Автор:
Cheb

Эта история относится к фанфикам. Будучи таковым, она в неоплатном долгу перед создателями используемых ниже персонажей: Румико Такахаси, создавшей Ранму, и Кунихику Икухарой, создавшим Сэйлор Мун на основе работы Наоко Такеучи.

Ваша судьба аннулирована

Глава 9,
Утомлённые фансервисом

Ранма с Аканэ так и лежали на спине, хрипло с натугой дышали, и на внешние раздражители не реагировали. Вымотались полностью. Видя, что толку от них не добьёшься, Ами захлопотала, сначала проверив состояние Рей. У той явно был тепловой удар. Она вытерла со лба пот - как эти двое выдержали забег? Ей одного стояния на пороге хватило! - и стала спешно расстёгивать на Рей парку. Шапка пропала, и чёрные волосы беспорядочно разметались по зеркальному полу. Хорошо, подумала Ами. Пол выглядит стерильным - возможно, самая стерильная поверхность на этой планете. Под паркой на Рей ничего не оказалось, и Ами забеспокоилась о хенсин-жезле. Но времени даже на такой важный предмет не было. К превеликому счастью, она в спешке сборов не успела сбросить лабораторный халат. Синтетическая ткань, но всё же... Сбегав наружу, она намочила оба оторванных рукава в ближайшей луже талой воды, какие во множестве собрались между камнями: перестав быть склоном, горный склон утратил естественную для стекания форму.

Положив один компресс на лоб Рей, она отвлеклась протерев лица спасшим её девушкам. Обе так и лежали, глядя в потолок, их грудь вздымалась от натужного дыхания. Оставила им мокрую тряпку - и снова к Рей. Стянув мешающие охлаждению тёплые штаны с сапогами, она убедилась, что мико смогла-таки сохранить два предмета помимо тёплой одежды: трусы и хенсин-жезл. Последний оказался запрятан в сапоге. Ами подложила ей под голову свёрнутую парку, прикрыла для приличия отодранной от халата полосой, и вложила хенсин-жезл ей в руку. И озабоченно нахмурилась. Дыхание стало ровнее, но... Она поправила компресс. Не нравилось ей заметное покраснение всей лицевой поверхности тела Рей. Для солнечного ожога рано, он так быстро не проявляется. Больше похоже, что та долго пролежала лицом вниз на нагретом солнцем песке.

Звуки высасываемой тряпки за спиной сменились каким-то барахтанием. Обернувшись, Ами обнаружила, что обе спасательницы на карачках ползут к выходу, шатаясь и поддерживая друг друга. Попыталась помочь, но обе активно отмахнулись.

— Мышцы дубняк, — хрипло объяснила Ранма. — Ничё, разработаем.

Обе ползущих кривились и морщились. Ами представила, как им должно быть сейчас больно, и ей поплохело. Но раз сказали, что справятся - лучше им не перечить. Она взяла медальон, чтобы не терять зря время, а установить координаты следующей пропавшей. Подобное не должно повториться! Она обязана научиться наводить портал точнее.

Двое, между тем, доползли до ближайшей лужи, глубокой и ледяной. Окрестности огласились сёрбающими звуками жадно заглатываемой воды. Аканэ пыталась сохранить достоинство и пить черпая ладонями, но руки никак не слушались, и она последовала примеру мужа, нагнувшись и лакая прямо из лужи. Вода была зуболомительно холодной и относительно чистой.

Напившись, Ранма заползла в лужу целиком, и плюхнулась со стоном блаженства. Обе ещё не отошли от пронизывающего жара. Аканэ попыталась последовать её примеру, но взвыла, отдёрнулась, взвыла ещё раз от боли в потревоженных мышцах:

— Уй! Холодно!

— Ну а чего ты ожидала? — Ранма с удовольствием перевернулась на спину, и Аканэ запоздало сообразила, что её блузка будет сохнуть куда дольше, чем моментально высыхающий шёлк. Собственно поэтому Ранма шёлковую одежду так и любил: при его-то «удаче» намокать по нескольку раз на дню, это свойство шёлка было, пожалуй, решающим.

Аканэ вылезла, пятясь, из лужи, и осторожно приняла сидячее положение.

— Давай разотру, — предложила рыжая, неловко, но уже достаточно твёрдо поднимаясь на ноги.

— Давай, — согласилась Аканэ, тоже поднимаясь на ноги. Ой и болели они. Как и вся пятая точка. — Только давай в зале, а то тут постелить нечего на камни.

Поддерживая друг дружку доковыляли до пирамиды, словно двое больных и увечных. Внутри Ами колдовала над медальоном, следя одним глазом за бессознательной Рей, лежащей навзничь в одних трусах и тряпочке. Ранма старательно отвела глаза, но калейдоскопическая природа зала словно смеялась над ним: куда ни глянь, взгляд натыкался на отражение или входа или одной из них. Тут намёк, там фрагмент - что вверх смотри, что вниз. Потупив в смятении взгляд, Ранма как назло разглядела в зеркале пола отражение груди Рей, прикрытой лоскутом ткани лишь сверху. Смутившись окончательно, рыжая неловко заёрзала было, но тут к счастью заметила, что Аканэ пытается снять блузку, и поковыляла помогать.

Через медленные, осторожные движения и шипение сквозь зубы операцию удалось завершить, и выжать блузку почти насухо. Аканэ вздохнула превращению недешёвой, прямо скажем, одежды в заурядную тряпочку. Потом медленно, словно дряхлая старуха, опустилась на пол, легла на живот и стиснула зубы. Ранма, сама еле шевелящаяся, приступила. Со стороны это выглядело то-ли как пытка, то-ли как особо брутальный приём борьбы без правил. Усевшись благоверной на поясницу, Ранма обвилась вокруг её мускулистой правой ноги как удав, стискивая в сгибе локтя и заламывая конечность вбок и назад. Аканэ заскулила сквозь сжатые зубы. Ами с беспокойством посмотрела на них поверх медальона. Не была эта техника слишком экстремальной? Рыжая продолжала мять и выкручивать, постепенно сама сложившись так, что упёрлась пяткой жене в ягодицу. Аканэ временами полу-стонала, полу-сипела. Потом вдруг ни с того ни с сего заметила прерывающимся голосом:

— Странно, пол тёплый.

— Точнее сказать, он не имеет собственной температуры, — пояснила Ами с беспокойством в голосе. В уголках глаз Аканэ блестели слёзы, зрачки сжались в точку. Явно старается отвлечь себя, поняла Ами и содрогнулась. — Эти поверхности ведут себя как идеальное зеркало, иными словами являют собой скорее физическую абстракцию, чем вещество. Прикасаясь, ты ощущаешь температуру собственного тела. — Она обернулась проверить как Рей. Та по прежнему не приходила в себя, лёжа голой спиной на вышеупомянутой «физической абстракции». Хорошо, что воздух прохладный, подумала Ами, чтобы обеспечить достаточный теплообмен для восстановления после теплового удара.. Иначе пришлось бы выносить её и укладывать на земле, ведь пол действует как идеальный теплоизолятор.

Аканэ взвыла. Ами резко обернулась к двоим бойцам. Ранма уже закончила мучить левую ногу и сидела выкручивая правую. Аканэ так и лежала, только раскорячила руки в распальцовке «я в ауте» и вытянула губы трубочкой словно хотела сказать «ууу». Глаза у неё закатились.

— Аканэ, ты что? — рыжая обеспокоенно прервала экзекуцию. — Если слишком больно - ты скажи!

Та не отзывалась.

—  Эй, Аканэ! — Ранма запаниковала, перескочив к голове той, всё ещё неловким но уже стремительным движением. — Эй! Ты в порядке! — Она похлопала вырубившуюся жену по щекам.

— Ннг... — Закатившиеся зрачки Аканэ опустились из под век, сначала собравшись в кучку потом сфокусировавшись. Лицо её исказилось гневом. — А ну продолжай давай! Подумаешь, больно! Наши спасения ждут, а я тут валяюсь неходячая!

Рыжая вернулась в исходную позицию, усаживаясь на её спине и берясь за ногу с таким выражением лица, словно её заставляли избивать младенцев.

— Я это, — добавила Аканэ притихшим голосом. — Орать может буду. — И рявкнула неожиданно резко: — Так чтоб не смел останавливаться! Понятно!

Ранма тяжко вздохнула и снова взялась за ногу. В её движениях больше не было энтузиазма, только чистая техника.

Аканэ пару раз прошипела словно прищемленная кошка. Ранма ослабила нажим. Аканэ тихо, но угрожающе зарычала. Рыжая, терзаясь сама, возобновила терзание ноги с прежней силой. Аканэ держалась долго и упорно, но на каком-то особо проблемном месте у неё вырвался вопль чистой боли. Рыжая обеспокоенно покосилась, но ничего не сказала и напора не ослабила. Дыхание Аканэ было рваным, кулаки стиснуты. Ами со своей позиции видела, что зрачки у неё опять сжались в точку. Определённо ничего хорошего для здоровья.

— Ахх... На... — прошептала на выдохе Аканэ, — ши... скоро там?.. Как?..

— Ещё несколько минут, — ответила Ами, правильно интерпретировав её бессвязную речь как вопрос о продвижении исследования координат следующего товарища. — Ресурсы исчерпаны, мы больше не можем себе позволить наводить портал приближённо. Приходится совершенствовать метод, изыскивать другие пути. — Она снова уткнулась в медальон.

— Хоро... Ааааайиииии!

Ранма всё-таки остановилась.

— Аканэ, я знаю, но...

— Продол.. жай, — безапелляционно перебила та. — Вырублюсь - всё равно продолжай.

Рыжая издала долгий, страдальческий вздох, и закончила работу над ногой. Потом развернулась, и начала с методичной безжалостностью разминать голую спину, пересечённую ажурными лямками бюстгальтера. Её руки впивались словно когти хищной птицы, крутя и ущипывая с энергией, приведшей бы в ужас любого нормального массажиста. Увы, радикальная спешка требовала радикальных решений.

Аканэ пискнула как-то совсем уж жалко - и обмякла, её голова завалилась набок. Ранма, мрачнее тучи, продолжила разминать. Закончила со спиной, прошла по рукам - и, наконец, бережно перекатила любимую на спину. Голова Аканэ безвольно мотнулась, глаза снова были закатившимися. Изо рта свисала ниточка слюны. Ранма осторожно похлопала её по щекам. Ноль реакции. Обеспокоенная, она схватила высохший компресс и умчалась поискать чистую лужу. Похоже, усилия от разминания Аканэ заодно помогли ей самой вернуться в норму, мимоходом заметила Ами, отвлёкшись на шум от решения задачи. Ну же, чего же ещё... А, вот оно! Она с утроенной энергией застучала по клавишам, составляя окончательную формулу.

Когда рыжая вернулась со свежим компрессом, Аканэ уже была на ногах, энергично приседая и делая растяжки.

— Ну, как? — спросила Ранма, стараясь скрыть беспокойство в голосе.

— Ты ге... йй.. ний! — радостно откликнулась Аканэ, ойкнув когда села на шпагат. — Никакого одубения, двигаюсь совершенно... уйиии... свободно! — Она закончила растяжки энергичным трёхметровым прыжком, взорвавшись в вершине дуги градом ударов ногами под аккомпанемент дополнительных охов. — Болит вполне терпимо, можно идти спасать! — Она вопросительно обернулась к Ами.

— Секунду! — порхающие над крошечными клавишами пальцы правой руки Ами размылись в стремительном движении, звук больше напоминал густо сыплющийся горох.

— Давай пока потопчись на мне, что-ли, — сказала Ранма, ложась лицом вниз.

Аканэ сдёрнула сапоги, и пошла топтаться босыми ступнями по её спине и ногам, разминая всем весом и подкручиваясь на носках. Рыжая издала полу-страдальческий вздох облегчения и обмякла, растёкшись по полу счастливым желе. Аканэ ещё некоторое время топтала её податливое тело, потом спрыгнула.

— Вот как получается, что ты так легко оправился? — с завистью в голосе спросила она.

— Выкладываться тоже надо уметь — ответила Ранма счастливо-расслабленным но всё равно наставительным тоном, заставившим Аканэ слегка ощетиниться. — Потом научу... — Она выдохнула, так и лёжа распластанная щекой в пол.

— Готово, — сказала Ами. — Из пяти оставшихся, четверо в этом же мире, что позволяет навести портал с точностью до трёх метров. С пятой... сложнее.

— Давай тогда, открывай! — Ранма вскочила на ноги с внезапностью чёртика из коробочки.

— Вот, — Ами протянула медальон Аканэ. — Нажмёшь «подтверждение», потом...

— Что ты, я не смогу! — стала отнекиваться Аканэ.

— Ничего не поделаешь. — Ами не убирала протянутую руку с медальоном. — Мой аккаунт приостановлен на следующие трое суток за превышение квоты, любые мои команды будут проигнорированы.

— Как это? — насторожилась Аканэ.

— Я же задержала закрытие портала стоя в проёме, — напомнила Ами. — Автоблокировка не позволит порталу закрыться пока он пересекает разумное существо. Но за расход энергии кто-то должен отвечать. Насколько я понимаю, не-пользователя вытеснило бы из плоскости портала силовым полем возрастающей силы - но поскольку я Ас-лорд, то пенальти просто пошло в счёт моей квоты... — И добавила вполголоса: — Однако, одежда разумных существ не считается.

Ранма уже заметила голую пятку, просвечивавшую из непонятной дыры в туфле Ами. Теперь всё встало на свои места. Она запомнила на будущее.

— Открывать порталы так дорого? — Аканэ забеспокоилась. Она ещё не забыла, что материализация медальона стоила девяти десятых квоты им обеим.

— Нет, нет, — успокоила её Ами. — Просто расход энергии открытым порталом растёт экспоненциально от времени. — Она что-то быстро набрала, и вложила медальон в руку Аканэ. — Давай же, нажимай. Из всех четверых эта движется быстро, придётся опять поправку вводить.

— Движется? — с подозрением спросила Аканэ, нажимая кнопку. — Это как?

«Внимание, открываю портал в проёме пять, — возвестил механический голос. — Выполняется корректировка вертикальной координаты по протоколу тридцать восемь, указанный срез лежит ниже уровня грунта.»

Проём открылся, явив перспективу затянутого дымкой тропического то-ли болота, то-ли редкого мангрового леса. Калейдоскопический зал откликнулся, позеленев. Аканэ выглянула из проёма. Чёрные, блестящие от влаги стволы тянулись в туманную даль, красуясь чахлыми кронами. От нагретого солнцем месива плавучих растений и тины шёл такой гнилостный дух, что она на мгновение отшатнулась.

— Что-то я не вижу... — Она умолкла, на лице отразился неверящий ужас.

— Что такое? — тут же насторожилась Ранма, присоединяясь к ней у проёма.

— Быстро движется не она, — выдавила Аканэ, глотая наворачивающиеся слёзы. — А крокодил, у которого она в желудке.

Гребнистая спина снова мелькнула сквозь зелёный ковёр. Ами зажала рот ладонью, глаза расширились от ужаса.

— Погодите, — сказала Ранма каким-то чересчур ровным, мёртвым голосом. Я сейчас, я только эту тварь...

«Тпру, скотина! — донёсся вдруг с той стороны из портала задорный девичий голос. — Да осади, я сказ-з-зала!»

— Минако-чан? — прошептала Аканэ, ещё не до конца веря своим ушам.

«Хе, всё чудесатее и волосатее, — продолжала невидимая Минако. — Посреди болота вдруг зеркало стоит. Подъезжает девица на ретивом... Да тпру же ты!.. На ретивом скакуне, смотрится... Ой уууужас, — её голос обрёл театрально-страдательные нотки. — О, мои волосы! Бедные мои волосики! Да на меня даже каппа с такими не посмотрит, с такими-то патлами! Впору в фильме о болотной твари сниматься!»

— Минако-чан! — радостно закричала Аканэ, опасно высовываясь наружу и перегибаясь через край портала. — А мы уж думали, тебя крокодил съел!

— А это безопасно? — обеспокоенно спросила Ранма, указывая на Аканэ, прижавшуюся грудью к краю проёма, держась одной рукой за стену. Изнутри-то пирамиды портал располагался в утопленной арке, но снаружи - она запомнила - являл собой тонкую до невидимости, висящую в воздухе плоскость. — Не порежет её? — Что-то туфля Ами всё не шла у неё из головы.

— Ох, какое облегчение! — Ами выдохнула, лицо её буквально просветлело. — Ээ, нет. Кромку портала окружает силовое поле, это всё равно что идеальная плоскость обрамлённая проволокой толщиной в один-два миллиметра - опасно только если налететь с разбега.

Её беспокойство утолено, Ранма тоже вывесилась из портала. Однако сначала она осторожно ощупала край. И действительно, как тонкая проволока.

С тыльной стороны портал представлял из себя зеркало. В которое, подбоченясь, смотрелась голая Минако верхом на крокодиле. Ранма выпучила глаза, потом густо покраснела и отвернулась. Безуспешно пытаясь изгнать из своего мысленного взора неожиданно впечатанный туда образ блондинки, обхватившей широко раздвинутыми бёдрами толстую шею рептилии, поджав ноги так что только колени касались воды. Правая рука сжимала какой-то грязный жгут, тянувшийся к кончику морды. Левая, с зажатым в ней хенсин-жезлом, была картинно откинута локтем вбок, приподнимая спутанные волосы, отчего крепкая грудь маняще приподня...

Ранма отпрянула назад в зал и отчаянно затрясла головой. Нет, у неё самой было что показать, и боевыми приёмами ошарашивания оппонента, неформально известными как «сись-фу», она владела дай боже - но нарваться так вот, неожиданно... Ну кто мог представить, что Минако там практикуется, оттачивая самые убойные техники? Ранма тщетно пытался оправиться от удара, безуспешно вытрясая из головы совершенные изгибы, широко раздвинутые бёдра... АРРРГХ!

— Я же женатый человек, кошки меня подери!

Аканэ тихо, но явственно зарычала.

— Я это... Я что, вслух? — слабым голосом спросила рыжая.

«Не родился ещё такой крокодил, — донёсся до зажмурившейся Ранмы Минакин голос, — который мог бы сожрать Айно Минако, аватару любви! Эй, у вас нету чем меня щёлкнуть? Так хочется хоть что-то на память о моём величайшем триумфе.»

— Порнографией не занимаюсь, — с крайней язвительностью отрезала Аканэ, и втянулась внутрь, оставив «чёртову извращенку» красоваться в одиночестве. Посмотрела на съёжившуюся, ожидающую худшего Ранму, и вздохнула.

— У меня видеокамера есть, — сказала Ами, в свою очередь высовываясь перегнуться через край. — Но ты точно уверена, что этого хочешь? Подобные кадры, попав в не те руки...

— Спрашиваешь! — возмутилась Минако. — Сколько раз выпадает шанс объездить в неравной борьбе настоящего, дикого крокодила? Доставай свою камеру!

— Только быстро, — предупредила Ами, сбегав за камерой в угол, где были сложены её приборы. — Нам ещё четверых вызволять! Так, снимаю!

Аканэ высунулась с другого краю, хоть интуиция и подсказывала ей этого не делать. И точно: Минако бесстыже красовалась по полной, принимала самые нецеломудренные позы, понукала крокодила повернуться боком, выкрикивая «Амчик, апорт!». При ближайшем рассмотрении, кончик морды оказался перемотан беспорядочным жгутом из одежды, за другой конец которого, словно за поводья, держалась буйнопомешанная. Особо скандально выделялся лифчик, болтающийся из пасти сбоку.

В конце концов она попыталась гарцевать на крокодиле, стоя на полусогнутых, что частично удалось. Доведённый до отчаяния скакун встал на дыбы, вырвав поводья из рук блондинки, державшейся за них эффектно вместо того, чтобы держаться крепко. Минако раскорякой бултыхнулась в гнилую воду, а исстрадавшееся животное стремительно уплыло прочь, угадываясь ещё какое-то время по шевелению ковра растительности.

— Амчик, как ты мог! — патетически воскликнула ему вслед Минако, выныривая облепленная ряской и растительными плетями. — А я думала мы друзья! — Она нырнула обратно, чтобы не продираться сквозь плотные заросли, и вынырнула уже перед порталом. — Ты знаешь, это по серьёзному эччи - оставлять девушку ню, похищая всю её... — На этом монолог вослед удаляющейся рептилии прервала раздражённая Аканэ, выдернув её из болота и чуть не выдернув заодно руку. Изгвазданная в тине блондинка шлёпнулась на зеркальный пол. Портал тут же закрылся, в калейдоскопе зеркал стало меньше зелёного. И больше телесных тонов.

— Я, ээ, пойду разведаю как там снаружи, — заявила, прокашлявшись, тщательно смотрящая прямо перед собой Ранма. — Оценю обстановку и всё такое. — Она спешно покинула зал.

— Эта болотная вонь такая противная, — нетактично и недружелюбно заявила Аканэ, отступая от Минако и расползающейся вокруг той лужи мутной воды.

— Знаю, знаю, — отмахнулась Минако, поднимаясь на ноги. — И волосы! — добавила она почти рыдающим голосом. — Больно думать просто! Знаю, что многого спрашиваю, — Она перевела взгляд с Аканэ на Ами, — Но тут не найдётся чистого водоёма? И расчёски?

— Расчёски, к сожалению, нет, — всё так же недружелюбно ответила Аканэ. — А водоёмы - вон, — она указала взглядом в сторону входа, и её голос стал злорадно-язвительным. — Любую лужу талой воды выбирай. Студёная! Может заодно остынешь немножко.

— Спасибо, — ответила Минако, совершенно не затронутая её язвительностью. И прошлёпала к выходу, шагая гордо выпрямившись и совершенно не смущаясь, что вызвало у Аканэ нездоровую смесь возмущения и зависти. У выхода блондинка остановилась, развернувшись к Аканэ: — Ты это, извини если что. Мне, кажется, тестостерон в голову ударил. — И скрылась снаружи, откуда донёсся Ранмин возглас неожиданности.

— Она вероятно имела в виду адреналин, — заметила Ами, протягивая ей медальон. — Вы готовы?

— Да, только... Рррранма!

— Здесь я! — совершенно стушевавшаяся рыжая вернулась в зал, сначала заглянув осторожненько из-за угла. — Я не смотрел, честно! — вырвалось у неё когда она подошла и встала рядом с женой.

— Пошли! — Аканэ свирепо вдавила кнопку.

Портал открылся в зелёный полумрак леса, их встретила влажная духота джунглей, крики и трели невидимых животных... И буйные заросли колючих кустов, где шипов было, кажется, больше чем листьев. Но в глаза бросалось не это. А голая, страшно исцарапанная Макото, продирающаяся сквозь эти заросли, ругаясь как грузчик. Она подныривала и изгибалась, уклоняясь от колючих ветвей, тянущихся отовсюду, норовящих вцепиться в её нагое тело -  словно алчные когтистые лапы, готовые терзать её полные груди, её...

— Ык! — Ранма спешно зажмурилась, сжимаясь и пряча голову между руками. Веко Аканэ дёрнулось.

— Мако-чан! — крикнула она. — Что случилось? Где твоя одежда?

— Ребята! — радостно воскликнула Макото. — Ох, камень с плеч! — Она расцвела улыбкой искренней радости. Аканэ сочувственно поморщилась, разглядев, что на ней живого места не было от глубоких царапин, многие из которых кровоточили. — А одежда вся там! — она махнула рукой куда-то влево.  — И главное, мой хенсин-жезл! Эти заразы рыжие приблизиться не дают, а то бы я давно превратилась.

— Боюсь, магия здесь не работает, — поспешила разочаровать её Ами. — Минако пришлось побороть крокодила как есть, в гражданском.

— Крокодила? — Макото выпучила глаза, и начала продираться в сторону портала, извиваясь между колючими ветками, получая новые царапины и цепляясь волосами, которые свисали, расплетённые, ниже плеч. — Это как это она? Нет, я верю что Ранма-кун или Аканэ-чан любого крокодила бы с лёгкостью, но одна из нас?

— Ну, я думаю, жить захочешь - и не такое совершишь, — с неохотой признала Аканэ, начиная продираться ей навстречу. Ведь и правда: зверюга была метров пять, и весом наверно с полтоны. Забороть такое с подготовкой как у Минако - действительно подвиг.

Суровая реальность живо напомнила ей, что сама до сих пор щеголяет полураздетая, в одних лифчике и мини-юбке. Колючки здесь были лютые. Ойкнув, Аканэ сосредоточилась направляя свою ки на укрепление, подобно тому как делала применяя приём Сокрушительной уязвимой точки(note 1). Но если от летящих фрагментов взрыва помогало кое как, то против шипов оказалось на удивление эффективно. Колючие ветки начали просто соскальзывать с тела, почти не цепляясь. Аканэ поспешила навстречу Макото, стремясь обломать ветки у той на пути... И чуть не лишилась бюстгальтера, который рвануло вбок словно когтями. Аканэ крутанулась в ту сторону, отцепив зловредную ветку, но услышала треск ткани снизу. Мини-юбка стала микро.

— Заррразы! — Аканэ пошла ломать ветки направо и налево, проделывая в разлапистых кустах целый коридор. Длинные, загнутые шипы кололи ладони словно иголками, преодолевая даже ки-усиление. Она только распалялась, рыча нелицеприятное в адрес несносных растений.

— Спасибо, Аканэ-чан, — сказала Макото, преодолев последние метры по человечески, сквозь проделанную подругой брешь. — Но надо ещё как-то достать мой хенсин-жезл. И одежду, если возможно. А то неловко как-то. И Ранма-кун, бедный...

Аканэ покосилась на Ранму, которая так и стояла покрасневшая, съёжившаяся и зажмурившаяся. И вздохнула. Ну что за наказание такое. И ведь не нарочно же.

— Рей-чан! — Макото заметила девушку, лежащую без сознания у стены. — Что с ней?

— Ничего страшного, — поспешила успокоить её Ами. — Просто тепловой удар, должна скоро прийти в сознание.

Снаружи донёсся отчаянный, почти ультразвуковой визг.

— Что? Кто? — Макото напряглась.

— Не волнуйся, — успокоила её Аканэ. — Это Минако в талой воде отмывается.

— Да? — Макото покосилась в сторону выхода. — Пойду, пожалуй составлю ей компанию. Царапины просто горят. Да и про крокодила не терпится узнать. — Она направилась к выходу.

— Можешь отжмуриться, — со вздохом сказала мужу Аканэ. — Тут больше нет голых девушек.

Рыжая опасливо открыла один глаз. Потом выпучила оба, уставившись на Аканэ.

— У тебя это, дырка в лифчике, — смущённо заметила она, окончательно раскрасневшись. — И юбка... — Она спохватилась, и отвела глаза: не время и не место. А реакция благоверной бывает гремучей и непредсказуемой.

Аканэ стремительно схватила блузку и молниеносно натянула на себя. А она-то всё думала, что это за ощущаемая неправильность!

— Извращенец, — тихо сказала она с ворчливой нежностью.

— Аканэ-чан, — поспешно напомнила Ами. — Встань в проёме, портал сейчас закроется.

— Да, нам же ещё вещи Макото вернуть надо! — воскликнула Аканэ, занимая позицию одной ногой там, другой здесь. — А там ещё какие-то «рыжие сволочи» непонятные...

— Я сбегаю! — вставила Ранма, спешно натягивая тёплые штаны поверх своих чёрных: сама-то она колючек не боялась, но шёлковую одежду разодрать не хотелось. — Только направление покажите, я со сволочами разберусь - что с рыжими, что с фиолетовыми! — Она нацепила парку.

— Это где-то там, — показала Аканэ.

— Ага, я щас! — Ранма прыжком унеслась прочь. Впрочем, далеко она не ушла. Метров с сорока донеслась её ругань, треск кустов - и секунд через десять она вернулась со свёртком одежды подмышкой, срикошетив от дерева и приземлившись точно в проделанную Аканэ просеку. Внутрь она однако не пошла, а бросила куль под ноги, и стала бросать вещи Аканэ по одной, энергично отряхивая.

— Ты что делаешь? — спросила Аканэ, ловя предметы одежды и бросая дальше в зал, чтобы не упали в грязную лужу перед порталом.

— Муравьи! — коротко пояснила Ранма. — Рыжие, здоровые как тарака...уй! — Она энергично ударила ногой об ногу. — Зарразы! — перекидав все вещи, рыжая энергично обхлопала себя, и шмыгнула в портал. Аканэ убрала ногу, и портал мгновенно закрылся, колючие заросли сменились её отражением. Ранма сбросила парку и стянула тёплые штаны. — Кусаются как сволочи. Как они Макото не сожрали пока она без сознания была? Эта каменюга, с которой она свалилась, прямо в муравейник угодила - вот они, наверно, взбеленились. Видела бы ты его, там метра три бугор! А шириной с наше додзё. Да, вот жезл Юпитер. — Она вручила Аканэ зелёный жезл с пятиконечной золотой звездой в навершии, в центре которой красовался зелёный круг с символом, похожим на цифру 4.

— Давайте следующую, — сказала Аканэ, передавая медальон Ами. — Пока всё так хорошо идёт, как бы не сглазить.

— Если боишься сглазить - почему поминаешь? — саркастически спросила Ранма, глядя на неё из под полуопущенных век.

— Готово, — Ами передала медальон обратно. — Имейте в виду, она на ночной стороне планеты. Там будет темно. Но эта хотя бы не движется, координаты не изменились ни разу.

— Будто я ни разу из дня в ночь не телепортировался, — пробурчала Ранма. И добавила уже тише: — Ну пусть хоть эта-то не окажется голой!

Аканэ нажала кнопку. Зеркало проёма превратилось в сводчатый прямоугольник черноты, и в зале тут же потемнело.

— Это опять лес, корни какие здоровые... — прокомментировала Ранма, выходя наружу и постепенно исчезая во мраке, по мере того, как удалялась от портала. — Не вижу, она где должна быть?

— Теоретически, прямо вперёд, — ответила Ами. — Должно быть тридцать плюс-минус три метра.

— А! — Ранма скрылась из вида за массивным тёмным выступом. Темнота была зловеще-безмолвной, прерываемая только далёким сверчанием каких-то насекомых. Аканэ насторожённо вглядывалась, высунувшись из портала, прикрывала тыл. Глаза потихоньку привыкали к темноте, но видеть тут было особо нечего. Падающий из портала свет выхватывал плетение узловатых корней и пару ближайших деревьев необъятной толщины далеко выдающимися корнями-контрфорсами. За одним из таких скрылась Ранма. Назад свет почти не проникал, там царила кромешная тьма пронизанная цепочками слабых огней. Аканэ напрягала свои не особо тренированные ки-чувства, на зрение тут полагаться было нельзя. Ничего внятного она не получила, только ощущение опасности, не очень близкой, но смертельной для зазевавшегося. Волоски на её шее встали дыбом, заставляя напряжённо вслушиваться до такой степени, что начала различать дыхание Рей и шуршание одежды Ами. От Ранмы не доносилось ни шороха - как и следовало ожидать.

«Гых! — донёсся вдруг из темноты Ранмин возглас. — Хотару-чан, ты что, голая?!»

Чувство опасности тут же кольнуло, «скрытая угроза» сменилась «неотвратимо и стремительно надвигающейся». Неужели Ранма этого не почувствовал, подумала Аканэ. И тут же поняла: нет, не почувствовал. Попадание в неловкие ситуации его совершенно выбивало из колеи.

— Быстро обе назад! — заорала она. — Что-то приближается!

«Хотару-чан, беги на свет! — крикнула невидимая Ранма. — Вещи я соберу!»

Аканэ закусила губу. Опасность надвигалась слишком стремительно. Теперь она различала множественные источники ки, испускающие то беззлобное, утилитарное даже, убийственное намерение, что свойственно охотящимся хищникам.

Из-за корня вынырнула тоненькая фигурка девочки, смутно белея на фоне тёмных корней. Хотару пыталась бежать, но спотыкалась на неровных корнях, ослеплённая светом из портала, не приученная ходить босиком. Вслед ей выметнулся сгусток тьмы габаритами с медведя. Время для Аканэ замедлилось. В свете портала блестели округлившиеся от ужаса глаза Хотару и клыки, сделавшие бы честь саблезубому тигру. Девочка споткнулась, начала падать - медленно, в сравнении с хищником, несущимся на неё со стремительной грацией.

Аканэ рванула вперёд, медленнее чем хотела: левая нога проскользнула на зеркальном полу зала, чуждая сущность просто проигнорировала усиление сцепления при помощи ки. Пропала прорва времени, но наконец правая нога толкнулась как надо, послав Аканэ вперёд. Падающая Хотару проплыла мимо, тёмный зверь надвинулся, уже корректируя бросок, пытаясь отразить неожиданную угрозу когтистой лапой - но безнадёжно опаздывая. Довернув чтобы миновать огромные когти плывущей на перехват лапы, поднырнув под разверстую пасть, Аканэ вложила все силы, всю инерцию в простой, прямолинейный удар кулаком. Отдача, механическая и ки, сотрясла её тело, отбросив назад и заставив вскрикнуть от боли в не до конца оправившихся мышцах. Но хищнику пришлось куда хуже. Под треск проломленной грудины огромную тушу отшвырнуло словно тряпичную куклу. Глухо ударившись спиной об дерево, чёрный зверь отлетел куда-то в сторону, и грузно рухнул в темноте.

— Давай, Хотару-чан, — Аканэ помогла девочке подняться на ноги, и почти втащила в портал. Где с удивлением обнаружила Ами, стоящую одной ногой наружу. — Что...

— Он вот-вот должен был закрыться! Вас бы отрезало!

У Аканэ прошёл холодок по спине.

— Ранма! Чего ты там копаешься! — Она снова заняла место затычки, остро осознавая, насколько привязанность к узкой линии ограничивает её свободу манёвра. А если ещё один такой бросится? А если стая? Для своего размера неведомый хищник оказался неожиданно быстрым. А она одна держала проём шириной метров в пять а высотой и того побольше. Её могли просто перепрыгнуть!

Ами и Хотару отступили у неё за спиной. И тишина. Неожиданно прорезанная рыком, руганью Ранмы и звуком мощного удара. Невидимый зверь заревел от боли и ярости, ему ответили собратья. Ответный рык прокатился во тьме словно перекличка. Их там должно быть дюжины, подумала Аканэ, даже если две трети были эхом!

— Рррррранмааа!

Звучный удар, разъярённый рёв, ещё два удара, глухой звук упавшей туши, хоровой угрожающий рык.

— Да щас, я его найти никак не могу! — раздосадованно крикнула невидимая Ранма. — Темно же как у демона в жопе! А тут эти ещё мешаются!

— Кого его? — крикнула Аканэ. — Быстрей давай, пока у меня квота не вышла!

— Да хенсин-жезл её! Ах ты... — Последовали ещё несколько звучных ударов и такой многоголосый рёв, словно там этих зверей собралась целая стая. Что, скорей всего, так и было.

— Но у меня нету хенсин-жезла, — тихо возразила Хотару. — Я так превращаюсь. Ну, представив и пожелав.

— Правда? — удивлённо переспросила Аканэ. И заорала в темноту: — Слышишь? У неё его никогда не было! Хватит искать чего нету, бегом назад!

— Тьфу, вот засада! — с облегчением откликнулась Ранма. Через секунду она отрикошетила от ближайшего дерева с охапкой одежды подмышкой, пролетев мимо Аканэ. Та шагнула назад, и стая атакующих саблезубов сменилась её собственным отражением.

— Так, осталось две, — сказала Аканэ, передавая медальон Ами. — Давайте поскорее заканчивать. — Она взяла свёрток из рук старательно жмурящейся Ранмы, и начала помогать Хотару одеться. — А ты чего же так голая там и сидела?

— Это всё они, — сказала Хотару, ёжась. — Я лежала тихо, как мышка, на том камне где очнулась. Они ходили, принюхивались внизу. Рвали что-то. — Тут Аканэ заметила, что её тёплые штаны все в клочья. — Страшное место, — заключила Хотару. — Но такое красивое. Все эти огни в темноте, — она улыбнулась единственному приятному воспоминанию. — Если б не эти, в темноте, там было бы не так плохо. Камень был холодный, но я парку под себя подтянула. Это когда ещё не поняла, что нельзя шуметь. Но многоножки... — Её передёрнуло.

— Многоножки? — переспросила Аканэ, заранее содрогаясь мысленной картине.

— Ага, — Хотару кивнула. — Вот такие. — Она развела руки на полметра. — Они всё время сверху откуда-то падали. И иногда по мне ползали.

Аканэ позеленела.

— Да нет, — поспешила успокоить её девочка. — Они не кусаются. И они на самом деле красивые. Такие стильные, словно перетекающие... Просто неожиданно очень. Одна мне на спину вдруг заползла, очень трудно не закричать было. Я себе губу, кажется, прокусила. — Она продемонстрировала губу, не прокушенную но припухшую и с явственными синяками от зубов. — Потом-то разглядела, что это за зверушка. Они оказывается щекотные очень. А эта мне на плечо заползла, свесилась оттуда на треть, и так забавно принюхивалась. — Она слабо улыбнулась.

— Рада, что вам удалось подружиться, — дипломатично сказала Аканэ со слегка натянутой улыбкой. Она не была совсем уверена, что смогла бы не заорать если бы всякая гадость начала ползать по её голому телу. — Ранма, можешь отжмуриться. Она одета.

Ранма опасливо открыла один глаз, потом второй.

— Готово, — Ами вручила медальон Аканэ. — Но учтите... — Она замялась. — Надо быть готовыми к худшему. Мичиру конечно плавает как рыба, но упав без сознания...

Аканэ нажала кнопку.

«Внимание, открываю портал в проёме пять, — возвестил механический голос. — Внимание, уровень грунта нестабилен. Активирован механизм динамической подгонки вертикальной координаты по протоколу тридцать восемь.»

Проём открылся в темноту, в лицо ударил тугой поток тёплого морского воздуха. Яркие, тропические звёзды были заметны даже не привыкшему к темноте глазу, но их вдруг заслонила вздымающаяся стена темноты. Аканэ выкрикнула предупреждение, но волна стала необъяснимым образом уменьшаться, уменьшаться, пока не исчезла полностью. Аканэ озадаченно моргнула:

— Что это было?

— Портал динамически скорректировал вертикальную координату, — объяснила Ами. — Проще говоря, приподнялся чтобы пропустить волну.

Аканэ и Ранма выглянули наружу. Тёмная вода была в нескольких метрах внизу, следующая волна накатывала, но верхушка даже не доставала до проёма. Обратно вниз портал опуститься не соизволил.

— Э-ей, есть кто живой! — гаркнула в темноту Ранма.

— Есть! — донёсся из темноты обрадованный голос Мичиру. — Я здесь!

— Мичиру-мама! — радостно воскликнула Хотару, подбегая к порталу.

— Плывите сюда, портал стационарен! — предупредила Ами, тоже подходя к самому краю. Все четверо выстроились в ряд на краю, солёный ветер трепал их волосы заставляя упираться против его упругой силы.

Скоро в волнах можно было разглядеть голову Мичиру, окружённую еле заметным голубым свечением. Под радостные возгласы спасающих она подплыла под самый портал... Где и остановилась, то приближаясь метров до двух, то проваливаясь до доброй полудюжины.

— Придётся нам свешиваться, — сказала Ранма, обернувшись к Аканэ. — Может быть даже вдвоём. — Её начало терзать какое-то смутное подозрение. В темноте было не разглядеть, но...

— Или дождаться следующей большой волны, — сказала Мичиру. — Я могу ещё не один час проплавать, вода тёплая.

— Мы не можем долго держать портал открытым, — извиняющимся голосом отвергла эту идею Аканэ.

— А верёвки нет, — добавила Ранма.

— Внимание, идёт большая волна! — предупредила Ами. — Мичиру-сан, за край можно безопасно хвататься, но он относительно тонкий, постарайтесь чтобы вас не прижало! И портал поднимется с волной!

Мичиру примерилась, оглядываясь назад, и слегка отплыла парой энергичных гребков. Вздымающаяся волна подняла её даже выше кромки проёма, надвигая на портал. Она поплыла вперёд, использовав набранную скорость чтобы практически вбросить себя в стремящийся ускользнуть портал, упершись в пол вытянутыми руками, в одной из которых был зажат её хенсин-жезл, и подтянув одну ногу на край прежде, чем волна ушла из под ног. Ей даже не пришлось хвататься за протянутую руку Аканэ.

Ранма догадалась, наконец, что это было за предчувствие. Но было поздно! Зеленовласая нимфа, элегантно вынырнувшая из волн морских, выпрямилась гибким движением, подтягивая отставшую ногу, отчего её талия заманчиво изогнулась. Солёная влага капала с липнущих к плечам изумрудных прядей, струилась по стройному, нагому телу, прозрачными струйками стекая с упругих грудей... Не вовремя закрывшийся портал обернулся зеркалом, отразившим завораживающее совершенство форм с противоположной перспективы, а боковая стенка проёма, тоже зеркальная, добавила ещё один ракурс. Рыжая издала придушенный возглас, в панике разворачиваясь прочь под буравящим взглядом жены.

В зал вошли Минако и Макото, энергично беседуя и совсем позабыв о своей наготе. Дразнящие изгибы задорной блондинки, контрастировали с мягко покачивающимися талантами атлетичной брюнетки, с ног до головы покрытой царапинами, подчёркивающими...

— Гых! — Ранма крутанулась прочь. Тщетно, ибо калейдоскоп зеркал отражал всё, всё! - а ненароком выхваченные фрагменты были ещё более дразнящими, притягивая взгляд словно магнитом... Демоны подери, они же друзья! Он не должен смотреть на них так! Но предательские глаза жили своей жизнью словно одержимые, выхватывая всё больше и больше подробностей, которых он совершенно, абсолютно не хотел знать об этих девушках! Ранма зажмурилась, но это не помогло! Тренированная наблюдательность и способность подмечать каждую мелочь взбунтовались, обратившись против собственного хозяина, нежеланные подробности всплывали из памяти словно пузырьки из газировки, выскакивая, толкаясь и сменяясь новыми.

Аканэ же смотрит, уцепился за последний аргумент Ранма. Упорно, старательно вытесняя мельтешение нецеломудренных картин мысленным образом неотвратимо надвигающейся колотушки. С трудом, но удалось.

Ранма выпрямилась - красная как свёкла, дышащая как загнанная лошадь, но всё-таки сумевшая взять себя в руки. Отжмуриваться она в ближайший час не...

Увы, хвалёная удача не изменила. Лежавшая до того, словно предмет мебели, Рей вдруг с воплем вскочила на ноги. Ранма распахнула от неожиданности глаза. Наброшенная поверх тряпочка слетела, и Ранма несколько секунд следила, словно загипнотизированная, за хаотичным колыханием грудей черноволосой мико, пока та с воплями скакала вокруг на одной ноге, суматошно стаскивая с себя трусы.

Ранма отчаянно отшатнулась, разворачивая прочь, прочь! теряя равновесие. Запутавшись в собственных ногах, она растянулась на полу лицом вниз. Начала приподниматься на локтях - и обнаружила что почти утыкается лицом в ноги Минако и Макото! Рыжая в панике опустила взгляд в пол... Её глаза округлились, потом закатились - и она обмякла, тихо шмякнувшись обратно на пол.

— Извращенец, — устало и безо всякой убеждённости подытожила Аканэ.

— Чего это с ней? — удивилась Минако.

— С ним! — вызверилась на блондинку Аканэ. — А ты посмотри, где стоишь! И что он видел в отражении!

— А! — чересчур жизнерадостно догадалась Минако, склоняясь к бессознательной рыжей, голова которой покоилась у неё почти под ногами. — Да, зеркальный пол который отражает всё, что на нём стоит, видом с низу... Интересно получилось. — Она приподняла Ранму за плечо. Голова рыжей безвольно мотнулась, стала видна стекающая из носа струйка крови.

— На меня не смотрите, — заявила Рей. — Меня что-то вдруг укусило! — Она потрясла трусы, из которых вывалился здоровенный рыжий муравей. — Посмотрела бы я вас, если бы вас такое тяпнуло за интимные места! — Она потёрла внутреннюю сторону ноги. — Уй.

И лишь Макото имела совесть густо покраснеть.

* * *

09 января 2012.

 
 

Примечания автора:

1
«Сокрушающая уязвимая точка» - «бак'сай тэнкец'» приём в каноне уникальный для Рёги.

Благодарность за вычитку:
— J. St.C. Patrick
— пользователям Orphus (21 ляпов)
<< предыдущая глава ~~Ваша судьба аннулирована - главная~~ следующая глава >>

Обсудить сам фанфик или его перевод можно на нашем форуме (но на форуме нужно зарегистрироваться ^^
Это не сложно ^_^)

Будем благодарны, если вы сообщите нам об ошибках в тексте или битых ссылках ^_^ — напишите письмо или на форум, или еще проще — воспользуйтесь системой Orphus

Ошибка не исправлена? Зайдите сюда. В этой теме я буду выкладывать те сообщения, из которых я не поняла, что мне исправлять