверхности, а внешняя была прозрачной. Усиливая иллюзию, внутри шара лениво плавали четыре непонятные закорючки бездонно-чёрного цвета.

— Ничего не напоминает? — мрачно осведомилась Ранма.

— Нет. — Аканэ подняла на неё глаза. — А должно?

— А, ну да, это же для мальчиков... — пробормотала себе под нос Ранма. — Короче, манга такая есть, — пояснила она. — Я ей в детстве зачитывался. Так вот, там дракон, любое желание исполняет. А чтобы его призвать, надо собрать по всему миру семь дрэгонболов. — Она протянула шар Аканэ. — И что характерно, они такого же размера, только внутри звёздочки, а не руны. И начинается история с четырёхзвёздного... Пусть мне теперь кто-нибудь скажет, что это всё всерьёз!

— Ну, не знаю. Может, Ас-Аш этот тоже ту мангу читал, и ему идея понравилась. Сообщение-то на медальон пришло, и квота на использование порталов теперь безграничная.

— Серьёзно? — оживилась Ранма. — Тогда мы сможем Ами туда-обратно таскать, как только понадобится!

— Она тебе не вещь какая-нибудь, — мягко пожурила супруга Аканэ. По просторам саваны звонким эхом раскатился хляск подзатыльника.

* * *

Ранма безжалостно свалила дерево-губитель мощнейшим ки-зарядом. Аканэ покосилась с неодобрением на расход энергии, но ничего не сказала. Падая, хрупкий ствол разломился на несколько кусков. Из одного вышел отличный столб для надгробия. Ранма запарилась, выстругивая с одной стороны плоский участок для надписи. И тут они вспомнили, что так и не спросили имя покойной. Ранма пожала плечами, и высекла на очищенном от коры участке «РАИДАТУ» катаканой, расположив четыре крупные буквы в столбик, как положено. Аканэ добавила по краям песчаного холмика несколько крупных камней, и положила в центре ржавый ствол винтовки. Больше они ничего не могли сделать для безвестной представительницы клана ведуний, оставалось лишь отнести её медальон родным.

Постояв в молчании перед могилой - причём Аканэ ещё и извинилась перед духом усопшей за неподобающе тщательное погребение. Потом девушки развернулись, и направились к пирамиде. Багровое зарево заката быстро угасало, и земля начинала сливаться в однородное серое поле. Они бежали, далеко огибая каждое дерево, не желая ставить свои жизни на то, что не обознаются в темноте.

Чем ближе к пирамиде, тем больше становилось деревьев. Причём Ранма была уверена, что это именно деревья-людоеды. За километр до транспортного узла деревья пошли так густо, что пришлось замедлиться, осторожно выбирая путь словно в лабиринте: расстояние между соседними было слишком велико, чтобы прыгать с ветки на ветку.

— Зараза, — ругнулась Ранма. — Вот знал же, что надо найти секрет тех монахов, что умели стоять на плавающей тростинке.

— Это разве не байки всё? — с сомнением отозвалась Аканэ, больше жалея об отсутствии палок. Волосы у неё на затылке шевелились от ожидания, что нога в любой момент провалится, потом несколько секунд смертного ужаса, осознания, что ты уже всё, потом судороги... Она содрогнулась. Могло случиться и хуже - в ловушку могла попасть Ранма, оставив её рыдать над бездыханным телом.

Потом она вдруг вспомнила, что возле ствола ловушек не было! Разбежавшись, и игнорируя Ранмин предупреждающий возглас, она совершила огромный прыжок. И приземлилась у самого ствола очередного дерева-убийцы.

— Райцуй Дан! (Громового Молота Удар)

В дерево ударил ки-заряд, способный смести с ног быка. Дерево загудело от удара, содрогаясь и роняя ломкие ветви. Но устояло.

— Райцуй Дан! — не сдавалась Аканэ, вложив в ки-заряд втрое больше сил. Шар заряженого воздуха получился втрое больше. Ударил в дерево - относительно тонкое, крепко вцепившееся корнями в землю - и обтёк его с двух сторон, словно девятый вал неприступный утёс. Ствол трещал, за шиворот сыпался всякий мусор - но и только.

Аканэ глянула на неподатливое растение исподлобья. Идея рушилась на глазах. Чтобы свалить дерево, ей придётся каждый раз выкладываться, то надолго её не хватит! Полдюжины, может, дюжина - а потом она станет как выжатая тряпка. А им спешить надо!

Скрипнув зубами, Аканэ обернулась глянуть на рыжую. Та стояла скрестив руки, состроив скептическую мину. У него-то дерево с одного раза завалить получилось! Я что, настолько слабее? Аканэ снова перевела взгляд на дерево. Да ничего подобного, поняла она. У Ранмы просто более сжатый выходит. А я чем больше силы вложу - тем больше расширяется. И толку чуть. Что же делать? Сосредотачивать энергию надо месяцами тренироваться... Стоп, а если так? Она придвинулась ближе, сымитировав движение приёма. Ладони остановились почти у самого ствола. Да, так должно сработать. Ки не успеет расширится, вся пойдёт в дело. Теперь легонечко...

— Райцуй Дан!

Аканэ отбросило отдачей метра на полтора, её башмаки пропахали борозды в земле. Ладони звенели, словно она со всей дури залепила пощёчину литой стальной чушке. Но и дерево ки-разряда в упор не выдержало. Издав долгий, жалобный скрип, оно завалилось, приземлившись с треском и обломав свои висячие ветви. Как их ветер не валил, при такой хрупкости? Аканэ разбежалась по лежащему стволу, и легко допрыгнула до следующего: высота у паразитических деревьев была метров тридцать, куда больше, чем ширина кроны.

— А, вижу! — одобрила Ранма, сложив ладони рупором. — Только ты в следующий раз на сам ствол приземляйся, а то мало ли, что! — Она повторила маневр жены, прихватив с собой палку. Впечаталась на излёте в шершавый ствол с приглушённым «Уй». Но на землю не спрыгнула, обнимая дерево ещё крепче, лишь добавила: «Коала!», к недоумению Аканэ...

— Бак'сай Тэнкец'! (Сокрушающая Уязвимая точка)

Взрыв практически не задел Ранму, зато в стволе с противоположной от неё стороны образовалась большая выбоина.

— Так безопаснее, — сказала рыжая, соскакивая на землю и тряся правой рукой, в которую впилось несколько заноз. — Тебя не отбрасывает назад, нам никто гарантии не давал, что ловушек у ствола не будет. Хм, можно вообще на землю не соступать. — Она примерилась, и с резким выкриком нанесла по дереву удар ногой. То подумало, поскрипело, и завалилось. — Пошли, давай. — Ранма нагнулась поднять палку. — Такими темпами мы... — Палка выпала из её непослушных пальцев. — Не понял?..

Аканэ уставилась на неё с тошнотворным ужасом. На её правую руку. Ранма поднесла руку к лицу, видно в темноте было плохо. Попавшие под кожу мелкие щепочки... Пальцы не слушались, мышцы словно одеревенели. Ранма спешно повыдергала все занозы здоровой рукой.

— Не боись, — заявила она дрогнувшим голосом. — Доза наверняка была недостаточной... — Она стала растирать парализованную руку.

Аканэ была в панике. Стоит ли так делать? Не надо ли наоборот наложить жгут? Или сначала отсосать яд?

Прошла мучительная минута, потом другая. Ранма смогла пошевелить мизинцем. Попрыгала на одной ноге, проверяя равновесие.

— Пронесло...

Аканэ не была уверена, кто из них сказал это.

— «Баксай Тэнкец» исключается, — заключила Ранма. — Я просто осёл, что не догадался. Ветви низко свисают, первое же крупное травоядное такое дерево бы... А может, на них и ловушка. Ладно. Как бы то ни было, придётся использовать твой «Райцуй Дан», я пока однорукий. Только землю позади тебя проверять будем. — Она подхватила палку левой рукой.

Двинулись дальше. После десятого дерева - или это было двадцатое? - Аканэ уже не чувствовала рук, превратившихся в одну звенящую, пульсирующую боль. А путь ещё предстоял длинный. Ничего, поболит и пройдёт.

Привычно встала вплотную к дереву, ожидая, пока Ранма проверит землю позади...

— ..тит. Да ты слышишь меня? Хватит! — Рыжая тормошила её за плечо. — Они уже достаточно густо растут, пошли по веткам прыгать!

Путь по веткам с дерева на дерево оставил незабываемые ощущения. Одна - с одеревеневшими, отбитыми руками, другая - фактически однорукая, они раскачивались на тонких, прогибающихся, норовящих обломиться ветвях, прыгая вперёд словно два увечных гиббона-мазохиста. К счастью, путь был недолгим. Вокруг пирамиды деревья росли так густо, что можно было просто перепрыгивать с сука на сук там, где кроны переплетались.

А от входного проёма пирамиды тянулась мощёная камнем дорога, вся заросшая травой, на которой слабо угадывалась узкая колея от тележных колёс. Все деревья-людоеды по сторонам от неё были спилены на полсотни метров в обе стороны. Пни успели сгнить.

— Вот теперь и думай, — мрачно прокомментировала Ранма. — Бабка вряд ли использовала нас втёмную, значит её саму кто-то держит в неведении. Кто-то, кому выгодно пользоваться этим узлом, пока остальные племена думают, что тут динозавры лютуют. — Она потёрла руку, подвижность почти уже вернулась. — Я понимаю, своя деревня ближе к телу и всё такое, но... Яд, мне кажется, чисто паралитический. Я ни на миг ей чувствовать не перестал. Тогда, если сердце не остановится...

— Попавшихся сжирают заживо, в полном сознании? — Глаза Аканэ округлились от ужаса. — Какие же сволочи те, кто пускает ложные слухи! — Её передёрнуло, и Ранма не могла бы сказать, от ужаса или от желания свернуть шею-другую.

— А может, и занесли эту чуждую дрянь не случайно, — желчно добавила Ранма. — Растут только вокруг портала, и чем ближе-тем гуще... Не хотел бы я идти через мир, откуда они родом.

Портал открыли прямо на крышу дома Лаыдат. Постучав для проформы, Ранма бесцеремонно вошла в дом - да так и замерла. Аканэ наткнулась на неё, заглянула через плечо - и тоже замерла.

Ами, одетая в зелёное шерстяное платье, сидела за столом, деловито работая с медальоном - пальцы правой руки так и порхали. В левой она рассеянно держала забытый ломоть хлеба с сыром.

— Ами-чан? — ошалело спросила Аканэ, вытягивая собственный медальон за цепочку, убедиться что он на месте. — У тебя же квота посажена?

Старая Лаыдат ничего не сказала, но подняла на них взгляд, полный такого мучительного ожидания, что Ранма невольно задвинула непонятную загадку на задний план, и сразу перешла к делу:

— Мы... нашли её. Вот. — Она протянула инертный медальон старухе.

Та приняла его дрогнувшими руками:

— Как она умерла? — Голос её был глухим, напряжённым.

— Она... — Ранма замялась. Правду говорить не хотелось совершенно. — Быстро. Дерево-людоед, нога попадает в ловушку, ядовитые шипы. Яд сильный, моментальный. Потом завры довершили дело...

— Вот как. — Старая Лаыдат открыла медальон. Тот ожил, словно и не пролежал два десятка лет под открытым небом. Она долго, печально смотрела в экран невидящими глазами. Потом встряхнулась, и ввела короткую команду. Медальон блипнул, и на мгновение стал из красновато-медного зеркальным, словно хромированным. Её собственный разразился короткой, назойливой мелодией. «Вот и всё, — сказала старуха. — Внуча, поди-ка сюда.» Она ввела ещё одну команду, чуть подлиннее.

Астат вошла сразу, словно подслушивала за занавеской. Приближалась она медленно, с трепетом, и Ранме показалось, что творится какое-то священнодействие. Молодая женщина приняла медальон обеими руками, словно какую-то реликвию. Механизм блипнул как-то чересчур обыденно, вразрез с торжественностью момента. Бабкин разразился противненьким бравурным маршем. Астат медленно, всё с тем же трепетом, повесила медальон себе на шею. А потом старая и молодая обнялись, и стояли так молча почти минуту.

Аканэ чувствовала крайнюю неловкость: они с Ранмой явно стали свидетелями чего-то глубоко личного.

* * *

— Ами-чан, у тебя же квота была посажена? — спросила Аканэ, как только поставила ту на ноги на крыше, подальше от чужих ушей. — И откуда второй интерактор?

— Не волнуйся, — поспешила заверить её Ами. — Когда вы нашли токен, наша квота во всём, что касается оперирования порталами, стала безграничной. Ноль за открытие, ноль в секунду.

— Круто, — одобрила Ранма.

— Но это только пока одна из нас держит при себе хотя бы один токен, — поспешила уточнить Ами.  — А медальон... Я сразу воспользовалась чтобы создать себе... Нет, это не интерактор, тот может быть только один на нас троих. Это - портальный контроллер, его функции крайне ограничены. Можно управлять порталами, читать энциклопедию...

— Всё равно круто, — подбодрила её Ранма. — Я уверен, ты и с таким многого добьёшься, дай только время... Кстати, может махнёмся? Нам только порталы...

— Нет, — оборвала её Ами. — Вам нужны расширенные функции работы с картами, которых нет... Что я говорю. Самое главное - у портального контроллера есть одна функция, — Ами подняла свой медальон, демонстрируя картинку на экране, — которой нет у типового интерактора. Нецелевое применение этой функции позволяет следить за живыми организмами, адресуя их по ДНК. Вот, глядите.

— А, здорово, — сказала Ранма, наклоняясь рассмотреть экран. На зеленоватом светящемся фоне двигалось переплетение тончайших чёрных линий.  — Эй, это же я! — Бессмыссленные линии вдруг оказались контурным рисунком,словно манга с никуда не годной штриховкой, и она поняла, что видит себя, Аканэ и Ами, вид с высоты птичьего полёта. — Вон, даже косичку видно! — Она подняла взгляд, вперившись в Ами. — Тогда мы и Усаги можем так же найти? Здорово! Выходит, мы уже не зря за этим токеном мотались.

— Не всё так просто... Хотя, да. Сложности чисто технические. Но ещё мне нужен её генетический материал, а лучший шанс найти его - в доме Цукино. Поэтому мы сейчас же отправляемся в Токио. —  (прим. 5) Ами набрала что-то на своём медальоне, и у неё за спиной открылась арка портала в зеркальный зал. — Идёмте. Я только вас ждала. Вторая арка была уже открыта, невидимая с того места, где они стояли, но проявлявшая себя сильным ветром из портала, трепавшим волосы Ами. Звуки большого города доносились хоть издалека, но ясно различимые посреди тихого городка.

— Погодите! — воскликнула Аканэ. — Мы же бабушке всей правды не рассказали!

— Ничего, — успокоила Ранма. — Она женщина опытная, уж как-нибудь догадается сложить два и два.

— Идёмте же, люди волнуются, — поторопила Ами. — Да и портал нельзя держать открытым слишком долго.

— А как же отсутствие ограничений? — недоверчиво спросила Ранма, делая вслед за ней шаг через портал.

— С нас они сняты, но остались у машин, создающих порталы. — Она вышла в Токио через соседнюю арку, и Ранма за ней. — При соединении на такие дальние дистанции, как сейчас, через несколько минут наступит перегрузка и произойдёт аварийное отключение. Мне не хочется проверять на практике, что при этом случится. — Ами развернулась, убедиться, что Аканэ вышла вместе с ними.  — Ас-семь ытат ашэш ушст, закрыть портал.

— Свои! Мы свои! — нервно крикнула Аканэ солдатам, целящимся в них из-за укрытий из мешков с песком. — Сэйлор воительницы, по важному делу!

— А места понеприметнее нельзя было выбрать? — осведомилась Ранма, озирая огромную стройплощадку, простёршуюся во все стороны. Они, как выясняется, высадились внутри большой плоской воронки, оставленной порталом демона. Воду уже откачали, толстые гофрированные шланги тянулись, уходя за край. Дальше были насторожённые отряды сил самообороны, танки и пулемётные гнёзда, а за ними - строительная техника, работающая на разгребании завалов.

— Нельзя же так без предупреждения! —  обругал их офицер сил самообороны, подходя к девушкам.

— Простите, — стушевалась Ами. — Эта точка - слабое место в межмировых барьерах. Мы... не могли выйти где-либо ещё. — Она оглядела ряды наскоро воздвигнутых укреплений. — Вы совершенно правильно поступили, что организовали оцепление. Любой Ас-пользователь может открыть сюда портал, эта зона... уже является частью Ас. — Она вдруг умолкла и начала спешно копаться в медальоне. — Но вам стоит отодвинуть кольцо на двадцать три метра. Заражённая зона шире воронки, портал может открыться у вас за спиной!

— Прошу прощения, с кем имею честь?.. — осведомился офицер.

— Сэйлор Меркури, и..инкогнито. Я прошу... Прошу помощи, нужно организовать... Ох, извините, я не могу больше... — Ранма с Аканэ скосились на такое неожиданно странное поведение — Подержи на минутку! Извините, я спешу! — Бросив свой медальон Аканэ, она бросилась прочь, за кольцо оцепления. Спряталась за каким-то танком, выкрикнула «Меркури стар пава, Мейк-ап!» - голубая вспышка... стон облегчения?.. - и вот уже из укрытия выходит Меркури, как всегда спокойная и собранная.

— Погодите, я недолго! — крикнула она двоим, и скачками унеслась по крышам, открывая на ходу коммуникатор.

— Наша магия не работает в этой зоне, — пояснила Аканэ озадаченному офицеру, упрятывая медальон с цепочкой в карман. Она сама была озадачена. Что за зуд гнал Ами-чан так торопиться, что даже слова путала? — Приходится полагаться на боевые искусства. Ну и на Меркури. Не знаю, что бы мы делали без её умения во всём разобраться.

— Вот как. — Офицер покинул их, раздавать приказания. Скоро вокруг стоял шум и суета: сновали с мешками песка солдаты, лязгали гусеницами пятящиеся танки.

— Говорливая ты наша. — Ранма экспроприировала мешок с песком, и уселась на нём, скрестив ноги. Потом вытащила из-за пазухи мешочек с токеном, вытащила шар, и с недоверием воззрилась на него. Шар при нормальном освещении оказался переливчато-серебристым. — Хм. Ну, хоть не оранжевый... Подозреваю, лучше нам за пределы зоны с этой штукой не выходить.

— Почему? — удивилась Аканэ.

— Ну, это ведь важная часть Ас, — пояснила Ранма, прищурив один глаз и пытаясь разглядеть шар на просвет. — А на границе зоны, Ас, вроде как, кончается. Кто знает, что будет, попытайся мы его вынести? Может, ничего не будет. Может, он развеется, как наши сейфуку здесь. Или зона вырастет, чтобы вместить его. Или бахнет, как когда Усаги... Короче, проверять не хочется совершенно.

— Думаешь? — Аканэ поглядела на токен новым взглядом. До сих пор она воспринимала его, скорее, в позитивном свете: как же, средство спасти Усаги! Но если эта штука могла быть опасна... Ей тоже стало неуютно. — А не может... — Она поёжилась. — Не может тот рыцарь отследить нас по этому токену? Как думаешь?

— Да кто ж его знает, — Ранма пожала плечами. — Знать бы, где его сейчас носит, и что ему вообще надо было?

* * *

Закованная в доспех низкорослая, коротконогая фигура плавает в некоем нераспознаваемом пространстве, где нет чётких признаков верха и низа. Светящиеся линии пронизывают многоцветное марево во всех направлениях, меж ними плавают тысячи порталов, ведущих в самые разные места,хотя большинство показывает звёздную черноту открытого космоса.

Повернув голову на одному ему слышный сигнал, рыцарь без видимых усилий переносится к одному из порталов. На другой стороне виден конференц-зал, несколько человек, собравшихся за трибуной, и толпа журналистов. Сверкают фотовспышки, выстроились на треногах массивные телекамеры.

— Ага. Родили, наконец. — рыцарь даёт сигнал сделать портал двухсторонним. Сверкание фотовспышек резко усиливается, высвечивая зеркальные изгибы доспеха, видимые через внезапно возникший в воздухе овал. Вытянутый, зализанный шлем без забрала бликует, не выражая ничего.

— Рад, что удалось прийти к взаимопониманию, — устало начинает рыцарь. Впрочем, собравшиеся слышат лишь бесстрастно-безликий голос механического перевода: английский не входит в число языков, которые он потрудился выучить. — Теперь касательно контактов. С моей стороны ответственными за...

— Вы не поняли, — перебивает его глава делегации, импозантный мужчина за пятьдесят. Он высится над трибуной, внушительный и непреклонный, венчик седых волос окружает бликующую лысину. — Мы собрались здесь сегодня чтобы заявить: ваши требования неприемлемы!

— Прошу прощения? — в голосе рыцаря прорезается раздражение, он скрещивает руки. — Мне казалось, я ясно дал понять...

— Народы свободного мира никогда не склонятся перед подобным диктатом! — Весь мир сейчас смотрит на них глазами множества телекамер. Ну, то что от него осталось после недавнего, весьма досадного, ракетно-ядерного инцидента.

— При чём здесь это? Вы понимаете, что будет с вашей планетой, если вы откажетесь?

— Беспочвенные, голословные заявления. — Оратор уверен в себе. Если бы этот... пришелец представлял реальную угрозу, то не стал бы размениваться на слова. Нет, на орбите уже висел бы флот вторжения. Наивно полагать, что имеющий силу ей не воспользуется. Так что этот гуманоид в доспехе - «один лай, никакого укуса», как любят говорить в штатах. Точнее, говорили - пока эти самые штаты ещё существовали. — Британские учёные всё перепроверили, никакой угрозы экологической катастрофы нет, и не было. — Не совсем правда, точнее, совсем неправда, но телезрителям знать необязательно. Да и что значит пара-тройка сотен миллионов по сравнению с уже случившимся? Меньше ртов кормить. Тем более, что нежданно оказавшиеся сверхдержавами, Аргентина, ЮАР и Австралия совершенно к новой роли не готовы.

— Ваши «учёные» не обладают и тысячной долей моих возможностей. — Рыцарь почти рычит, терпения на подобных типов у него никогда не было. — Последний раз предлагаю передумать. Второго шанса не будет!

Если бы они могли слышать неприкрытую угрозу в его голосе, то ещё сто раз бы подумали, как ответить. Но выхолощенный,безликий перевод убаюкивает, создавая ложное ощущение безопасности.

— Устав ООН... — помпезно начинает глава делегации.

— Которая в данный момент витает радиоактивным пеплом, — обрывает его рыцарь. — Вместе с штаб-квартирой, Нью-Йорком, и северным полушарием. Я ваше мнение услышать хочу, а не замшелые догмы. Ваше лично, и остальных делегатов. Я был под впечатлением, что именно собравшиеся здесь обладают властью принимать решения в сложившейся ситуации.

— И мы говорим: «Нет!» — гремит в ответ человек на трибуне.

Делегаты шумно выражают солидарность, картинно играя праведное возмущение и стойкую непокорность - всё ради множества телекамер. Они покажут, что никакой инопланетный диктатор не сможет навязать свою волю народам Свободного Мира!

Рыцарь издаёт нечленораздельный звук. Увы, на позе его крайняя степень раздражения никак не отражается, а автоперевод молчит. Следует немая сцена, наполненная чувством собственного достоинства с одной стороны, и скрежета зубовного с другой. Потом рыцарь вдруг спрашивает, ласковым таким голосом:  — Цинкерман, вы говорили, ваша фамилия?

— Да, Цинкерман, — нейтральным тоном отвечает глава делегации, слегка озадаченный и от этого насторожённый. Любые странности в политике такого уровня бывают чреваты. А уж при ведении переговоров с практически неизвестной стороной... — Вы должны были получить список. Избранные волей народов Свободного мира, господа Хьюз, Эйгинсон...

— Достаточно! — перебивает рыцарь, потирая руки. В его голосе сквозит такая хищная, первобытная радость, что слышь её делегаты - волосы бы у них точно стояли бы дыбом. — У меня как раз свободен специалист, который решит ваш вопрос. Окончательно решит... Ждите, сейчас прибудет.

На душе у собравшихся шевелится гаденький такой холодок. Эти слова об окончательном решении... Конечно же совпадение, не может же инопланетянин настолько разбираться в земной истории? Многие внезапно вспоминают о своей заменимости, из-за которой истинные властители мира и выдвинули их на этот фарс. От этого им становится ещё неуютнее.

Рыцарь, что характерно, не обращает на них ни малейшего внимания, занятый работой на виртуальном манипуляторе, что со стороны выглядит, как плетение руками загогулин в воздухе.

Внезапно, прямо на подиуме открывается портал. Делегаты в тревоге отступают с подиума. Из портала в зал шагает высокий, атлетичный человек. Незнакомец скрещивает руки и молча стоит, обводя собравшихся недобрым взглядом. Портал у него за спиной закрывается.

Разглядев новоприбывшего, делегаты приходят ужас. Один вскрикивает, словно раненый заяц, другой в слепой панике пытается отползти на карачках. Ибо, невзирая на мускулистое тело атлета, светлый цвет волос и голубые, со сталью, глаза настоящего арийца, невозможно не узнать эти черты лица, эту косую чёлку и характерный квадрат усиков над верхней губой. Такое не забывается, это узнает каждый.

Кто-то из охраны заполошно стреляет. Неуловимое движение руки - и новоприбывший разжимает кулак. На ковёр сыплются раздавленные пули.

— Свободного мира, значит, — тихо, но зло произносит ариец. — Представители. — Он обводит собравшихся взглядом, на его скулах начинают играть желваки. — Мало вам того, что вы с моей Родиной сделали.(прим. 6) — Его ноздри раздуваются от еле сдерживаемой ненависти, а глаза начинают светиться лютым голубым светом. — Мало вам власти над целым миром. Теперь и на руинах его решили...

— Стреляйте! Стреляйте! — отчаянно кричит глава делегатов, пока его коллеги ползают под креслами или жуют галстуки. Его давший петуха голос несколько не вяжется с волевым выражением лица и героической позой. Но играть - так уж до конца. Охранники открывают беспорядочный огонь, рискуя задеть многочисленных журналистов. Пули с глухим стуком плющатся об арийца и просто падают вниз, усеивая ковёр свинцовыми блямбами.

— Стреляйте, стреляйте, — произносит тот на немецком, кривя губы в презрительной усмешке. Голубоватая аура начинает окутывать его, прорезаемая вспышками молний. — Все деньги мира бессильны помочь вам! — Пара призрачных кристаллических крыльев разворачивается у него за спиной, напоминая стилизованные крылья орла. Оживший кошмар начинает медленно, зловеще подниматься в воздух. — Ибо я вернулся. И аз есмь бог.

Полюбовавшись набирающим обороты приспешником с умилением бабушки, взирающей на любимого внука, рыцарь закрывает портал. Крики отчаяния были музыкой для его ушей, позволив успокоить нервы, истрёпанные общением с демократами. Какое, однако, полезное добавление к команде! Даже не нужно реального сионистского заговора, достаточно малейшего тени намёка на сионистский заговор, чтобы он завёлся! И какое рвение, какой напор!

— Так. Считай, с этим миром разобрались, — с удовлетворением заключает рыцарь. — Вроде, ничего не забыл... А! — С лязгом хлопнув себя по укрытому бронёй лбу, он начинает набирать команду поиска на своём виртуальном манипуляторе. И скоро получает искомое. Портал-окно, открывшееся перед ним, показывает вид с высоты птичьего полёта на саванну с редкой, высохшей травой и разбросанными там и сям редкими, весьма развесистыми, деревьями.

— Превосходно! — восклицает он с удовлетворением в голосе, потирая закованные в перчатки руки. — Лучше и придумать нельзя! — Он приближает картинку, спуская портал вниз, чтобы получше разглядеть светловолосую фигурку, устало плетущуюся по этой негостеприимной местности.

* * *

Солнце медленно сползало к горизонту, уже не такое палящее. Но воздух всё ещё оставался нестерпимо горяч. Усаги еле передвигала ноги, измученная жарой и жаждой. Воды пока не попадалось, что наводило на мрачные мысли. Но ещё больше давило полное, абсолютное одиночество, противоестественное самой натуре общительной девушки. В довершение, ещё и левая туфля порвалась, постоянно спадая с ноги. А сухая трава здесь была мягкой и приветливой как колючая проволока.

Усаги остановилась и вздохнула. Вздох получился больше похожим на всхлип. Ей страшно не хватало подруг, но пуще того  - её возлюбленного. Будь он здесь, он бы... Она придушила эту мысль, чтобы не стало ещё хуже, и мысленно выругала себя: «Это тебе урок, ленивая зайка. А то привыкла болтаться в задних рядах, пока другие за тебя вперёд идут. Попробуй вот теперь, для разнообразия, справиться в одиночку!»

В одиночку... Она снова полувздохнула -  полувсхлипнула. А какой смысл плакать, если услышать тебя некому? Нельзя было даже утешиться надеждой, что её просто занесло в Африку. Усаги снова покосилась на раскалённые луны - двойняшки, светившиеcя багровым, словно злобные буркала, уставившиеся на неё с темнеющего небосвода. Нет, определённо не Земля. Ну вот, и в животе опять урчит. Нет, постойте-ка...

Усаги подняла голову. Перед ней, на фоне заката, горой высился какой-то огромный зверь. Только тускло блестевшие глаза были различимы на фоне чёрного силуэта, чья покатая холка вздымалась много выше Усагиной головы...

— А, так это у тебя в животе урчало! — с облегчением воскликнула она.

Зверь продолжал молча буравить её взглядом. Потом смачно, с шумом, облизнулся.

Усаги сглотнула.

* * *

28 мая - 6 октября 2012

Ding! Tropes unlocked:
* Never Bring a Knife to a Fist Fight

 
 

Примечания автора:

1
Бабуля в огнестрельном оружии разбирается не очень хорошо, как вы, наверно, уже поняли.

2
Стычка Ранмы, Рёги и Муса с макаками - см. том 24, глава 5.

3
Многие ошибочно полагают, что Ранма свысока смотрит на использование оружия. В то время, как правда заключается в том, что для него, на его запредельном уровне, любое оружие кроме эпического/легендарного магического, будет бесполезным мусором. А Ранмавселенная от эпического оружия совсем не ломится: раз, два, и обчёлся. Геккадзя, Киндзякан, да ещё пара мечей, оказавшихся, впрочем, мало полезными.

4
Перечитайте мангу - и увидите, что герои предпочитают бег гигантским прыжкам при первой удобной возможности.

5
Идентификация по ДНК: в 36-й серии аниме, Кунсайт из Тёмного королевства пытался отследить Сэйлор Мун именно этим методом, после того, как ему в руки попал её волос.

6
А вы таки ожидали от него объективности? Да ни в жизнь. Если бы вы могли воскресить его, то рисковали бы заработать разрыв шаблона: он бы не моргнув глазом заявил, что это евреи во всём виноваты, и что это они первые начали (!), а он жил и умер героем, борясь с мировым злом. Двойные стандарты? Нет, двойные стандарты идут и тихо давятся от зависти.

Благодарность за вычитку:
— Pusakuronu
— Crystal
— пользователям Orphus (2 ляпов)
— пользователям Orphus (10 ляпов)
— пользователям Orphus (5 ляпов)
— пользователям Orphus (9 ляпов)
<< предыдущая глава ~~Ваша судьба аннулирована - главная~~ следующая глава >>

Обсудить сам фанфик или его перевод можно на нашем форуме (но на форуме нужно зарегистрироваться ^^
Это не сложно ^_^)

Будем благодарны, если вы сообщите нам об ошибках в тексте или битых ссылках ^_^ — напишите письмо или на форум, или еще проще — воспользуйтесь системой Orphus

Ошибка не исправлена? Зайдите сюда. В этой теме я буду выкладывать те сообщения, из которых я не поняла, что мне исправлять