Автор:
Cheb

Эта история относится к фанфикам. Будучи таковым, она в неоплатном долгу перед создателями используемых ниже персонажей: Румико Такахаси, создавшей Ранму, и Кунихику Икухарой, создавшим Сэйлор Мун на основе работы Наоко Такеучи.

Ваша судьба аннулирована

Глава 11,
Мёртвая зона

Двое девушек размеренно шагали по каменистым и пустынным сопкам, где не росло ни травинки. Плечи им непривычно оттягивали небольшие, килограмм по двадцать всего, рюкзаки. Впереди шла Аканэ, полная несгибаемого оптимизма невзирая на всю рискованность пути. Одета она была в мешковатые камуфляжные штаны, расстёгнутую куртку такой же камуфляжной расцветки и серо-зелёную майку под ней. На ногах у неё были тяжёлые башмаки на ребристых подошвах. В кильватере у неё плелась сумрачная Ранма, терзаемая самыми дурными предчувствиями. Одета она была по-прежнему в свой красно-чёрный китайский наряд с кун-фу-тапочками.

— Нет, ну что за свинство, — бухтела Ранма, нахохлившаяся то-ли от недовольства, то-ли от здешнего промозглого ветра, посвистывающего в камнях. — Ну здесь ещё ладно - а попадётся нам в следующем мире река серьёзная - как мы тебя переправлять будем?

— Ну чего ты всё нудишь? — не выдержала в конце концов жена, задетая за живое упоминанием своего слабого места. — А если нам табун кошек попадётся? Нам что, собаку надо было с собой брать?.. И хватит уже на мозги капать, у меня и так от этой штуковины голова пухнет. — Она раздражённо потрясла медальоном.

― Прости, ― ответила Ранма. Причём особого извинения в голосе её не чувствовалось. — Просто, знаешь, достало всё. Мы ещё первого шага не сделали, а чувство такое, будто вымотался. — Она фыркнула. — Но ты права. Хватит ныть, как бы этот мир над душой ни висел... — Она умолкла, задумавшись, и какое-то время тишину нарушали только похрустывание камушков под ногами да посвистывание ветра. Потом Ранма хлопнула себя по лбу и продолжила легкомысленным тоном:

— Ну, это я просто ною от того, что застрял. Но Шампу-то куда хуже пришлось.

— Что-что?.. — Аканэ остановилась, и развернулась уставившись на неё.

— Застряла кошкой, такая вот глупость.

— Вот же беда какая! — искренне огорчилась Аканэ. — Я так надеялась, что хоть с этой заразой всё обойдётся.

— Я тоже, — согласилась Ранма. — Ну, батя - ладно, ему пофиг. Но слепой идиот и кошатина такого не заслужили. А вот не срослось. Смотреть на неё больно было - уши повесила, глаза какие-то тусклые, даже на меня прыгать не стала... Ну, короче, я даже пособолезновать не успел. Мус как меня разглядел - осатанел, сразу. С катушек просто сорвался. Нет, я понимаю, обвинить-то кого-нибудь надо, чтобы на душе полегчало и всё такое. А тут я подвернулся... Короче, пришлось его егойными же цепями повязать, и карге вручить, из рук в руки. Но возни было...

— Ладно, — Аканэ развернулась вперёд и зашагала с прежней энергией. — Чем скорее вернём Сэйлор Мун, тем скорее всё устроится. Надеюсь, хоть Пи-чан был в человеческой форме когда это случилось.

Ранма буркнула невнятно, соглашаясь. В своё время, Великое И Страшное Откровение, которого он так боялся, обернулось не всепоглощающим взрывом, а жалким пшиком. Аканэ даже к Рёге хуже относиться не стала - однако завела привычку саркастически звать его «Пи-чаном» независимо от формы. От чего дуболом гарантированно тушевался и старался слинять пошустрее.

* * *

(перед выходом)

— Не утащишь, — с сомнением сказала Аканэ.

— Ну, а что делать? — Ранма застегнула рюкзак. — Ну, не приучен я без нормальных припасов в серьёзные походы отправляться. — Она критически взвесила рюкзак на одном пальце. — И так вон самый минимум уже урезаем. Если бы знать хоть, к чему в следующих мирах быть готовым... — Она надела рюкзак.

— Проходили уже, — буркнула Аканэ. — Не дави на Ами.

— Я пробую по всякому, — виноватым тоном отозвалась девушка-гений. — Но пока что это ограничение похоже на фундаментальный закон, наподобие релятивистских принципов. Если пожертвуешь семьдесят процентов своей квоты...

— Нет уж, — отрезала Аканэ. — Его квота - неприкосновенный запас. Мало ли на что ещё понадобится!

— Так я и не возражал вроде, — примиряющим тоном согласилась Ранма, направляясь к проёму.  — Ас-семь Тхачщас Ыт-Сут, открыть портал в этом проёме, ээ, туда же, куда раньше.

«Предупреждение, — оповестил механический голос. — Ээ не является валидными координатами. Внимание, открываю портал в проёме пять по предыдущим координатам.»

— Ну, — сказала Ранма, делая осторожный шаг сквозь портал. И тут же крякнула, согнувшись под тяжестью рюкзака. Она не сдалась, и даже пробежалась, сделав круг в пару сотен метров на подгибающихся ногах. Вернулась, запыхавшаяся, сбросила рюкзак и тихо ругнулась.

— Говорила же, — уныло подытожила Аканэ. — Давай дальше разгружать.

— Ну что за гадство, — бухтела Ранма, выкидывая вещи, от наличия которых вполне могла зависеть их жизнь. — Ведь сорок килограмм всего!

* * *

Так она персонально, на своей шкуре, выучила что значит «нулевой ки-фактор». Этот противоестественный мир отрицал силу духа так же, как он отрицал силу магии. Обе девушки ощущали на душе противную тяжесть, подобную тяжкой каменной плите, висящей в сантиметрах над твоей макушкой: нечто подавляющее одним своим присутствием. Любые попытки применить ки, частые из-за инстинктивности, упирались в этот невидимый, иначе почти неосязаемый барьер. В их распоряжении осталась лишь мускульная сила, как у простых, хоть и тренированных, смертных. И с собой удалось взять лишь самые незаменимые из припасов, килограмм по двадцать на каждую. Всё остальное оставили позади, и теперь в значительной мере надеялись на удачу.

Идти было далеко, глазу было не за что зацепиться на этих однообразно-безжизненных, каменистых взгорьях. Ничто не отвлекало от разных непрошеных мыслей, подползающих незаметно словно ластящиеся кошки. Если подавление ки в следующем мире окажется таким же драконовским - далеко они уйдут? Долго выдержат? Никто из них не мог сказать наверняка. Ами просто не хватило данных и времени, а сама она... Ранме не надо было даже сосредотачиваться чтобы ощутить, как этот мир давит на неё - исподволь, но неотступно, стремясь превратить в мёртвую материю. Её дух успешно сопротивлялся, но силы были небезграничными, а терпеливое, давящее присутствие - вечным. Этот поход был подобен нырку с задержкой дыхания. Сдюжишь, дотянешь - ничего с тобой не случится. Не хватит дыхания - станет больше корма для рыб... Хотя тут-то как раз рыб никаких не было. Всё живое в этом мире-кладбище давно умерло, и даже дышалось как-то с трудом. Хоть Ами и уверяла, что атмосфера пока оставалась пригодной для дыхания, несмотря на убывающее количество кислорода, пополнять который было уже некому.

Что досаждало больше всего - она не могла оценить, надолго ли её хватит. Подобно человеку, ныряющему первый раз в жизни, она могла только сказать, что время её убывает. Но хватит ли дыхания дотянуть до дна и вернуться? Вынырнешь ли, слегка запыхавшийся - или уйдёшь во тьму, корчась от боли в лёгких?

Короче, поводов для оптимизма было море. Ибо подавление ки оказалось лишь верхушкой айсберга.

* * *

(перед выходом)

— Радиация?!.. — внезапно воскликнула Аканэ, чем привлекла внимание Ранмы к себе и Ами.

— Боюсь, что да, — ответила девушка-гений, полностью поглощённая экранчиком медальона. — И уровень довольно высок. Чернобыльская зона например, гораздо безопаснее.

— Ээ, А что это за... Ченоби... Или как его?.. — спросила Ранма, притворяясь не особо заинтересованной. Лучше опозориться, чем кусать потом локти - этот урок она уже выучила.

— Ты такой невежда, что смотреть больно! — возмущённо выругала её Аканэ. — Черну... Короче, это - название атомной электростанции взорвавшейся в... девяносто первом?.. Или это был... ээ... — она со стыдом умолкла. Ранма ухмыльнулась, подтверждая свою несносность.

— Это была величайшая атомная катастрофа, о какой знает наш сегодняшний мир, — вежливо прервала их Ами. — Чернобыль - это русская атомная электростанция, взорвавшаяся в восемьдесят шестом. К счастью, сравнимых по масштабу катастроф в человеческой истории больше не было. Последствия были ужасны: заражённой оказалась огромная область, те, кто жил там, или эвакуировались, или умерли с течением лет от облучения. И вся зона вокруг станции стала на сотни лет непригодной для человеческого обитания. Живые организмы там часто подвергаются ужасным мутациям... Ну, знаете, шестиногие кролики, сосны с тридцатисантиметровыми иглами... Любимый материал жёлтой прессы. — Она помолчала. — Надеюсь, наши отечественные атомные станции построены надёжнее.

— И та зона по сравнению с этим местом - безопасна?! — Ранме такие новости совершенно не понравились.

— Я бы на вашем месте не слишком волновалась из-за радиации, — сказала Ами. — Её распространение очень неравномерно, вы сможете обойти все опасные зоны благодаря карте, которая тут есть. — она указала на медальон. — Нет, что меня беспокоит - так это описанная здесь концепция «темпорального шума». Я никогда не встречалась с подобным - ни в современной науке, ни в записях Серебряного Миллениума.

— Хуже, чем радиация?.. — неверяще переспросила Ранма, в то время как мрачное предчувствие заползало ей в душу словно ластящаяся гадюка.

— ...Да, — медленно отозвалась Ами, погружённая в чтение. — В этой статье говорится, что он разрушает механизм репликации ДНК, приводящий к резкому снижению способности клеток к делению. Результат даже небольшой дозы воздействия - почти полная утрата многоклеточными организмами регенеративных способностей.

— Ээ, а разжевать для умом обделённых? — намекнула Ранма. — Это чего всё значило? Раны перестанут заживать, или что?

— Гораздо хуже, — рассеянно ответила Ами, не отрывая глаз от экрана. — Общий эффект будет аналогичен преждевременному старению, как при некоторых генетических заболеваниях, но ещё резче. — Она подняла глаза глядя прямо на Ранму. — Знаешь ли ты, что наши тела постоянно разрушаются? Только наши регенеративные механизмы, непрерывно заменяя износившиеся клетки, позволяют нам жить десятилетия вместо месяцев.

— Месяцев?.. — Ранма нервно сглотнула.

— Да, — твёрдо ответила Ами. — Пройди через зону темпорального шума - и без непрерывной регенерации твоё тело состарится и одряхлеет всего за несколько месяцев.

Ранма окаменела, представив себя в шкуре Колон. Волосы у неё встали дыбом, включая косичку.

— И вот, кстати, почему, — рассеянно закончила Ами, повернувшись обратно к медальону и поэтому не замечая у себя за спиной каменной статуи в форме Ранмы, — нам нужен регулярный сон. Регенерация работает только когда мы спим... Или когда мы в Сэйлор-формах, — добавила она.

Ранма с дробным стуком осыпалась кучей камней и песка.

* * *

Путь не только пролегал по обманчиво-пологим сопкам, но и безбожно петлял из-за густо усыпавших местность зон темпорального шума. Пятна запредельной радиоактивности тоже попадались, хоть и редко.

Ранма молча шагала вслед за Аканэ, которая время от времени поглядывала на крошечный экранчик медальона, корректируя курс, чтобы обогнуть опасное место. Медальон жизнерадостно позвякивал, даже в относительно «чистых» местах показывая уровень радиации раз в пятнадцать выше всех мыслимых санитарных норм.

Но радиация была сущей мелочью по с равнению с...

* * *

(перед выходом)

— Ка... кто?.. — ошарашенно переспросила Ранма.

— Хас-ыщаыты, — пояснила Ами. — Крупномасштабные неорганические формы жизни, производящие ядерные взрывы в сезон размножения. К несчастью, их сезон размножения сейчас в самом разгаре, как могли только что убедиться.

— Да что ж это за звери такие, что производят ядерные взрывы когда занимаются... эээ... этим? — опешила Ранма.

— О них здесь сказано очень мало, — извиняющимся тоном ответила Ами. — Они эндемичны для миров с нулевым ки-фактором. А поскольку выживание человека в таких мирах хоть сколь-нибудь длительное время невозможно, то их просто некому изучать. Я так думаю. — Она сосредоточилась на экране. — Так, посмотрим. Примерно километр в диаметре, питаются, раскапывая горы и поглощая различные минералы. Когда кормятся, то находятся в стационарном состоянии, и выглядят как кратер, наполненный нефтью... Так что они тогда, жидкие, получается?.. Когда перемещаются - формируют вихревую воронку, состоящую из их собственного вещества и поглощённой скальной породы. Мммм... Типичная вихревая воронка - от одного до трёх километров в диаметре, от двух до пяти в высоту. При перемещении оказывают интенсивное ландшафтообразующее воздействие. Наилучшее средство отпугивания - ... ядерный заряд мощностью от одной до десяти килотонн. Прямое попадание заставляет отступить или свернуть в сторону... Так, и последний факт - хотя эта информация помечена, как неподтверждённая: они радиоактивны. — Ами подняла глаза от экрана. — Если это так, то их вихревая воронка должна поднимать в воздух большое количество радиоактивной пыли. В таком случае приближение к ним даже на несколько километров, особенно с подветренной стороны, приведёт к неминуемой гибели. И берегитесь их следов.

— Ну, здорово, — пробурчала Ранма. — Такие и Годзиллу раскатают, как таракана тапком. От них хоть убежать возможно?

— Секунду. — Ами полистала немного. — Скорость от двадцати до сорока километров в час.

— Значит, проблематично. — ещё более мрачно подытожила Ранма. — Без ки с такой скоростью не разбегаешься, остаётся замечать издалека, и двигаться наперерез.

* * *

— Как думаешь, закончили эти хасу-исяйту? со своими.. эээ.. делами? — риторически спросила Ранма, просто чтобы поддержать разговор.

Проблема была в том, что нужный им портал оказался точно в той стороне, с которой недавно сверкали вспышками загадочные хас-ыщаыты. Ами уверяла, что до неведомых чудовищ не меньше сотни километров, а портал - гораздо ближе, но... Мало ли, куда те поползут. Они уже пару раз имели счастье бегом пересекать пропахавшие ландшафт гигантские борозды дроблёного щебня, на которых счётчик радиации верещал словно резаный. Ежу понятно чьи следы.

— Надеюсь, что да, — подбодрила мужа Аканэ. — А в случае чего, ты же знаешь, что делать - ногами к вспышке, и молиться усерднее... — Шутка вышла натянутой, и несмешной. Из-за горизонта, словно издеваясь, донёсся протяжный рокот. Обе вздрогнули.

— Знаешь, я без своей ки чувствую себя просто голым, — призналась Ранма. — Как будто мало было этого свинства с сэйлор-магией.

— Думаешь, я - нет? — ответила Аканэ. — Чувствуешь себя словно наполовину оглохла и ослепла. Я и заметить не успела, как привыкла к силам сэйлор-воина. — Она коснулась висящего на шнурке за пазухой хенсин-жезла, сейчас мёртвого и бесполезного. — Хорошо бы нам всем иногда заглядывать сюда. Чтобы не забывать, каково это - быть обычной смертной.

Ранма полностью согласилась.

А затем они вляпались в тупик, и были вынуждены возвращаться по собственным следам, костеря бесполезный медальон. Да, мудрёный механизм имел встроенную карту смертоносных зон. Но строил он её на лету, прощупывая местность чем-то вроде радара. Радиус действия у этой штуки был отвратительно маленьким - в лучшем случае, один-два километра - а для глаза эти зоны были совершенно неотличимы от безопасных: всё те же повторяющиеся каменистые склоны. Вот и двигались они словно кроты в тёмном лабиринте, делая ногами уйму ненужной работы. Что будет, приползи хас-ыщаыт, от которого понадобится в темпе улепётывать - даже думать было тошно.

К тому же, путешественницы не раз уже успели вляпаться в опасные ситуации - всё благодаря идиотским ошибкам Аканэ, неправильно задавшей режим сканирования, или масштаб карты, или просто - было, к её стыду, и такое - поглядевшей на экран боком. К счастью, ей не удалось пока нашарить в меню пункта, отключавшего бы голосовые предупреждения - и медальон, обнаружив опасность, начинал истошно выть, заставляя путешественниц спешно отступать по собственным следам.

* * *

Нодока, как всегда в безупречном кимоно, с безмятежным спокойствием пила чай - само воплощение своего имени.(прим. 1) По другую сторону стола, являя разительный контраст с ней, кис окружённый чёрным облаком депрессии панда.

В косматой лапе медленно поднялась табличка: «Эх, мой неблагодарный сын...»

— Ну-ну, дорогой, не стоит так расстраиваться. Я уверена, он найдёт средство отпереть проклятие. И своё, и твоё тоже.

Панда, чуть оживлённее, поднял другую табличку: «И даже не подумал взять с собой родного отца!»

— Посмотри на это с такой стороны: мой мужественный сын отправился в поход наедине со своей женой. Брать с собой отца было бы несколько... неловко.

Панда в шоке взметнул табличку «Но он же застрял девкой!»

— О, я уверена: для моего мужественного сына это не будет помехой, — безмятежно парировала Нодока, отхлёбывая чай.

И с удовлетворением отметила про себя, что панды могут-таки зеленеть.

* * *

— О, моя Шампу! — *Хлюп* — Как он мог так с тобой поступить!..

*Бумц* — Заткнись, олух утиный. Ты мешаешь мне медитировать.

— Мяу?

— Да, правнучка. С миром что-то серьёзно не так.

* * *

Пять часов похода изматывающим темпом пролетели, принеся лишь тяжесть усталости. Ранма с Аканэ обнаружили, что пройти удалось гораздо меньше, чем рассчитывали. Аканэ успела обзавестись перманентно - свирепой гримасой и непрекращающимся тиком под глазом, а Ранма обогатилась несколькими заслуженными шишками, и улучшившейся на пол-процента способностью затыкаться вовремя. Она принимала затрещины с философским терпением: в конце концов, Аканэ не могла себе позволить размозжить медальон о подходящую каменюгу. А чувства требовали выхода.

Спустившись с очередной каменистой сопки, набрели на странный объект, впервые встретив в этом мире нечто, не являвшееся камнем. Из земли торчал какой-то пук жёстких серых волокон, словно разлохмаченный кончик гигантской верёвки, около полуметра в диаметре.

— Думаешь, что это такое? — спросила Аканэ, опасливо обходя неведомый объект стороной.

— Дерево, — как само собой разумеющееся ответила Ранма, подходя и пиная серые пряди. Те оказались твёрдыми но хрупкими, и частично от пинка осыпались. — Бывшее. — Ранма бросила пинать разлохмаченные останки пня и догнала Аканэ. — Сколько же лет прошло как тут всё умерло? Даже пень рассохся в хлам, хоть и не мог сгнить.

— Ну спасибо, вдохновил, — прорычала Аканэ. — Тут и так эта... как камень на душе, приятно вдобавок узнать, что идёшь по кладбищу.

— Да я чего такого сказал то, — попыталась качать права Ранма.

— Не знаю как кто, а я надеялась, что жизни здесь не было никогда. — Коротковолосая девушка вздохнула. — Честное слово, иногда приятнее оставаться в неведении.

Вышли на плоскую равнину, покрытую перемежающимися буграми из щебня. Впрочем, бугры были плоскими и вполне себе слежавшимися до каменной твёрдости, так что двигались быстро. Временами попадались небольшие наносы песка, напоминая про пустыню, и заставляя Аканэ тихо радоваться, что тут наоборот холодно. Взятый девушками энергичный темп служил неплохой защитой от сухого, пронизывающего ветра.

Попетляв всего полчаса, пересекли плоскую долину. Аканэ поковырялась в очередной раз с клавиатурой, и к радости своей обнаружила, что совсем рядом начинается большая зона, практически свободная от темпорального шума. О чём она не преминула сообщить Ранме.

Рыжая скептически хмыкнула, заставив Аканэ кипеть от возмущения.

Свернули к подножию возвышенности, возносившейся над плоской долиной. Её склон оказался смесью щебня и дроблёных камней. Начали осторожно карабкаться, временами помогая себе руками.

Когда поднялись на пару сот метров, Аканэ оглянулась назад. По хребту у неё прошёл неприятный холодок: с высоты стало видно, что наносы щебня на покинутой ими равнине располагались чересчур уж правильно, образуя систематический узор. Местами угадывались и линии, прорезавшие этот узор. Она внутренне дрогнула, ощутив словно невзначай прошла по чьей-то могиле.

— Да, точно город, — хмуро поддакнула Ранма в ответ на немой вопрос. — Не знаю уж сколько сотен лет прошло, чтобы всё настолько рассыпалось, но люди тут точно жили... Печально, но меня сейчас больше заботит горка, на которую мы лезем. Не нравится она мне. Везде горы как горы, а тут - сплошная щебёнка. Причём сыпучая, свежая. Очень напоминает следы этих... атомных. Вот ещё, кстати, вопрос. Мы их всегда перебегали не глядя - там что, темпоральных зон смерти не было?

— А ведь и правда, — Аканэ аж приостановилась от внезапной догадки. — Следы были чистыми от темпорального шума! Похоже, эти существа чистят от него то место, где проходят. Надо проверить, если наткнёмся на след, идущий в нужную сторону. Тогда по нему пойдём!

— А радиация? — усомнилась Ранма.

— Там один-два рема в час всего, — отмахнулась Аканэ. — Переживём.(прим. 2)

— Это сколько? — не сдавалась Ранма. — Много или мало?

— Щас! — прорычала Аканэ, начиная сражаться с медальоном и оступаясь на ходу на каменном крошеве. — Так... Да что ж наплодили, зивертов каких-то ещё, греев... Щас, калькулятор вызову! — Она с удвоенным остервенением застучала по клавишам. Потом со вздохом захлопнула медальон. — Много. Но надо там сутки проторчать чтобы заметную лучевую болезнь заработать. И неделю-другую чтобы умереть. Нас подавление ки задолго до этого прикончит... Давай, пошевеливайся!

— Тогда ладно, — согласилась Ранма. — От радиации превращение вылечит, когда вернёмся. Не смертельно - и то хорошо. Тогда решено... Опаньки... — последнее было сказано притихшим, испуганным голосом.

Аканэ поспешила догнать её - и сама остановилась как вкопанная. Перед ними раскинулся круглый, воронкообразный кратер, несколько сот метров в поперечнике. Бо́льшую его часть занимала чёрно-зеркальная гладь, и правда напоминающая озеро нефти.

— Хасысяйто, — шёпотом выдавила Ранма, словно чуждая форма не-жизни могла их услышать. А может, и правда могла? Обе осторожно, стараясь не потревожить ни камушка, отступили пригнувшись за кромку кратера.

Аканэ застучала клавишами, всё больше и больше хмурясь. Потом вернулась на кромку, насторожённо оглядела невинно-безмятежное «озеро» - и снова застучала.

— Что, по сторонам прохода нет? — спросила Ранма, уже догадываясь к чему всё идёт.

— Именно. — Аканэ решительно захлопнула медальон, и начала осторожно, но быстро спускаться в кратер. — Ничего, мы по тихому прокрадёмся. Оно наверняка спит, не заметит.

— А радиация? — шёпотом спросила Ранма, догоняя её.

Медальон разразился какой-то новой, ранее не слышанной трелью, отличавшейся особой пронзительностью. Аканэ остановилась, глядя на экран, и нахмурилась.

— Ну... Всё равно переживём, — в конце концов прошептала она, и двинулась дальше. Но Ранма не упустила неуверенную паузу в её голосе и невольно ускорившийся шаг.

— Погоди, — прошептала рыжая. — Это же пыль, да? Давай тогда лица мокрыми тряпками замотаем.

— Хорошая идея. — Аканэ остановилась. — Только у нас тряпок нет.

— А бинты из аптечки?

Замотали друг друга по быстрому, причём Ранма выполнила свою половину работы идеально, а потом была вынуждена приотстать и незаметно переделать Аканину мотню. Она ни видеть ни дышать в подобном клубке не могла!

* * *

— Тебя что-то гложет, — безапелляционно констатировала Марс, подходя к Меркури, нервно ходившей с места на место и скрещивая руки. — И не притворяйся что всё в порядке, я заметила как ты перчатку грызла. Давай, — Она помрачнела ещё больше, — что на этот раз?

— Я не всё им успела сказать, — с тяжким вздохом призналась синевласая, во взоре которой сквозило самобичевание. — То одно, то другое - казалось важнее сосредоточиться на главном, не перегрузить Аканэ-чан деталями, она и так еле справлялась... И я не сумела оценить всё в перспективе.

— И только-то? — не поверила Марс. — Нечего тут казниться. Тебе на каждом шагу приходится упрощать и сокращать для нас, гением обделённых. Ничего, они девчата бывалые, разберутся.

— Да, но... — не сдавалась Меркури. — Эта информация оказалась жизненно важной. Я не думала, что обязательно читать все статьи, но теперь, задним числом...

— Да что такого сверхважного-то вы упустили? — теперь уже и Марс начала беспокоиться.

— Это касается тех неорганических форм жизни, хас-ыщаытов. — Меркури начала нервно ходить туда-сюда, сама не замечая этого. — Точнее, их чувствительности. Все источники свидетельствуют, что они способны почуять присутствие человека с расстояния до пяти километров. И неминуемо просыпаются, после чего начинают преследовать. Неизвестно, вызвано такое поведение, агрессией или любопытством, но результат всегда закономерно фатален.

— Ну, не думаю, что у них будет причина приближаться к этим тварям — попыталась успокоить её Марс, впрочем, без особой уверенности. — Их же издалека видно должно быть, так?

Меркури лишь кивнула молча. По её вычислениям, при сорока километрах в час, что эти существа развивали, у Ранмы с Аканэ не было абсолютно никакого шанса выжить. А поскольку стационарные хас-ыщаыты являлись, фактически, ямами, то шансы заметить их в холмистой местности, пока не стало слишком поздно, были ничтожными. То есть, даже имей они эту информацию сейчас, шансы на выживание повысились бы незначительно. А если одна из тварей сидела возле транспортного узла - то шансов вообще не было!

Надо было изначально отказаться от идеи срезать путь там. Надо было обнаружить эту смертельную подробность вовремя, суметь обосновать!

Спешка - вот каков был главный их враг. Если бы она вовремя дочитала ту статью, вместо того, чтобы в седьмой раз показывать Аканэ нужные кнопки. Если бы она успела предупредить Ранму, убежавшую, не дослушав... Всему было оправдание: Аканэ никогда не работала с сотовым телефоном, не говоря уже о компьютере, и голова её была готова взорваться от напичканных знаний. А учить Ранму, ещё менее технически грамотную, времени тем более не было: та всё время сновала челноком, добывая и готовя припасы. Портал нельзя было долго держать открытым. Но какие оправдания помогут, если эти двое погибнут?

За неимением реальной задачи, Меркури продолжала заниматься самобичеванием.

* * *

— Зараза! — в сердцах прошипела Аканэ. И приняла влево, спустившись почти к самой поверхности маслянисто-чёрного озера. — Откуда тут-то зона смерти, если они их чистят за собой?

Медальон напугал их чуть не до медвежьей болезни, взвыв словно сирена. Аканэ заполошно засуетилась, промахиваясь по клавишам - и наконец заставила его заткнуться. Но оступилась в процессе, и несколько камней скатились у неё из под ног, бултыхнувшись в чёрную жидкость. Обе девушки замерли.

Мёртвая тишина тянулась, ничем не нарушаемая. Ветра здесь не было.

— Вроде, пронесло, — прошептала Ранма, когда пауза начала затягиваться.

Из чёрной жидкости с гулким, утробным бульканием всплыло несколько пузырей, надувшихся где-то до полуметра и лопнувших тягучими брызгами. Сердце у обеих ёкнуло.

И снова тишина.

— Пойдём, — прошептала Аканэ слегка дрогнувшим голосом. — Чем быстрее...

Медальон взвыл словно полицейская сирена которой отдавили любимую мозоль. Аканэ бросила взгляд на экран, глаза её округлились, и она рванула вдоль берега, плюнув на осторожность. Камни скатывались у неё из под ног, с плеском исчезая в чёрной жидкости.

— Ты чего вдруг? — окликнула её Ранма, догоняя.

— Триста рем в час! — бросила Аканэ, заглядывая в медальон и пытаясь что-то там ковырять. Споткнувшись, она вызвала целый оползень, камни градом посыпались в озеро, исчезая с глухим плеском, но почему-то не вызывая волн. — Гадство! — Она приняла вправо, вверх по склону к небольшой седловине в кромке кратера. — Наверно, те пузыри выпустили радиацию!

Ранма оглянулась. На маслянисто-чёрной поверхности вдоль берега вспухали и лопались десятки пузырей, отмечая путь их последнего рывка. А там, где Аканэ вызвала камнепад, поверхность вспучивалась огромным бугром! Рыжая понеслась словно на крыльях, и скоро обогнала жену.

Они с облегчением выдохнули, перевалив через седловину. Но скорости не сбавили.

— Как думаешь, мы его разбудили? — спросила Ранма, косясь назад.

— Надеюсь, что нет, — ответила Аканэ. — А если разбудили - то просыпается оно медленно, как Набики-онечан... Ну что я говорила! Вот он, чистый путь!

Впереди лежала огромная борозда перемолотых камней и щебня, прорезая скалы словно плугом. Тянулась она почти в нужном направлении, немного извилистая но в стороны не сворачивающая.

— Чистая? — переспросила Ранма. Выносливость выносливостью, а бежать в обуви с тонкой подошвой по каменному крошеву радости было мало. Особенно без той почти неуязвимости, что обычно давала ки.

— Ну, тут пять рем в час, — ответила Аканэ, не поняв вопроса. — Но мы по этой штуке до транспортного узла за час доберёмся!

—  Может к краю заберём? — предложила Ранма. — Там бежать будет легче.

Но у края оказались зоны темпорального шума, чисто от них было только в самом центре борозды.

Так и продолжали бежать километр за километром по центру исполинской борозды, пересчитывая ногами острые камни пока медальон жизнерадостно потрескивал, отсчитывая милиремы. Маски из бинтов быстро высыхали в мёртвом, сухом воздухе, вынуждая тратить драгоценную воду. Даже палящее солнце было каким-то безжизненным.

Когда Ранма уже думала, что её ноги вот-вот отвалятся, Аканэ перешла на шаг, тщательно что-то изучая на крохотном экранчике.

— Пора сворачивать, — бросила она. — Почти добрались, ещё километр четыреста - и транспортный узел!

Справа высилась одинокая гора, на плоской вершине которой, судя по всему, и находилась пирамида. Свернули, причём пришлось сначала поискать промежуток между зон смерти. И пошли писать кренделя да загогулины, снова тыркаясь словно лабораторные мыши в лабиринте. Десять шагов вперёд, девять назад. И всё по склону. Туда-сюда. Получалась замысловато закрученная спираль против часовой стрелки. Медленно, кружным путём, но они всё-таки поднимались на гору.

— Может ну его уже, так прорвёмся? — предложила в конце концов Ранма. Так просто, чтобы развеять однообразие: ужас от мысли о скоропостижной старости никуда не забылся.

— Не пори чушь, — рассеянно отмахнулась уткнувшаяся в экранчик Аканэ, сосредоточенная сверх меры и оттого риторических вопросов не понимающая. — Забыл уже? Поражающий фактор темпорального шума зависит только от пройденного в нём пути, время пребывания совсем не влияет. Быстро ты «проскочишь» или нет, результат будет один и тот же.

— Да знаю... А, забей.

Продолжили плутать.

На очередном развороте, когда они описали уже полный круг и петляли нескольких сотнях вверх от того места где начали - вот уж, точно кругаля дали - Ранма вгляделась в даль, надеясь рассмотреть на горизонте отвал кратера с нехорошим «озером» внутри. И тут же выругалась:

— Вот же зараза поганая! Смотри, Аканэ, кажись проснулся-таки!

— Не мешай! Кто проснулся?

— Сысяйт этот, — Ранма указала вдаль. С той высоты, на которую они уже забрались, длинная, слегка извилистая борозда, протянувшаяся к далёкому отвалу кратера, просматривалась на большей части своего протяжения, проглядывая из-за сопок изгибами и петлями. Самого же кратера, было не видно под пухнущей на глазах чёрной тучей. Чернильную тьму просверкивали вспышки молний, земля еле ощутимо подрагивала.

— Только не это! — воскликнула Аканэ, глаза которой расширились в испуге. — Давай в темпе! — Она схватила медальон, до рези в глазах вглядываясь в экранчик.

— Вот! Вот тут можно! — повисла над душой Ранма, тыкая пальцем в экран и досаждая полезными советами.

Выбрав маршрут, они понеслись словно наскипидаренные лабораторные мыши в горящем лабиринте. Толкаясь на поворотах, тыкаясь впопыхах не туда, и переругиваясь. Аканэ крутила в руках медальон, чтобы карта совпадала с тем, куда они смотрели. Она ошибалась, цепочка мешала, ориентироваться на крутимой карте оказалось ничуть не проще. Каждый поворот назад обеспечивал им прекрасную возможность полюбоваться на приближающееся чудовище: чёрная туча закрутилась воронкой, напоминавшей нижнюю часть гигантского смерча: внизу широко, потом уже, уже - и постепенно переходит в медленно извивающийся ствол, тянущийся вверх словно хобот, опоясанный бешено кружащимися обломками скал. Не оставляя другой трактовки, хобот жадно тянулся к ним. Крутящаяся дуга с обманчивой неспешностью преодолела десяток километров, отделявший их от чудовища, и скоро уже опускалась на них, подавляя грандиозностью своих масштабов. Как-то неожиданно быстро она превратилась в нависающий, заслоняя пол-неба, чёрный зев, надвигавшийся словно само небо рушилось на них в круговерти дроблёных камней. То тут то там с грохотом падали камни, вылетевшие из тела исполина. Некоторые с автобус размером.

— Ничего не поделаешь, придётся среза́ть! — крикнула Ранма сквозь рокот столь низкий, что ощущался скорей как вибрация в костях, а не как звук. — Иначе стареть будет некому!

Затравленная Аканэ оторвалась от экрана, на котором пыталась разобрать где лево, где право. Вокруг почему-то темнело? Она подняла взгляд, и уставилась в немом ужасе в опускающееся на них чёрное жерло, где кружились, дробясь, рои скал.

— Берегись! — Ранма схватила её, толкнувшись в отчаянном круговом броске. Вложив все силы, она отбросила их обеих на каких-то жалких два метра. Но этого хватило, чтобы разминуться с валуном, размоловшим в труху камни где только что стояла Аканэ, и отрикошетившим куда-то прочь. Не теряя момента, Ранма подхватилась с земли, подхватывая Аканэ на руки, и бросилась с натугой бежать прямо к пирамиде.

Выматывающая слабость навалилась словно удар под дых. Медальон зашёлся противной, визгливой трелью. Ранма запнулась, выронила Аканэ, упала на неё. Давившее до этого исподволь, мертвящее отсутствие ки обрушилось с десятикратной силой, удушая, требуя превратиться в мёртвую инертную массу - здесь, и сейчас!

Аканэ опомнилась, вскочила из последних остатков сил на четвереньки, и поволокла Ранму за шиворот обратно. Шаг, два, три - и вот они уже способны подняться на ноги, хоть и нетвёрдо. В стремительно сгущающемся мраке девушки уставились друг на друга в безнадёжной тоске, понимая без слов: зона темпорального шума не была просто опасной, как они до сих пор думали. Там их ждала смерть, немедленная и неминуемая, на первом же десятке шагов. Срезать было не рискованно - было невозможно. Ураганный ветер трепал одежду и волосы, земля вибрировала с такой силой, что зудели и немели упиравшиеся в неё руки и ноги. Град валунов рушился с неба, кромсая каменистую землю вокруг них.

Медальон взвыл диким воем, слышимым еле-еле даже сквозь всёпронизывающий рокот стихии. Предупреждение о радиационной опасности. Девушки опомнились, огляделись вокруг. И ощутили прилив надежды: воронка замедлилась! Чем ниже опускалась чёрная погибель, тем медленнее конец вихря приближался к земле!

Ранма толкнула Аканэ, указав на медальон: веди, мол! Сама же она неотрывно, до рези в глазах, следила за налетающими из мрака камнями. Заметить летящие валуны и целые скалы было почти безнадёжно: ревущая тьма стала почти непроницаемой. А не успеешь заметить, или не успеешь увернуться - и останешься тонким слоем на этой вершине. Ранме было крайне неприятно осознать, что угроза, обычно отнюдь для неё не смертельная, превратилась в риск стать мокрым местом.

Аканэ разобралась в карте, и они рванули направо, против ветра. Завершающая петля! Ураган давил навстречу, пытаясь свалить с ног. Шатаясь и поддерживая друг друга, они преодолели его напор, обогнули выступ мёртвой зоны, заворачивая налево. Двинулись по ветру, отчаянно упираясь и тормозя чтобы не дать себя унести и засосать в грохочущую мясорубку.

Пирамида возникла сначала как выделившийся из общего грохота треск: валуны непрестанно разбивались о её неподатливые стены. Потом как град мелких, больно бьющих осколков. И наконец они упёрлись в наклонную стену, молясь, чтобы вход не оказался на противоположной стороне. Им сказочно повезло: силовое поле, затянувшее проём, слегка светилось, переливаясь, всего в полудюжине метров впереди. Упираясь из последних сил, прижимаясь к боку пирамиды, дали ветру донести себя. С трудом продавились сквозь упругую, перламутрово-переливчатую преграду. И рухнули на колени, хрипло дыша, в тишине и темноте зеркального зала. Сквозь силовое поле доносился лишь тихий, угрожающий гул, и Ранма подивилась: как же им удалось пролезть если оно такое мощное?

Не дав себе времени отдышаться, Аканэ застучала трясущимися пальцами по клавишам.

Точно, подумала Ранма. Надо уходить, никто не знает сколько эта пирамида продержится. Да что пирамида - оно вот-вот гору целиком выкорчует! Она обернулась, опасливо отползая от арки входа, отчётливо видимой благодаря слабой люминесценции переливчатой плоскости. Словно жидкий перламутр, или разводы молока на поверхности кофе. И, похоже, не зря: снаружи что-то грянулось, прогнув силовое поле. Вспыхнув ярче на долю секунды узором концентрических колец, эфемерная преграда выровнялась, вернувшись к еле светящимся переливам. Ранма с удивлением заметила, что пол совершенно не вибрирует. По спине у неё поползли мурашки: снаружи, наверно, уже гору перемалывало в щебень, а тут, внутри, царил полный, неестественный, покой. Тишину нарушали только тихий, угрожающий гул от входа да стук пальцев Аканэ по клавишам.

Дальше ей думать не дали. Зал затопило светом, и Аканэ крикнула «Пошли!» срывая с лица слои почерневших от пыли бинтов.

Повторного приглашения Ранме не требовалось.

* * *

Сатурн материализовалась на кромке гигантского кратера. Здесь была атмосфера - и, кажется, пригодная для дыхания! Девочка слегка оживилась. Бессчётные попытки телепортироваться на Землю измотали её дух, погрузив в какое-то онемение. Неужели наконец удалось? Она начала жадно озираться. Тёмный камень под ногами проступал из белой пелены снега словно иззубренные рёбра. Тусклый диск солнца наполовину прятался за горизонтом. Внизу, под каменистыми склонами, простиралась равнина замёрзшего океана.

Определённо, Земля. А кратер - судя по явственному мистическому «привкусу» в воздухе - всё, что осталось от Тёмного Королевства, впечатляющее напоминание для врагов не связываться с Сэйлор Мун. Жаль только, что наложенные Берил на этот полярный остров чары незаметности ещё держались, и враги имели тенденцию напоминание пропускать.

Сатурн села на камень, и вздохнула. Она не смела испытывать судьбу, телепортируясь дальше. Лучше уж пешком и вплавь отсюда до Токио добираться, сколько бы тысяч километров ни лежало на пути.

* * *

30 апреля 2012. Последняя правка 13 апреля 2016.

Ding! Tropes unlocked:
* Brought Down to Badass

 
 

Примечания автора:

1
Нодока (長閑 или のどか) означает «безмятежная»

2
Рем - это английское «rem», на русском эта единица называется бэр, «биологический эквивалент рентгена». Для гамма-радиации равен рентгену, для других видов включает поправочные коэффициенты для приведения к эквивалентной вредоносности гамма-радиации.

Заявление Аканэ на самом деле означает «там всего два рентгена в час всего», и является малость слишком оптимистичным. Это же в тысячи раз выше, чем в среднем по Чернобыльской зоне!

Зиверт - современная единица, равен 100 бэр.

Благодарность за вычитку:
— Crystal
— Pusakuronu
— пользователям Orphus (15 ляпов)
<< предыдущая глава ~~Ваша судьба аннулирована - главная~~ следующая глава >>

Обсудить сам фанфик или его перевод можно на нашем форуме (но на форуме нужно зарегистрироваться ^^
Это не сложно ^_^)

Будем благодарны, если вы сообщите нам об ошибках в тексте или битых ссылках ^_^ — напишите письмо или на форум, или еще проще — воспользуйтесь системой Orphus

Ошибка не исправлена? Зайдите сюда. В этой теме я буду выкладывать те сообщения, из которых я не поняла, что мне исправлять