Автор:
Cheb

Эта история относится к фанфикам. Будучи таковым, она в неоплатном долгу перед создателями используемых ниже персонажей: Румико Такахаси, Кунихику Икухарой, Наоко Такеучи, и творческими командами из Interplay, Obsidian и Bethesda.

Аннулированная судьба - II:
Дикая пустошь

Напоминаю, что, японская речь выделяется 『японскими двойными кавычками』

Глава 4,
Скелеты в шкафах

Оптимист изучает английский, пессимист - китайский, реалист изучает автомат Калашникова.
(русская народная мудрость)

Дохнуло теплом и сухой затхлостью. Открывшаяся комната была раза в три побольше первой, вытянутая в длину, и заметно менее ржавой. Сразу за фальшивой стеной располагалось странное возвышение в виде металлического усечённого конуса. Боковые стены были уставлены вперемешку столами с терминалами и различного вида техническими шкафами с мигающими лампочками, здоровенными катушками с лентой за стеклянными дверцами, и прочими заумными деталями.

Ами устремилась к огромному компьютеру, высившемуся в глубине помещения словно двухметровый куб с закруглёнными углами, весь светящийся россыпями красных огоньков, с непропорционально маленьким экранчиком в центре.

— А это что такое? — Аканэ подозрительно осмотрела возвышение в виде усечённого конуса. В центре оказалось свободное пространство с эргономичным стулом, поверху шла полукругом деревянная столешница, заваленная всякими электронными потрохами. Завершал композицию брутального вида паяльник на подставке. — Стол? Но зачем такой формы, к нему можно дотянуться лишь изнутри.

— Для большого босса, видать, — заключила Ранма, нагло усаживаясь на стул, спинка которого представляла собой несколько поперечин, обтянутых искусственной кожей. — Чтобы бумаги никто не лапал, или ещё чего. — Она попробовала крутиться на стуле. Тот поворачивался с немазанным скрипом.

— Это место смотрящего, — объяснил Нарг. — Но легенды говорят, что Двенадцатое - необычное хранилище, без места для смотрящего.

— Мы сами открыли этот секрет недавно, — признался Тим. — Уже после исхода и возвращения обратно. Задолго после того, как Натали посетила нас.

— Мы и я думай, там есть пулемёты, как в Тринадцатом? — вслух подумал Сулик.

— Пулемёты? — удивился Тим.

— Логово поднимается вверх, обнажая сюрприз для нападающих, — подтвердил Нарг. — Никогда не понимал как это, но если логовом предки назвали этот стол, значит он должен подниматься. Не стул же.

— Тут кнопка должна быть? — Ранма с любопытством нырнула под стол.

— 『Ну уж нет!』 — рявкнула Аканэ, забыв что надо говорить по английски. — 『А вдруг выстрелит!』

Ловко вспрыгнув на заваленную столешницу, она выдернула Ранму обратно наверх за косичку.

— Осторожно! — воскликнул Тим. — Некоторые из этих деталей уникальны!

— Простите! — пискнула Аканэ. Покосившись на большую, нафаршированную деталями радиолампу, на которую чуть не наступила, она очень медленно и осторожно слезла со стола.

— 『Я нажимать не собирался!』 — возмутилась до глубины души рыжая, демонстративно поднимаясь. — 『Как ты обо мне думаешь!』 — Она отошла в угол, дуться.

— Однако... — Тим покосился на устыжённую Аканэ, потом почему-то на Усаги. Та нервно ответила жестом двумя пальцами «виктория». — Однако, пулемёт - вещь в хозяйстве нелишняя. Джо-зелёный! Себастиан! Давайте сюда, с инструментом!

Ждать долго не пришлось, так как в комнате к этому моменту, казалось, столпилось всё невеликое население хранилища. Два гуля с плоскогубцами налетели на место смотрящего словно саранча. Первым своротили стул, чтобы не мешался. Потом Тиму пришлось срочно спасать сваленную на столе электронику от соседства с всё более и более тяжёлыми предметами когда ковыряльщики перешли от плоскогубцев к молотку и гвоздодёру. Потом впрягли Нарга с Суликом когда у жилистых, но тощих гулей не хватило мощи отковырять что-то там.

Несколько минут все были заняты. Ами колдовала над мэйнфреймом, заставляя тот временами попискивать. Тим рассовывал радиодетали по ящикам столов. Индейцы с механиками сосредоточенно пытались что-то отодрать, не погнув при этом гвоздодёр. Ранма перестала дуться, и с интересом наблюдала за их потугами. Что-то трещало, стонал гнущийся металл, но получалось не очень. Потом припёрся Майк с кувалдой, помочь. Ему тонкую работу не доверили, кувалду отобрали и применили сами. Против такого аргумента даже крепкая довоенная конструкция не устояла, и скоро двое гулей-механиков ковырялись уже в потрохах стола смотрящего. Обрадованно воскликнули что-то, приволокли кабель, долго присоединяли куда-то внутри, ругаясь. Внезапно у них заискрило, взвыл электромотор, и весь стол подпрыгнул, словно чёртик из коробочки, вознесясь метра на полтора на толстой колонне. Получилось что-то вроде гриба со шляпкой.

Из под шляпки выдвинулись два шестиствольных пулемёта, выразительно уставившись на толпу зевак в первой комнате. Стволы начали раскручиваться. Зеваки продемонстрировали отменные рефлексы, шарахнувшись к стенам. Аканэ прилипла к потолку. Ранма была с другой стороны от этого безобразия. И только Усаги замерла, словно олень в свете фар.

— 『Уворачивайся, дура!』 — заорала Ранма.

— Вырубайте! — зашипел Тим.

Механики завозились, что-то путая в панике.

Сулик рванул кабель. Тот выдернулся из потрохов стола, озарив внезапную темноту фонтаном искр на конце. Затихающий гул замедляющихся стволов, пара секунд тишины, потом начали раздаваться нервные смешки и вздохи облегчения. Темнота не была полной, вдоль стен зеленовато светились экраны, перемигивались россыпи оранжевых огоньков, светился красными панелями мэйнфрейм. Из коридора проникал тусклый отсвет.

— Народная мудрость, — умным голосом объявил Сулик, — гласить: чтобы електричество сдохло - отрывай провод!

— Простите, я что-то пропустила? — озабоченно спросила Ами.

Ранма хрюкнула от смеха.

— 『Ничего особенного,』  — успокоила Усаги. — 『Просто местные обнаружили один интересный секрет... А мне судьба напомнила, что надо осторожнее с желаниями.』 — В её голосе сквозил сухой юмор. — 『Очень смешно могло получиться, если подумать』

— С желаниями? — не поняла Ами.

— Ты не отвлекайся, — отвлекла её Ранма. — Работай давай, свет сейчас починят.

Аканэ озабоченно косилась на Усаги. Учитывая, чего та желала ещё часа два назад - а именно, тихо сдохнуть - подобный висельный юмор был крайне беспокоящим.

Тим, тем временем, шёпотом разносил двоих незадачливых механиков. Те, вроде, оправдывались. Шёпот у гулей был хриплый, монолог Тима таким быстрым и яростным, что ни Ранма, ни Аканэ ничего не разобрали.

Свет починили через пару минут, и столпившиеся гули начали восторженно присвистывать, разглядывая и ощупывая шестиствольных монстров.

— 『Они так рады,』 — заметила Усаги на японском. — 『Это большая ценность?』

— Полезные штуки? — перевела Ранма, обращаясь к обществу в целом: Тим был очень занят.

— Это ж миниганы! — отозвался один из светящихся. — Ежели на базаре продать - тыщ пять крышек за каждый!

— Мы продавать не будем, — возразил другой гуль. — Мы в коридоре у входа поставим, будет сторожевой пост-сюрприз! — Он зашёлся хекающим то-ли кашлем, то-ли смехом.

Мини пушки? подумала Ранма. Чего-то я недопонимаю.

— Второй всё равно продадим! — не согласился первый светящийся. — Ты прикинь, сколько ништяков можно за него наменять! — Он мечтательно закатил глаза.

— А запчасти для ремонта ты откуда брать будешь? — второй не уступал. — Напильником вытачивать? И всё ради каких-то жалких пяти кусков? Зачем они тебе? В Рино, по девочкам бегать? Так тебя там быстро прикопают!

— 『Дискутируют, продать или захомячить,』 — перевела для Усаги Ранма.

Механики, тем временем набросились на выдвинутую, беззащитную колонну с отвёртками, и начали быстро превращать её в груду свинченных железок под эзотерические восклицания «А коллектор-то, коллектор!», «Ты только посмотри на эту крошку! Даже заводская смазка осталась!» и «Червячный привод - туфта полная». Для Аканэ они показались падальщиками, обгладывающими тушу павшей скотины. Так и было: скоро от стола смотрящего остался один скелет, а довольные технари уковыляли прочь, каждый с ворохом запчастей. Тиму было не до гостей: надзирал, чтобы прочие, менее талантливые представители гульего племени не уронили пулемёты по дороге к оружейке и не приделали ноги патронам.

В общем, радостный бедлам.

Ами, похоже, этого не заметила, поглощённая разглядыванием чего-то внутри мэйнфрейма. Переместилась, словно сомнабула, к одному из столов с терминалами, на ощупь нашарила в ящике какой-то кабель, соединила терминал с мэйнфреймом. После чего с головой ушла в терминал, настукивая на архаичной клавиатуре левой рукой, а правой что-то поправляя в своём визоре.

Ранма подошла, заглянула через плечо. На экране мелькали столбцы цифр и прочие крякозябры. Она тихо отошла, чтобы не мешать.

Тим, тем времеем, объяснял индейцам тонкости проспекторства:

— Надо искать не пещеру, а следы строительства. У любого хранилища есть замаскированная пуповина, тоннель с которого начиналась проходка и вывозили вынутую породу. И дорога, по которой осуществлялся подвоз строй материалов и вывоз породы. Строительство такого масштаба скрыть невозможно - следовательно что?.. Следовательно, эта пуповина замаскирована под второстепенный военный объект. Достаточно незначительный, чтобы враг не тратил на него ядрёну бомбу, и достаточно удалённый, чтобы хранилище уцелело, если бомбу всё-таки бросят.

— Ты говоришь, нам надо искай мелкую военную базу старого мира, — сказал Сулик, — со следами больших копаний?

— Именно, — подтвердил Тим. — Только следы земляных работ будут тщательно замаскированы. Под подземный капонир там, или насыпь под фундамент для сарая, или на что ещё у людей старого мира фантазии хватило. Где-то в полумиле от этого и будет вход в Тринадцатое. Скорее всего, с другой стороны какой-нибудь гряды.

Оба индейца вздохнули.

— Не пойдёт, — сказал Нарг. — Для этого надо... уметь читать эти руины, как мы читаем следы зверей. У нас с Суликом получится не лучше, чем у жителя Города Хранилища, решившего поохотиться на геко.

— Я могу помочь! — вклинилась Ами, отрываясь от своей работы. — Я могу обнаруживать подземные полости...

— 『Не отвлекайся!』 — цыкнула на неё Ранма. — 『Будет наш запасной вариант! Ты хоть представляешь, сколько надо прочесать?』

— Не меньше тысячи квадратных километров, — приувяла Ами. — Хорошо-хорошо, мне почти удалось разобраться... — Судя по досаде в голосе, она на чём-то застряла, и это «чуть-чуть» грозило растянуться в пару часов.

— У вас проблемы с чем-либо? — дипломатично спросил Тим.

— Вот этот блок аналогово-цифровых преобразователей, — пояснила Ами, указывая на заднюю сторону мэйнфрейма. — К нему ведёт множество кабелей, очевидно, что это какая-то система датчиков. Программа, обрабатывающая этот ввод, крайне запутанная, мне не удаётся понять её предназначение. Но именно эта программа имеет наивысший приоритет, в настоящий момент занимая восемь ядер из девяти уцелевших. Изначально, пока их было шестнадцать, это должно было быть не так заметно, но теперь одно ядро тянет практически все системные задачи, включая обработку прерываний. А этот АЦП генерирует около трёхсот тысяч прерываний в секунду.

— То есть, — переспросил Тим, прищурившись, — наш мэйнфрейм такой медленный не потому, что он ржавый, изношенный кусок лома, а потому, что занят какой-то, прошу прощения, хернёй?

— Эээ, простите? — озадачилась Ами. — Но этот процесс обрабатывает показания датчиков...

— Про которые мы ничего не знали, — отрезал Тим. — Значит, либо они давно сдохли, либо он высчитывает какую-то довоенную чепуху, вроде количества крыс в пустыне, или проверяет, не пролетят ли китайские бомбардировщики. Вырубай этот процесс нахер!... Прошу прощения, мисс.

— Вы уверены? — усомнилась Ами. — Не хотелось бы сломать что-нибудь жизненно важное. Вроде управления ядерным реактором.

— Ядерным? — озадаченно переспросил Тим. — Вы, вероятно, имеете в виду реактор деления?(прим. 1) Нет, в нашем хранилище такого нет, только стандартные генераторы синтеза. Совершенно самодостаточные, смею заверить.

— Синтеза означает термоядерные, — ответила Ами. — С собственным компьютером?

— Нет, нет! — поправил Тим. — Не термо. Обычного холодного синтеза. Компьютер там совершенно не нужен, конструкция не сложнее обычной батареи синтеза.

— Холодного синтеза? — ошарашенно переспросила Ами. — Но это же... Как же... Это же невозможно! Даже наука Серебряного Миллениума...

— Невозможно? — удивился, в свою очередь, Тим. — Но таких батарей до войны тысячами использовали! — Он обернулся к толпе зевак. — Эй, кто-нибудь сбегайте к Гризу, принесите батарею синтеза.

Те издали коллективный стон и начали тянуть жребий: очевидно, заставить Гриза расстаться с этой самой батарейкой было задачей не из лёгких.

— 『Опять что-то невозможное?』 — подкатила к Ами ухмыляющаяся Ранма. — 『Давай, соберись, а то сама на себя не похожа.』

Ами взглянула на ту резко, собираясь горячо возразить, но передумала.

— 『Если б я каждый раз, встречая новый, хитровывернутый боевой стиль...』  — привела пример Ранма, закночив на полуслове.

— 『Боевой стиль?..』 — Ами нахмурилась. — Но ведь... Ты прав! — Она продолжила с явным облегчением, явно о чём-то догадавшись. — Да, точно! В науке нет абсолютных истин, очень часто практические применения остаются неоткрытыми или отвергнутыми десятилетиями, если не веками. Учёные как сообщество бывают не менее косными в своих заблуждениях, чем обычные люди, взять ту же хеликобактер пилори, признанную лишь сто восемь лет спустя её открытия. Или экспериментатор ошибается в измерениях, и идею хоронят, как противоречащую здравому смыслу.(прим. 2)Может быть, с холодным синтезом так же?.. Не хотелось бы, чтобы в этом мире оказались другие законы физики.

Из коридора, тем временем, начала доноситься ругань гуля, спорящего с неприветливым кладовщиком: даже с такого расстояния было слышно. Тим извинился, и ушёл решать вопрос лично.

Ожидая, пока он вернётся, Ами машинально пролистывала что-то на экране. Потом вгляделась, нахмурилась, и стала листать уже целенаправленно.

Ранма наклонилась, разглядывая экран через её плечо. Слева светились два аккуратных столбца цифр и букв, разбитых на меньшие столбики попарно. Справа шёл монолитный столбец потоньше, состоящий из крякозябр вперемешку с английскими словами, переносимыми на следующую строку как придётся. Ами прекратила листать, и Ранма вгляделась в правый столбец, с трудом разбирая упрессованный текст:

— «Китайские бомбы стреляй этот процессор вниз нахер прошу прощения нехватка»... Это чёЫ за муть?

— Точно! — воскликнула Ами. — Распознавание речи! Вот что это за загадочный процесс, съедающий все вычислительные мощности!

— Распознавание речи? — озадачилась Ранма.

— Это никакие не датчики! — объяснила Ами. — Это микрофоны скрытого прослушивания! А распознавание речи служит для сжатия информации: записывать звук со сколько там... тысяча двадцати четырёх каналов никакой ленты не хватит. Вот они и придумали распознавать речь и записывать уже в текстовой форме. Очень компактно, но частично переврано. Не знаю, алгоритмы ли несовершенны, или микрофон испортился от времени, но «бомбардировщики» превратились в «бомбы», «вырубай» - в «стреляй вниз», а «мисс» в «нехватку». — Она вгляделась в левые столбцы. — Очень странно, нет более ранней части разговора. Словно запись началась со слова «китайские».

— Ничего удивительного! — донёсся со спины голос Тима, заставив Ами вздрогнуть от неожиданности. — Там наверняка есть список ключевых слов, служащих для выявления неблагонадёжных речей. Ну великолепные мерзавцы! — Он поставил на стол рядом с терминалом тяжёлый цилиндрик с закруглёнными краями, размером примерно с банку газировки. — Давай-ка попробуем разобраться, куда этот старший брат стучал. Не хотелось бы на собственной шкуре узнать, что где-то есть бункер, в котором есть терминал, на котором можно прочитать наши разговоры. Это серьёзная брешь в безопасности!

Оба начали копаться в памяти мэйнфрейма, хотя Ами периодически косилась на цилиндрик, явно снедаемая любопытством.

Ранма отошла, чтобы не мешать им.

— 『Что нашли?』 — вполголоса спросила у неё Аканэ на родном языке.

— 『Хитрую систему прослушки всего убежища,』 — так же тихо объяснила Ранма. — 『До сих пор работает.』

Аканэ нахмурилась:

— 『Как же этот их главный не доверял людям, если устроил такое. Да ещё пулемёты у себя под столом, параноик. Гадко-то как.』

— 『Это всё фабричным образом сделано,』 — поправила Ранма, кивая на распотрошённый стол. — 『Один параноик на коленке собрать не мог.』

— 『Счастливый мир себя не взорвал бы,』 — философски заключила Усаги.

Ами с Тимом оприходовали мэйнфрейм минут за пятнадцать, ампутировав несколько лишних деталей когда тот отказался запускаться без модуля прослушки. Потом Тим гонял тесты, восторгаясь полученным на халяву вычислительным мощностям. Потом она сканировала сдохшие ядра, помечая уцелевшие детали. Всё шло к тому, что Тим сможет из этих семи собрать два рабочих.

Но вот, наконец, Ами смогла запустить поиск по ключевым словам, за пять минут написав программу, заставившую накопитель работать впятеро быстрее, чем считалось возможным. Два шкафа у правой стены шелестели, перематывая толстые катушки магнитной ленты размером с тарелку. Освободившиеся от прослушки мощности мэйнфрейма переваривали нефильтрованный сигнал с магнитных головок на скоростях, недоступных хилому контроллеру.

Теперь она могла без помех заняться жёгшим её любопытство предметом, озаглавленным Тимом, как «элемент микросинтеза». Тяжёлый, закруглённый цилиндрик имел сверху безопасный, закрывающийся шторкой разъём. Неудивительно, учитывая подпись «1040,8 вольт постоянного тока».

— Мне самому интересно, — сказал Тим. — Может, и тут обнаружишь что-то новенькое.

— Так... — Ами вертела батарейку в левой руке, правой манипулируя визором через серьгу. — По центру у неё... Кажется, это конденсатор. Толщиной с карандаш. Вокруг него, кольцами - вольтов столб из тонкоплёночных элементов. Ровно девятьсот штук. Дейтерий, палладий, осмий. Странно. У нас это пробовали - работало не лучше вечного двигателя. Рубашка из парафина и свинца. Вполне ожидаемо. Хмм... Какой интересный пластик. Неудивительно, что она через столько лет в сохранности. По внешнему и внутреннему краям - кольца из того же пластика, для изоляции между... Так, стоп. Палладия слишком мало, не вместит и тысячную долю дейтерия. Дейтерий - в виде тяжёлой воды. Это кольцо - чтобы удержать воду внутри элемента?.. Тогда зачем нужен палладий?.. Суспензия наночастиц в тяжёлой воде. Ничего не понимаю. А осмий?.. Напыление на верхней мембране элемента. А это что?.. Следы механического износа. Откуда?.. Так, что у нас в торцах. Ага, сверху - сложный управляющий механизм. Какой впечатляющий транзистор!.. Дальше, нижний торец. А вот такая конструкция - это уже преступление! Радиоизотопный микроэлемент, вне защитных рубашек, может разрушится от простой вмятины в корпусе! И кто додумался использовать для этого цезий? Вторичная переработка таких батареек будет сущим кошмаром. Хм... Но иначе они все давно уже разрядились бы. Так, что тут у нас ещё? Пьезоэлементы?.. И куча транзисторов к ним. Тогда для активации основной батареи используется ультразвук?.. Но как это может помочь?.. Возможно, кавитация на границе контакта с наноструктурами осмиевой плёнки?

— Ну, что? — осведомилась Ранма, для которой вся эта галиматья, да ещё озвученная на английском, осталась совершенно непонятной. — Есть сдвиги, или оно ест твой мозг?

— Это больше, чем я знал про элементы микросинтеза, — признался Тим. — В книгах такого не пишут: коммерческая тайна, будь она неладна. А разбирать - чревато. Взрываются со страшной силой.

— Взрываются? — удивилась Ами. — Но в ней нет ничего, что могло бы... — Она нахмурилась, теребя серьгу. На визоре мелькали графики и таблицы. — Так, понятно... Нет, стойте... Фотоний?.. — На её лице отразилось совершенно ошарашенное выражение. Потом она прищурилась, движения стали спокойными и сосредоточенными. — Если так, то это многое объясняет... Так, а как же они... Заряженный фотоний?.. О, конечно. Если они копировали стандартную схему, и перевернули её с ног на голову... Да, очень похоже. — Она ещё некоторое время изучала батарейку, потом протянула обратно Тиму: — Спасибо, теперь многое прояснилось.

Ами замялась, обнаружив, что все окружающие уставились на неё выжидающе.

— Простите, что именно прояснилось? — озвучил всеобщее любопытство Тим.

— Эээ, — смущённо пробормотала Ами, осознав, насколько всех заинтриговали её бессвязные замечания. — Видите ли, технология, применённая здесь, не могла быть местной... В смысле, земной. Это не выглядит естественной, собственной разработкой. Словно создатели этой батареи имели в своём распоряжении стандартный тантриевый элемент из технологической базы Хрустального миленниума, и создали его грубое подобие на уровне технологий двадцать второго века.

— Ты говоришь, они наложили лапу на технику инопланетян? — уточнила Ранма.

— Или на реликт Серебряного миллениума, — ответила Ами. — Это или доказательство того, что в этом мире было Лунное королевство, или доказательство, что люди в этой галактике не одни. Учитывая то гиперволновое эхо... — Повернувшись к Тиму, она пояснила для него подробно: — Центральный элемент, который размером с карандаш - это фотониевый накопитель, явно переделанный из выходного каскада тантриевой батареи, путём чисто количественных изменений. Вот тут, сбоку, — Она показала на верхнюю часть батареи, — втиснут крайне грубый и маломощный генератор фотония, один-два киловатта максимум. Но объём накопителя увеличен на несколько порядков. Он способен хранить, эээ, почти сотню мегаджоулей.

— Сто шестьдесят, — поправил Тим.

— Ээ, сто шестьдесят мегаджоулей, — повторила Ами. — Подобное повышение ёмкости за счёт надёжности просто ужасает, эта энергия эквивалентна примерно сорока килограммам в тротиловом эквиваленте!

Большинство гулей, как и Ранма с Аканэ, дружно попятились от держащего батарейку Тима.

— Не волнуйтесь, накопитель почти разряжен! — поспешила успокоить их Ами. — Чтобы инициировать процесс зарядки, нужно приложить сильный магнит к вот этому жёлтому кружку на донце. Тогда этот... вольтов столб холодного синтеза с ультразвуковой инициацией полностью зарядит накопитель в течение суток.

Тим некоторое время молчал, переваривая информацию. Потом медленно спросил: — То есть, эти элементы... Они многоразовые?

— Однозначно, — подтвердила Ами. — Точно не скажу, но должны выдерживать где-то от двадцати до ста циклов. Накопитель, по своей природе, практически вечен, но генератор и вольтов столб - нет, поэтому каждая следующая перезарядка будет занимать всё больше времени. Судя по небольшому износу, эта батарейка уже перезаряжалась несколько раз.

— Кровавый ад! — прокомментировал Нарг, отчего-то зашлёпнув лицо ладонью.

— Век живи, век учись, — философски утешил его Сулик.

— Так, все поняли? — прорычал Тим, обернувшись к собратьям-гулям. — Вы ничего не слышали! И если находите разряженный элемент микросинтеза - подбираете его из чистого хомячества, ничего более!

Гули дружно захихикали, жадно потирая руки.

— Я их коллекционирую как память о покойной бабушке! — вставил из задних рядов какой-то остряк-самоучка.

— А я хочу набрать тысячу и собрать в гараже электростанцию! — добавил другой.

— Простите?.. — озадаченно сказала Ами.

— Я думаю правильно, что общее знание - что батареи не перезаряжаемые? — невинно осведомилась Ранма.

— Несомненно, — ответил Тим. — Теперь, если вы будете так добры, чтобы не распространять это, кхм, бесценное знание...

— Нам нет нужды, — успокоил его Сулик. Потом принял преувеличенно-задумчивую позу. — Хотя, если для себя... Но зачем нам?

— Хайвеймен! — напомнил Нарг. — Он их жрёт, как Хакунин - крысбургеры. Ааа, пошто я её вчера выбросил! — Он огорчённо покачал головой.

— 『Чего это они?』 — шёпотом спросила у Ранмы Аканэ на родном языке: хоть её английский был лучше теотически подкован, чем у рыжей, недостаток практики не позволил ей разобраться в нагромождении обмолвок и намёков.

— 『Будут теперь на батарейках навариваться,』 — тоже шёпотом объяснила Ранма. — 『Все думают, что эти батарейки - одноразовые, и выбрасывают. А они многоразовые.』

— Кстати, — спросил у Ами Тим, — что такое фотоний?

— Это... вид материи, образованный из фотонов, образующих стабильную кристаллическую структуру, — любезно пояснила та. — Устройства для генерации весьма просты, но теория - нет. Особенно сложно в расчётах. При естественном развитии земной науки и техники, твёрдый свет становится доступен в районе двадцать шестого века. В концентраторе энергии этой батареи используются... самоукрепляющиеся структуры из твёрдого света, иначе подобная плотность энергии была бы просто недостижима. Вся конструкция - прямое обезьянничание, копирование без полного понимания принципов расчёта. Иначе зачем делать накопитель таким тонким и длинным? Нет, тут явно взяли имеющуюся конструкцию и просто скопировали, лишь добавив слоёв. Тем более, что заряженный фотоний - это гораздо более сложный уровень понимания и манипуляции материей.

— Фантастика! — восхитился Тим. — Очень рад, что довелось встретить вас. Кто мог подумать, что у привычных вещей такие скелеты в шкафу!

Последовало неловкое словесное расшаркивание друг перед другом, совмещённое с кратким обзором физики двадцать шестого века на научно-популярном уровне. Если честно, Ами знала большинство этих материй именно на научно-популярном уровне, без лишних подробностей, не решившись тогда расспрашивать розоволосую гостью из будущего чтобы причинность не завязалась в совсем уже непотребный узел. Знание пространственной физики и способность создавать порталы Ами изучила сама, на наглядных примерах, предоставляемых генералами Тёмного королевства и культистами потустороннего Фараона Найнти.

Тим так и не спросил о паре вещей, которые ему были любопытны, как заметила Ранма. А именно об их силах сэйлор-воинов и о том, откуда девушкам двадцатого века известна техника двадцать шестого.

Когда взаимовосхваление выдохлось и Тиму пришлось заняться разошедшейся массовкой, рыжая тихо подкатила к Ами, поддержать разговором:

— 『Ну, как этот мир?』 — шёпотом осведомилась рыжая. — 『В смысле, искажённого развития... Тьфу, я имею в виду эффект «дерева, упёршегося в стеклянный потолок»?』

— 『Всё вокруг просто состоит из следов этого искажения,』 — так же шёпотом ответила Ами. — 『Первое, что бросается в глаза - они знали и умели делать транзисторы. Очень хорошие транзисторы, в цепях питания повсеместно. Но до микрочипа не додумались. Вместо этого компьютеры построены на совершенно невообразимых газоразрядно-конденсаторных матрицах со сканирующей развёрткой электронным лучом. Фактически, каждая «лампа» в таком компьютере - аналог микрочипа, с тысячами активных элементов. Это работает, и очень неплохо работает. Но дальнейшей миниатюризации не поддаётся! Потолок. Мэйнфрейм гораздо мощнее, но построен на совершенно иных принципах, там сотовые трёхмерные матрицы из сверх-миниатюризованных электронных ламп, две тысячи девяносто в одной вакуумной колбе. Очень надёжно и долговечно, но страшно подумать, какова была стоимость изготовления. Каждая такая мульти-лампа требует огромной ручной работы при сборке, а их в мэйнфрейме - тысячи. И это только чтобы получить вычислительную мощность не больше, чем у некоторых персоналок дома... Опять потолок. Чтобы продвинуться дальше, надо изобретать что-то совершенно новое с нуля.』

— 『Понятно. Pаз за разом изобретали колесо. Что-нибудь посоветуешь?』 — подошла с практической стороны рыжая.

— 『Не расслабляйтесь. Наука этого мира могла далеко продвинуться в совершенно неожиданных направлениях, это не считая явного инопланетного следа. Многое может быть не тем, чем кажется. Вроде поверхностного сходства этих процессоров с обычной радиолампой.』

— 『Учтём,』 — серьёзно кивнула Ранма.

Но вот, наконец, мэйнфрейм закончил мучить накопитель на магнитной ленте. Недовольно щёлкнув, бобина пошла перематываться обратно, а Ами углубилась в результаты поиска, сохранённые на голодиск терминала.

Долгое, нудное просеивание сквозь заметки за тринадцатые числа, заказы на тринадцать штук и прочий подобный мусор дало лишь кратенький рекламный текст.

Прочитав, какое тринадцаое замечательное хранилище, расположенное так удобно, прямо под центральными кварталами Бейкерсфилда, Нарг приуныл:

— Брехня.

— Бычьи... экскременты? — переспросила Аканэ.

— Ну, Бейкерсфилд отсюда на запад, а тринадцатое - где-то на северо-востоке, — объяснил Нарг. — Брехня в чистом виде.

— Есть умное слово «дезинформация», — вставил свои пять копеек Сулик.

— Но зачем врать о расположении Тринадцатого? — сокрушался Нарг. — Двенадцатое же никто не прятал! Как и пятнадцатое!

— Не понимаю, — ответил Тим. — Воспоминания с годами тускнеют, но не было такого, чтобы расположение хранилища делали секретом. Двенадцатое в Барстоу, двадцать первое и тридцать четвёртое в Вегасе, девяносто второе, сто первое и сто двенадцатое в Столице, сто четырнадцатое в Бостоне... О как, не забыл ещё! Но я до визита твоей прародительницы был уверен, что тринадцатое - в Бейкерсфилде. Там, где сейчас рассадник братства.

— Выродилось братство, — с горечью поделился Нарг. — В этом их Максоне даже на улицах...

— Тут... стол другого цвета, — привлекла их внимание Ранма, вставая на цыпочки чтобы окинуть взглядом столешницу по прежнему поднятого места смотрящего. — Был терминал?

И действительно, столешница в одном месте оказалась выцветшей чуть меньше.

— Был, но он сломан, — ответил Тим, указывая на один не работающих компьютеров в терминальной. — Он тупой был, без собственного хранилища данных, но сетевой чип неисправен. На запчасти храним.

— Давайте посмотрим. — Ами подошла к тому терминалу, лавируя между зеваками, и просканировала его. — Ага! — с победным видом воскликнула она, оживляясь, и легко, словно пушинку, перевернула массивный десктоп набок. Вытянула двумя пальцами один из винтов в днище, повернула и со щелчком вдвинула обратно, потом аккуратно поставила терминал на место. — Прерыватель в цепи питания голодиска, — пояснила она поражённым зрителям, — спрятанного в нижней части шасси.

Тим радостно засуетился, включил терминал в розетку - и скоро тот ожил, зашелестел голодиском, и на экране медленно проявились строчки загрузки. Затем предложение ввода пароля.

Тим тут же устроил Ами практическое занятие по взлому терминалов. Судя по тому, как оживились и начали толпиться остальные гули - шанс понаблюдать за подобным действом был крайне редким.

— Запоминайте последовательность клавиш, — объяснял Тим. — При загрузке зажать AR2, когда появится приглашение к вводу - не отпуская её, нажать F8.

— Хм, — Ами выполнила последовательность. — Выглядит, как обычный отладочный режим. В чём разница?

— Он запускается до оболочки, — объяснил Тим. — На уровне которой и реализована защита паролем. Теперь, запоминайте имя файла подкачки. Открыли?.. Теперь, главная хитрость. Подпрограмма авторизации всегда использует одну и ту же страницу виртуальной памяти. Находится так... И вуаля. Всего на одном экране, куча мусора и где-то в ней - пароль в открытом виде.

Ами нахмурилась, читая слова, хаотически разбросанные среди крякозябр.

— Знаю, знаю, — согласился Тим. — Дыра просто ужасная! Но в старом мире о ней очень мало кто знал. Ваш покорный слуга - один из редких посвящённых. Само знание считалось крамольным, а распространение приравнивалось к акту терроризма.

— Почему же её просто не закрыли? — спросила Ами, в её голосе сквозило неверие, что люди могут быть настолько безалаберны.

— Это надо было спрашивать у спецслужб, — проскрипел вернувшийся Эван. — Кому ещё выгодна дырка, позволяющая залезть в любой терминал? Чтобы неблагонадёжных искать

— Для промышленного шпионажа, опять же, — добавил Тим.

— Гадость какая, — выразила своё мнение Аканэ.

— Подопытные кролики, — невпопад отозвалась Ами, стуча клавишами.

— Гвинейские свиньи? — озадачилась Аканэ.

— Это пароль у него такой, — объяснила Ами, стремительно листая текст на экране. — Означает кого-то, над кем проводят эксперименты - например... Ох! — Она замерла, уставившись на экран в ужасе.

— Что такое? — забеспокоился Тим, склоняясь у неё над плечом.

— Ну конееечно, — просипел Эван, склоняясь над её другим плечом. — Чего ещё можно было ожидать от этих милых людей?

Индейцы тут же заинтересовались, склоняясь над плечом уже у гулей. Ранма пролезла сбоку без мыла, опираясь одной рукой о стол, а ногой - о стену.

— Это чудовищно, — пробормотала Ами, листая что-то вроде дневника.

— Значит, сбежал, — заметил Эван. — Здраво оценил, что снаружи хранилища безопаснее? Или просто запаниковал?

— Не определить, — с некоторой задержкой откликнулся Тим. — Слишком осторожный ублюдок, следил за словами даже в своём дневнике. Меня больше интересует упоминание о «контрольных» хранилищах. Если это не бред безумца...

— То большинство Хранилищ - на самом деле эксперименты над людьми, — закончила за него Ами дрогнувшим голосом. — Почему?.. Зачем?.. Я не хочу в это верить. Это уже за гранью зла. Просто безумие... Да, точно! Этот смотрящий просто страдал умственным расстройством...

— Не хочу огорчать, мисси, — проскрипел Эван, — Но это весь старый мир страдал умственным расстройством.

— Вы просто пребываете в блаженном неведении о многих исторических фактах, — добавил Тим. — Довоенные правительство и корпорации славились таким человеколюбием, что, если честно, я рад жить в пустоши, населённой мутировавшими зверями и махровыми мракобесами. Оно, как-то, добрее.

— И пароль намекает непрозрачно, — вставил Эван.

— В чём дело, скажет кто-нибудь? — возбухтела Ранма. — 『В этом дневнике всё намёками да недомолвками, я не настолько хорошо английский знаю!』

— 『Дверь хранилища была умышленно сделана не герметичной,』 — пояснила Ами. — 『Над людьми ставили опыты по воздействию радиации. Как над крысами.』

— 『Меня сейчас стошнит,』 — пожаловалась Аканэ.

— Что означает «контрольное» хранилище? — спросил Нарг. — Из него... осуществляли контроль?

— Вовсе нет, — поспешила успокоить его Ами. — Это от слов «контрольная группа», то есть группа лабораторных крыс, оставленная нетронутой как эталон для сравнения с другой группой, над которыми проводится эксперимент. Обе помещаются в сходные условия, чтобы различить влияние эксперимента от прочих факторов... Таких, как корм или температура, например.

— По его словам, восьмое и тринадцатое были контрольными, — заметил Тим. — Боюсь, ваш квест только что усложнился.

— Да, — мрачно согласился Нарг. — Такие люди не стали бы хранить координаты чистого образца вместе с опытным.

— Почему? — не поняла Аканэ.

— 『На случай, если подопытные догадаются/,” — объяснила рыжая. — 『И захотят разделить... бремя ответственности.』

Ами просеяла весь голодиск смотрящего, даже прошарилась по битым секторам, но не нашла ничего более конкретного, чем то невнятное упоминание.

— Где-то должна быть ещё одна сеть убежищ, — убеждённо заявила она, пытаясь утешить Нарга. — Для экспериментаторов и их хозяев. Мы можем... поискать её.

— Да где их искать, про них и не слышал никто, — ещё больше приуныл Нарг.

— Никто до сих пор не знай, что убежища бывай разных видов, — возразил Сулик. — Моя думай, который есть который? И если хозяева имей... Святой гекк.

Девушки последнее слово не разобрали, звучало похоже на «геккона».

— Но тогда нам придётся обшаривать все хранилища! — воскликнул Нарг. — На кто знает каких дальних территориях! А какие-то могут быть ещё не открыты!

— Армейский склад Сьерра, — напомнил Сулик.

— Где могут быть компьютеры, — догадался Нарг, оживляясь. — Посерьёзнее тутошнего!

— Выпотрошим и найдём! — свирепо пообещала Аканэ, у которой все эти грязные махинации неведомых экспериментаторов вызывали острую аллергическую реакцию «поймать зло за шкирку и от души покарать».

— Военные могли иметь координаты хранилищ чтобы защитить в крайнем случае, — вслух подумала Ами.

— Или не иметь, чтобы не было соблазна взять себе, — парировала Ранма.

— В любом случае, военные базы - наш лучший шанс, — сказал Нарг, к которому возвращалась уверенность. — С помощью мисс Ами возрастающий многократно. Вы ведь нас не оставите?..

— Спасать людей - наше призвание, скромно признала Ами.

— Вы шутите? — возмутилась Аканэ. — Нам силы серасенши для этого и даны!

На этой оптимистичной ноте и начали закругляться. Как бы Ами ни хотелось задержаться в таком интересном месте подольше, она вынуждена была признать, что отдача от дальнейшего изучения уже уменьшалась. Нарг торопился, подгоняемый заново пробудившейся новой надеждой, да и для всех них, как с огорчением признали гули, местные вода и питьё категорически не годились, и делать им здесь было фактически нечего.

Гули валили провожать радостной гурьбой, чуть не наступая на пятки и изрядно провоняв узкие корридоры. Кто-то тащил факел, кто-то тащил за руку светящегося вместо фонарика. Погружённые во мрак бетонные недра больше не казались не до конца упокоенной гробницей - скорее, развесёлым шабашом на кладбище.

Тим куда-то отстал, потом догнал почти у самого выхода, сопровождаемый спорящим с ним Эваном.

— ..серьёзно?! — уловила Ами хвост аргумента. Увешанному оружием гулю что-то явно не нравилось.

— Считай это чуйкой, — парировал Тим. — С такой компанией и таким наследством ,как ты думаешь, много ли им понадобится времени, чтобы нарваться на угрозу самому существованию мира? Вот не верю я, что когда такие силы собрались, что это просто случайность такая.

— Ладно, но именно трёхтысячный-то им зачем?

— Поможет эпически превозмогать в критический момент, особенно.. А, мисс Ами? Мы тут припомнили, как вы сетовали на нехватку портативного компьютера. Не уверен, сможет ли это хоть сколько-нибудь заменить... Но примите в подарок, от всех нас, Пип-бой три тысячи, марк шесть. — Он протянул ей нечто вроде толстого, массивного наруча болотно-зелёного цвета с маленьким экраном выступающим с одной стороны и кучей верньеров и кнопок. — Это лучшее, что может предложить наш мир.

Толпа гулей притихла, благоговейно перешёптываясь на темы от «у нас было захомячено такое сокровище?!» до «кому, как не ей!».

— Я... Я не могу принять такой дар!.. — в ужасе попыталась закуклиться Ами, тут же поняв, насколько редкой была подобная вещь, если Сулик за всю жизнь встречал один рабочий и один сломанный. Это был артефакт, стоящий целого города!

— Бросьте! Вы нам уже оказали неоценимую услугу. Две, если вам удастся сохранить то, кхм, зарядное открытие в тайне. Держите. —  Он отщёлкнул зажим, и наруч-компьютер раскрылся на две половинки на петлях, демонстрируя вытертую ткань мягкой обивки внутри. — Надевается на левую руку.

Массовка радостно поддержала, хоть и было видно, что им завидно до слёз.

С трудом удерживаясь от того, чтобы нервно мяться, Ами надела пип-бой. Расчитанный, похоже, на среднестатистического мужчину, оный болтался на её стройной руке, затянутой в белую перчатку Супер Сэйлор Меркури. Включив, по настоянию Тима, и убедившись, что работает, она была в слишком раздёрганных чувствах чтобы любопытствовать, что внутри, вся искланялась и изнервничалась. Но прощание, однако, вышло скомканным.

— Запах крови! — кратко бросила Ранма, когда они поравнялись с поворотом направо, в узкий тоннель.

— И пороха, — добавил Эван, одним движением плеча скидывая свой монструозный дробовик.

Ранма рванулась было туда, пригнувшись, но была поймана Аканэ за шиворот:

— 『Привыкай уже пускать вперёд в качестве мясного щита одну из нас,』 — отчитала та мужа, — 『У кого волшебная регенерация работает, по твоему?』

— Сябон спрей, — произнесла Ами, затопляя боковой тоннель туманом. И пояснила Эвану: — Вы союзники, поэтому для вас туман полупрозрачный. Для врагов он выглядит непроницаемым, ни свет ни звук не проходят дальше полу... пяти футов. Включая свет факела в руках любого из вас.

— Магия? — недоверчиво переспросил тот, всматриваясь в сероватую мглу. Мрак в тоннеле перестал быть полным, туман словно слегка светился изнутри, позволяя видеть смутные контуры стен. — Как она различает своих и чужих?

— Я думала о вас, как о союзниках, — кратко объяснила Ами. — Дальше это не распространяется, никакого автоматического распознания свой-чужой.

Ранма, тем временем, выдернулась и метнулась в туман, возмущённая Аканэ - за ней по пятам. Ами, Усаги и индейцы побежали следом, а за ними хромал, отставая, Эван.

Источник тревоги обнаружился в цилиндрическом расширении на перекрёстке тоннелей. Посреди оного тёмной горкой валялась какая-то туша, а давишний щетинисто-зелёный охранник обнаружился сидящим на боковой полочке ближе по тоннелю. Он был занят тем, что пытался затянуть кровящую рану на ноге грязной тряпицей.

— Это мы, и Эван с нами! — поспешила успокоить его Ранма, когда он схватился за дробовик.

— А вы тоже померли? — невпопад ответил гуль.

— Эээ, — опешила рыжая.

— Никто не помер, — прохрипел догнавший их Эван. — Это всё, что напало? — Он ткнул стволом в сторону недвижной туши, от которой шёл густой запах крови.

— Ну, дык, — подтвердил раненый.

— Тогда я убираю туман, — сказала Ами. И одним кратким жестом превратила сюрреалистичную серость в обычную тьму, прорезаемую только факелом далеко впереди. Туман истаял всего за секунду.

— Эй, всё в порядке, но у вас раненый! — зычно гаркнула Ранма в сторону, откуда пришли, сложив руки рупором. В самом деле, не Эвану же с его сиплым голосом орать?

— Это чё, была ваша суперсила? — наконец догадался щетинистый. — Я думал, что помер от потери крови и это призраки так мир видят...

— Магия, — глубокомысленно пояснила Ранма.

Гули накатили с топотом, толкаясь и забивая тоннель.

— А ты говорил «давай ружжо», съязвил раненый в адрес Майка, заполошно приковылявшего оказывать ему первую помощь.

Обретя детали в свете факела, туша зверя оказалась огромным лысо-морщинисто-складчатым кротом то-ли красного, то-ли красноватого цвета. Резцы были просто устрашающие, разинутая пасть - словно заострённые клещи, способные обхватить человека. Сломанное копьё валялось неподалёку, хрупкая алюминиевая трубка смята в загогулину. Причиной смерти монстра стало явно не оно, а развороченное месиво не месте задней часть головы. Мозги и прочие ошмётки украшали потолок и стену цилиндрического помещения.

— 『Он что ли ей в рот стрелял, когда она его уже повалила?』 — пробормотала Ранма.

Раненого скоро увели, подхватив под руки, Док ушёл вместе с ними.

— Давайте я, что ли, постою? — предложил один из толпившихся, поднимая двустволку.

— Ты иди сначала, патроны у Гриза получи, — отчитал его Эван. — Разряжено же!.. Так, собрались все! Лишние брысь отсюда, мясники несите свой инструмент, я сам постерегу, пока разделывать будете. Разберите, кто будет запас носить, на солнце развешивать.

Общая атмосфера была приподнятая, типа «эх, щас попируем!»

— 『Кто бы мог подумать, действительно гигантский крот,』 — сказала Аканэ, разглядывая уродливую морщинистую тушу, поросшую редкими пучками жёстких волосинок, которую вышибленные мозги краше совершенно не делали.

— 『А я говорииила,』 — протянула Усаги, содрогаясь при виде резцов.

— 『Ты говорила, он размером с лошадь,』 — раскритиковала её Ранма. — 『А на деле еле на хорошего кабана тянет. Тут кило полтораста всего!』

* * *

Где-то далеко, в чёрной-чёрной комнате, чёрный-чёрный человек грязно выругался, пытаясь в чёрт знает какой раз настроить что-то в аппаратной стойке. Синусоида на экране в упор не желала вырисовываться, плясала и извивалась.

— Ну что, опять мне выручать твою черномазую задницу? — спросили со спины.

Ковырявшийся в радиоапаратуре негр подпрыгнул от неожиданности, зазвездив затылком о выдвинутый блок:

— Иди в жопу со своими шуточками! Сам попробуй, если такой умный!

— Чё вы паритесь, — добавил третий голос из темноты. — Это же прослушка двенадцатого хранилища. Чудо, что она раньше не сдохла!

* * *

24 июля 2016.

 
 

Примечания автора:

1
В русском языке сложилась традиция энергию деления (fission, оно же распад) называть «атомной», а слияния (fusion) - «термоядерной». Но поскольку тут вовсю фигурирует холодный синтез, который совсем не «термо», я лучше буду использовать дословный перевод английской терминологии. Она, по крайней мере, чёткая и внятная.

2
Это она ещё открытия римского бетона не дождалась, как в нашем мире. А бактерия желудошноязвенная - пятно несмываемое на репутации медицинской науки. Это мне ещё повезло родиться в современную эпоху, гастрит залечили-таки насовсем. А сколько людей от язвы в двадцатом веке перемёрло?

Благодарность за вычитку:
 — Златовласка Зеленоглазая
<< предыдущая глава ~~Дикая пустошь - главная~~ следующая глава >>

Обсудить сам фанфик или его перевод можно на нашем форуме (но на форуме нужно зарегистрироваться ^^
Это не сложно ^_^)

Будем благодарны, если вы сообщите нам об ошибках в тексте или битых ссылках ^_^ — напишите письмо или на форум, или еще проще — воспользуйтесь системой Orphus

Ошибка не исправлена? Зайдите сюда. В этой теме я буду выкладывать те сообщения, из которых я не поняла, что мне исправлять