Автор:
Cheb

Эта история относится к фанфикам. Будучи таковым, она в неоплатном долгу перед создателями используемых ниже персонажей: Румико Такахаси, Кунихику Икухарой, Наоко Такеучи, и творческими командами из Interplay, Obsidian и Bethesda.

Аннулированная судьба - II:
Дикая пустошь

Читать приквел необязательно: данный роман организован так, чтобы получилось (относительно) независимое произведение.

Сухая, убийственно жаркая пустыня. Каменистая равнина, поросшая редкими, жёсткими кустиками, почти лишёнными листьев. Горизонт опоясан далёкими горами, голубоватыми в дымке. Тишина, даже насекомых не слышно.

Внезапно, столб слепящего света вспыхивает посреди этой пустоши, словно беззвучная молния, ударившая с неба. Быстро укорачиваясь, он утолщается и начинает распадаться на отдельные сгустки. Было бы кому наблюдать этот феномен, он бы заметил, что свет плавится, перетекая в форму четырёх женских фигур, окружённых каждая большим светящимся пузырём, плавающих в полудюжине метров над землёй.

Через пару секунд фигуры начинают тускнеть от ослепительного до золотисто-жёлтого словно закатное солнце, опускаясь всё быстрее и быстрее по мере того, как гравитация обретает власть над ними. Когда первый пузырь касается земли, он лопается, сверкнув, разбрасывая песок и камни. Более не скрываемое светом, безвольное тело с глухим стуком падает в получившуюся воронку.

Бах! Бах! Бах!

И снова тишина. Только четыре обнажённые девушки валяются в оставленных их прибытием воронках, разметав волосы, неловко подогнув конечности. Две брюнетки с короткими стрижками, одна рыжая с длинными, волнистыми волосами, и блондинка с волосами неимоверной длины, разметавшимися в стороны, накрывая её и землю вокруг словно полупрозрачным веером.

Солнце палит их безразличными лучами, создавая весьма реальный риск теплового удара.

Через несколько минут, одна из брюнеток начинает шевелиться. Потом неуверенно садится, щурясь против яркого света. «Уй, горячо, — бормочет она по японски. — Ребята, вы как?.. Ребята?.. Ранма?» Она начинает в панике озираться вокруг, потом замечает троих своих спутниц, и делает вздох облегчения. «Какая радость. Я было испугалась, нас опять разбросало!» Неловко поднимается на ноги, и, пошатываясь, бредёт тормошить остальных. Земля на дне воронок не такая раскалённая, как вокруг, но воздух - словно в печи, и солнце жарит нещадно. Совсем не то место, чтобы валяться без сознания.

Глава 1,
Первое знакомство с новой родиной

Война. Война никогда не меняется.

— Ох! — Ами поспешно приняла сидячее положение, резко очнувшись от ощущения припекающего солнца. Помогло не особенно, плечи продолжало печь. — Аканэ-чан, это ты? — Она огляделась, но взгляд ещё был мутным, в глазах плавали пятна от слишком яркого света. — Надо срочно убираться в тень, мы с Усаги такой жары не выдержим!

— Не очень тут с тенями, — ворчливо ответила Аканэ, собирая Усагину волосню, в буквальном смысле длиной до пят, в отдалённое подобие жгута, чтобы хотя бы приблизиться к той, не наступая на волосы. — Эй, Усаги-чан! — Она потрясла ту за плечо. — У-са-ни!

— Мгмхинуточку, Мамо-чан... — пробормотала та.

Аканэ вздохнула, продолжая собирать её волосы с земли:

— Сколько ни мечтай, а суровая реальность никуда не денется, Усаги-чан. Давай, сама же потом ныть будешь от солнечного ожога.

— Аааа, — разочарованно протянула блондинка, нехотя перетекая в сидячее на коленях положение. — Сон был так сладок. Там был Мамо-чан. — Она огляделась вокруг. — А реальность воистину сурова и беспощадна... — Она поднялась на ноги, и дёрнула головой: жгут припорошенных песком волос прилип к потной спине.

— Ты в порядке, Усаги-чан? — озабоченно осведомилась Ами.

Блондинка огляделась вокруг:

— В порядке... В телесном, по крайней мере. Если не считать неосуществимой мечты лечь и тихо сдохнуть - тогда вообще в полном. Но как удачно мы попали. Какой подходящий, символический ландшафт.

— Нам надо найти укрытие, — напомнила Ами. — Мы тут долго не выдержим.

— Поддерживаю, — согласилась Аканэ, обозревая горизонт. — Даже мне тут солнечный ожог заработать ничего не стоит. И ки-усиление не поможет... Зараза, ни одного деревца до самого горизонта! Давайте Ранму разбудим, пусть он нам нору выроет.

Подтверждая слова делом, она выволокла рыжую из воронки, и начала энергично трясти её.

— Ась? — выдавила та, очухиваясь. — Ак... Аканэ? Ты как, в порядке? — Её лицо озарила глупая, обожающая улыбка.

— Я-то да, а ты что так долго не просыпаешься? Сам-то в порядке?

— Не сказал бы, — отозвалась рыжая, пытаясь стоять самостоятельно. — Такое чувство, будто в душе что-то... Стоп. — Она начала с нарастающим беспокойством мацать свою грудь. — Сиськи?!.. Ой, жопааа! — Она схватилась за голову.

— Какая жопа? — опешила Аканэ. — Ты о чём?

— Вполне тебя понимаю, Ранма-кун, — сказала Ами. — Но... Наверно, это было неизбежно. Процесс переноса, от начала до конца, требовал наличия силы Сэйлор Сол.

— О чём это вы? — забеспокоилась Аканэ. — Что неизбежно?

— Эти тела, — Ранма указала на себя, — не те, в которых мы родились. Они созданы тут, на месте, по образу наших душ. Гадство! Я так надеялся, что получится слепок моей изначальной, мужской стороны!

— Так что? — не поняла Аканэ. — Магию никто больше не подавляет. Найдём, где нагреть воды...

— Если, — перебила её Ранма. — Если проклятие вообще пережило перенос. Теперь это тело - моё изначальное! В лучшем случае, я буду превращался из девушки в девушку с холодной водой, и обратно в девушку - с горячей! Ой, жопаааа!

Аканэ охнула.

— Тогда нам придётся найти Дзюсенкё, — попыталась утешить её Ами, — и окунуть тебя куда надо, чтобы мог превращаться обратно в парня с холодной водой.

— Это если в этом мире оно вообще есть, — с кислым видом ответила рыжая. Потом встряхнулась — Ничего, прорвёмся. Найдём что-нибудь. Даже если придётся футанари стать!

— Бррр! — Аканэ поёжилась от одной только мысли.

— Кстати, где мы высадились-то? — спросила рыжая. — Пекло знатное. Африка, штоль? Давайте, превращайтесь скорее. Я-то выдержу, только тёмный стану до безобразия, а вас может нехило обжечь! — Окинув жену обожающе-плотоядным взглядом, она старательно отвернулась, и стала вглядываться в горизонт.

— Боюсь, — ответила Ами, потирая плечи, которые уже напекло, — наши жезлы остались где-то там.

— Ну, так превращайтесь без них! — безапелляционно заявила рыжая. — Сама же, помню, говорила, что они тренировочные.

— На словах-то это просто, — с сомнением ответила Ами. — Ладно, я попробую.

— У меня наверняка не получится, — уныло заметила Усаги. — Мои силы всегда... очень зависели от настроения.

— А ты представь, — с садистской ухмылкой ответила Ранма, — как с тебя слезает кожа.

— Ык!

— Рррранма!

Рыжая увернулась.

— Твоя спина опухает, вся красная, воспаляется...

— Мун-этёрнал-мейкап!.. Ааа, не работает!

— Чувствительность такая, что даже прикосновение собственных волос причиняет тебе невыносимую боль...

— Ранма! Прекратил немедленно!

Рыжая увернулась, и Аканэ пролетела мимо, теряя равновесие. Мгновение спустя её кулак раздробил камни, подняв столб пыли.

— Мун кристал пава, мейк-ап!.. Нееет, и это тоже!

— Да что там прикосновение! Малейший ветерок, даже просто любое движение, причиняют тебе страшную боль!

— Рррр!

— А до ближайшей больницы десятки километров пешком! Но мы даже не можем нести тебя, всё твоё тело - один сплошной комок боли!

— Ранма, садист, я на тебе живого места не оставлю!

— Пожалуйста, пожалуйста, пусть это сработает! Мун призм пава, мейк-ап!.. Ну мейк-ап же!.. Неееет! Я не хочу умирать от боли!

Разъярённая Аканэ обрушилась на рыжую ураганом ударов. Но её движения были смехотворно предсказуемыми, и Ранма легко утекала от всех ударов, с ухмылкой продолжая мучить блондинку:

— Боль! Боль терзает тебя, словно когтями, ни на минуту не прекращаясь. Нет от неё спасения! Идти - мучение. Сидеть на месте - мучение. А потом, сутки-другие спустя...

— Ну всё, напросился! Этого я тебе никогда не...

— Мунпризмпавамейкап!!! — истерически взвизгнула сквозь слёзы Усаги. В её воздетой, пустой руке вспыхнул свет.

— Хирю сётен ха. — вокруг воздетого пальца Ранмы взвихрились туманные струйки.

— Ах ты, параз... — Аканэ смело небольшим смерчем. Покрутило для проформы, и выплюнуло. Она полетела кувырком по каменистой земле, поднимая клубы пыли.

— Сработало, — с облегчением выдохнула Сэйлор Мун, одёргивая свой самый первый, базовый, наряд, который не призывала года два уже. Потом добавила с уважительным одобрением: — Ну, ты силён мотивировать. Мастерски исполнено!

— Чего? — ошарашенно переспросила Аканэ, подходя к ним. Она вся была в ссадинах и царапинах, после того, как снесла своим телом особо колючий кустик.

— Да всегда пожалуйста! — ухмыльнулась Ранма. — Вы двое, кстати, тоже давайте. А то мне неловко как-то.

— Меркури кристал пава, Мейк-ап! — Ами с первой же попытки приняла облик Супер Сэйлор Меркури. — Хмм, это оказалось легче, чем я ожидала.

— Ирис призм пава, Мейк-ап! — вторила Аканэ. Ничего не произошло. — Ирис призм пава, мейк-ап! Да что ж такое...

— Успокойся, — посоветовала Меркури. — Убеди себя, что в руке у тебя жезл.

Раза с седьмого Аканэ удалось превратиться в Ирис. Ссадины исчезли.

— А ты что же? — спросила она у Ранмы, так и стоявшей в чём мать родила.

— Я это, я так... — начала неубедительно крутить та.

— Ты ведь надорвалась, пока нас тащила? — полуутвердительно спросила Меркури, вызывая свой визор силой мысли. Прозрачная, выпуклая маска возникла перед её глазами, тут же наполняясь символами и графиками. — Так и есть. Спасибо тебе, Ранма, — с чувством сказала она. — Ради нас, ты пожертвовала очень многим.

— Стойте! — воскликнула Ирис. — Ты хочешь сказать, он не сможет превратиться?

— Ну, невелика потеря, — с натянутым безразличием попыталась отмахнуться Ранма. — Ради жизней моей жены и друзей - не жалко! — Потом добавила с затаённой надеждой: — Ами? Насколько всё плохо? Плохо, да? Я даже Солнце не чувствую.

— Увы, — ответила Меркури. — Твой сэйлор-кристалл... выгорел, за неимением лучшего слова. Без своего компьютера, не могу сказать, сколько займет восстановление. Могу предположить, месяцы или даже годы.

— Или вообще никогда, — со вздохом подытожила Ранма. — Ничего. Жаль только способность летать, это было реально круто. Я так хотел полетать в небе, над землёй, а не просто в пустом космосе...

— Ранма... — Ирис подошла и обняла её, утешая.

— Мало что помню, — призналась рыжая, — но под конец энергии стало не хватать. Помню, как решил, что пусть сгорю нафиг, но вас вытащу. Вот... Живой - и на том спасибо! Эй, Ами...

— Меркури, — поправила её Ирис.

— Давайте называть друг друга по имени, — предложила Сэйлор Мун. — Все эти секреты были нужны для защиты родных, не способных постоять за себя. Таких у нас больше нет. — Она машинально ощупала свои волосы, так и свисавшие за спиной спутанным жгутом до пят. — Ранма, у тебя случаем нет какой-нибудь техники отсечь это? Боюсь, мы не скоро до ножниц доберёмся.

— Что? — хором, в ужасе, воскликнули Ами и Аканэ.

— Отсечь, — повторила Усаги, наматывая волосы на руку, и поднимая над головой. — Это часть старой жизни, которая должна остаться позади.

Ами с Аканэ стояли, не веря своим ушам.

— Лучше не рисковать, — ответила Ранма, у которой подобный жест лишь вызвал уважение. — Есть у меня вакуумное лезвие, но я ту технику давно не практиковал, да и резать надо... Опасно близко к телу.

Аканэ облегчённо выдохнула.

— Ладно, — ответила Усаги. — Попробую сама. Насколько помню, трансформация послушна моей воле, и... — Она сосредоточилась, смешно морща лоб. — Ага! Мун кристал пава, Мейк-Ап!

Короткая вспышка трансформации - и волосы схлынули словно волна, опадая к ногам Усаги. Аканэ ахнула.

— Как-то так, — подытожила Усаги, пригладив свой зализанный вперёд ирокез и проведя ладонями по шершавому ёжику коротко обритых волос по бокам головы. — Достаточно готично получилось?

Её сейфуку стал почти полностью чёрным. Лишь банты и обвод юбочки были тёмно-серыми, как и кольца на плечах и локтях. На чёрном гюйсе - тёмно серые полоски. Диадема тускло блестела филигранным узором воронёной стали. Вокруг глаз залегли нарочито густые чёрные тени, на губах - глянцево-чёрная помада. В ушах вместо золотых полумесяцев на цепочках покачивались чёрные перевёрнутые крестики. Чёрную брошь украшал рисунок разбитого сердца, от четырёх камней по краям, символизировавших связь с Внутренними, остались три пустых углубления и одинокий сапфир - единственная искра цвета во всём наряде.

Image by: Doll Divine, Drachea Rannak, Cheb, Crystal.

— Ну, не знаю про готичность, — ответила Ранма, — но если ты целилась на мрачность, то получилось неплохо.

— Хорошо. — Усаги кивнула. — Траур - не траур, а про любовь меня лучше ближайшее время не спрашивать.

— Это... — Аканэ не нашлась, что сказать. Неожиданное преображение подруги серьёзно выбило её из колеи.

— Для настоящей готки у тебя в костюме недостаточно деталей, — критически оценила Ами. — Но как основа - приемлемо.

— Ладно, — согласилась Усаги. — Утончённые детали потом на досуге додумаю, когда будет не спаться от мрачных мыслей. Давайте-ка теперь проверим, как у меня получится карать и наносить справедливость. Мун тиара экшен.

Иссиня-чёрный диск метнулся, сбривая кустики и высекая искры из камней. Потом обратно, повинуясь воле Усаги. Потом снова вперёд. Лишь на четвёртом проходе он утратил силу, с лязгом покатившись по каменистой земле.

— По прежнему могу, — с мрачным удовлетворением отметила Усаги. От Ранминого глаза не уклонился тот факт, что она намеренно напускала мрачность, маскируя удовлетворение. — Теперь по крупному... — Она сосредоточилась, протягивая руку, словно выхватывая из что-то из воздуха. Два блестящих предмета материализовались по бокам от её руки, и с тихим стуком упали на землю. — Опаньки.

— Что такое? — спросила Ранма, подходя рассмотреть поближе.

— Боюсь, кроме рубить-кромсать от меня толку не будет, — ответила Усаги, поднимая с земли два многогранных кристалла, один - тускло-серебристый, другой- тускло-золотистый. — Только сейчас подумала: все мои скипетры были или от нашей с Мамо..ру любви, или из запасников Королевства. — Она подняла золотистый кристалл на уровень глаз, вглядывваясь в его почти шаровидную форму. — Вот ещё одно доказательство, что в этом мире Эндимиона никогда не было. Но как же его кристалл увязался за мной? Загадка. Теперь у меня и Кинзуйсё, и Гинзуйсё. Оба отзывчивые, как булыжники. — Она со вздохом убрала камни в подпространственный карман.

— Давайте определяться на местности, — поторопила Ранма. — Нам надо было оклематься и всё такое, но пора двигать. Этот мир - полная неизвестность. Помните поход в темноте и того парня, состоявшего из белых мокриц?

— Помню, — с содроганием ответила Аканэ.

— Белых мокриц? — озадаченно спросила Ами.

— А, точно! — Ранма щёлкнула пальцами. — Вы сидели взаперти с той пожилой леди, занятые исследованиями пока мы с Аканэ отправились за токеном... В общем, там был монстр, способный убить прикосновением. И смерть была бы очень нехорошая, насколько мне удалось понять из предупреждений Ата. Когда сдох, он расползся роем тварюшек, вроде белых мокриц. Каждая такая же смертоносная. Наверно, вбуравливаются в твою плоть или типа того. По любому, помнишь тот мир?

— Беее, — прокомментировала Усаги.

— Да... Помню, — озабоченно ответила Ами. — Я сканирую, но пока вокруг ничего примечательного. На что ты намекаешь? Что тут могут быть твари, способные убить нас прежде, чем мы их заметим?

— И это тоже, — сказала Ранма. — Взять, например, роботов-снайперов. Или хас-ыщаыта. Вряд ли, конечно, но давайте предположим, что мы на заднем дворе у врага, который не отреагировал пока просто от лени.

— Ждать худшего? — уточнила Аканэ.

— Ждать худшего, с чем мы можем справиться, — поправила Ранма. — Потому что если встретим кого-то, с кем справиться не сможем - лучше погибнуть, сражаясь, чем дать себя схватить... Я не сдаюсь, имейте в виду, но мы всё же клоны, едва неделю как разошедшиеся с нашими оригиналами, оставшимися дома. На фоне полной неизвестности знание, что смерть - не совсем полный конец всему, как обычно... утешает.

— Эй, это я должна была сказать, — пожаловалась Усаги. — Кто из нас мрачная готка?

— Надеюсь, до этого не дойдёт, — сказала Ами. — Что предлагаешь?

— Что бы ни случилось, — заявила Ранма, — надо торопиться. По возможности, прячась в складках местности от вероятных далёких наблюдателей. Останавливаться только в укрытых местах, между холмами и тому подобное. И изучать этот мир, как можем быстрее и усерднее.

— Разумно, — согласилась Аканэ. — Не ослаблять внимание, не останавливаться, познать врага... Или есть ли этот враг вообще.

— Тогда погнали! — Ранма припустила на север, в направлении ближайших гор.

— Подожди, — крикнула ей в догонку Ами, пытаясь догнать. — Давай я ленты свои оторву, хоть бикини сделаешь.

— Ну уж нет, — крикнула через плечо Ранма. — Раз уж судьба занесла меня голым... то есть голой, в пекло, где не укрыться от солнца - ни за что не позволю испортить свой загар линиями от бикини!

— Эксгибиционист-извращенец, — констатировала Аканэ, догоняя её. — И за кого я только вышла?

Рыжая лишь криво усмехнулась в ответ.

Ами держала руку на серьге, манипулируя через неё визором на бегу. По полупрозрачной маске бежали строчки текста и графики.

— Ну, что? — нетерпеливо спросила Ранма пару минут спустя, когда все втянулись в ритм.

— Боюсь, мало хорошего, — ответила Ами. — Эфир практически чист, лишь слабые отзвуки каких-то кодированных передач на коротких волнах с северо-запада и северо-востока. Никаких сигналов от спутников. Если верить вводной, здесь сейчас должен идти двадцать второй или двадцать третий век. Я думала было, они отказались от использования радио. Но на гиперволнах тоже тишина. Лишь отдалённое эхо какой-то межзвёздной передачи. Мне это очень не нравится. Хотя, может быть, они поголовно перешли на оптоволоконные кабели и лазеры? Состав воздуха тоже навевает нехорошие подозрения.

— Какие, именно, подозрения? — озабоченно осведомилась Аканэ.

— Пока... не знаю, — уклончиво ответила Ами. — Надеюсь, не то, чего я боюсь. Надо просканировать больше образцов грунта.

Три сэйлор-воительницы и одна голая Ранма продолжали бежать на север. Слегка волнистая равнина тянулась, и тянулась однообразно. Жёсткие, цеплячие кустики заставляли всё время слегка лавировать. Солнце палило.

Но бежалось легко. Девушки-волшебницы, как и мастер боевых искусств, могли поспорить с лошадью. А потом лошадь сдохла бы, загнанная. А они бы продолжили бежать как не бывало.

— Вроде, дорога впереди! — радостно крикнула Ранма, прибавляя хода.

Остальные тоже поднажали, в нетерпении узнать, какие секреты Ами сможет извлечь из анализа этой дороги.

По мере того, как дорога приближалась, открываясь из-за пологих складок местности, радость улетучивалась. Выйдя на асфальт, девушки встали в молчании.

Дорога тянулась вдаль как по линейке, двумя рваными полосами посеревшего, растрескавшегося асфальта с широкой полосой пустыни посередине. Когда-то каждое направление было двухполосным, но асфальт по краям раскрошился, сузив её и смазав границу между дорожным полотном и каменистой обочиной. Местами асфальт вообще отсутствовал, уступая место каменным россыпям. Жёсткие кустики росли из трещин.

— То, чего ты боялась? — переспросила Ранма, бросая взгляд вдаль. Да, там были промоины прорезавшие дорогу, которые никто не спешил засыпать. И песчаные наносы, без малейших следов что их кто-либо пересекал.

Ами не ответила, наклоняясь к асфальту и проводя вдоль него ладонью. На её визоре плясали формулы.

Ранма заметила в отдалении ржавые остовы, и припустила туда. Остальные последовали за ней. Вблизи это напоминало автомобили лишь отдалённо. Проржавевшие до ажурности, просевшие на брюхо, с рассыпавшимися в прах остатками шин, они, казалось, стояли тут уже вечность. Стояли не так часто, но перемежаясь, перекрывая обе полосы. Движение, кстати, оказалось правосторонним, так что они были не в Австралии.

— И никто не попытался убрать, — мрачно прокомментировала Усаги, готический облик которой был сейчас очень в тему.

Ами прекратила сканировать, и со вздохом убрала визор.

— Ну? — поторопила её Ранма.

— Следы... указывают на выпадение в прошлом, от шестидесяти до ста лет назад, большого количества радиоактивных осадков. Сейчас уровни почти вернулись к норме, но в первые месяцы тут был ад. Облучение было таким, что должно было убить всё живое не по одному разу... Это были варварски грязные бомбы... — Она подошла к одному из остовов, резким рывком сорвала приржавевший капот, и снова вызвала свой визор, сканируя останки двигателя. — Рискну предположить, что эти автомобили остановились здесь когда электромагнитный импульс от атомных взрывов выжег управляющую электронику.

Аканэ тихо ахнула.

— Дивный новый мир, ага, — прокомментировала Ранма. — Смогли дотянуться до звёзд, ага. Ну, благодетель недоделанный. Всё, к чему ни прикоснётся - на говно исходит!

— И всё таки даже гибель мира, даже такая гибель мира, лучше пребывания там, возразила Усаги. Потому что смерть лучше, чем застрять там. Потому что смерть хотя бы даёт дорогу новой жизни.

— Может, они не все вымерли? — с трепетом предположила Аканэ.

— Конечно, не все! — с убеждением отозвалась Усаги. — Кто-то ведь ведёт те радиопередачи?

— Роботы, оплакивающие своих хозяев, — мрачно пошутила Ранма. — Но если без шуток, этот мир не так уж плох! Во первых, можно сразу расслабиться, потому что отметаются всякие бяки вроде всеобъемлющих империй зла, орд роботов-убийц или всё пожравшей серой слизи. Во вторых, мы тут будем востребованы даже больше, чем в своём родном! Это просто рай боевых искусств! Хотя... навсегда забыть о нормальных труселях, упаковках быстрой лапши и туалетной бумаге - это жопа!

— Востребованы гораздо больше? — озадаченнo переспросила Аканэ. — О чём ты?

— Ну, мир после атомной войны... — намекнула рыжая. — Безумный Макс, Кулак северной звезды...

Аканэ лишь нахмурилась.

— А, это опять для мальчиков. — поправилась Ранма. — Тогда опишу проще: редкие поселения выживших, никакого государства, никакого закона, одни мародёрствующие банды. Сенгоку Дзидай показалась бы раем в сравнении. И тут мы, все из себя такие крутые! Да мы можем империю основать!

— И огнестрельное оружие у тех же бандитов, не стесняющихся им пользоваться, — рассеянно добавила Ами, поглощённая сканированием.

— И мои целительские силы помахали ручкой, — добавила Усаги. — Могу, разве только, ампутировать что-нибудь ненужное.

— Язык ему ампутировать, — съязвила Аканэ. — Императором он захотел. А императрицей не хочешь?

— Ык! — Ранму передёрнуло. — Спасибо, но кошмарить себя я буду сама.

— Ты чего о себе в женском роде заговорил?

— Ну это, чтобы... соответствовать, — уклончиво ответила рыжая, явно недоговаривая.

— В английском это всё равно не различается, — заметила Ами.

— Правда? — удивилась Усаги, знавшая английский на твёрдую двойку.

— Правда-правда, — ответила Ранма. — А до Японии ещё добраться надо.

— А почему английском? — спросила Аканэ.

— Эти кустики эндемичны для пустынь североамериканского континента, — ответила Ами, обводя равнину широким жестом. — Высока вероятность того, что мы в Соединённых Штатах.

— Вон столбик стоит, — сказала Ранма, указывая на столбик у дороги. Они видели его с обратной стороны, и не могли видеть, что там написано на ржавой жестянке в форме стилизованного щита. Все четверо подбежали рассмотреть. Щит был покрашен синей краской, не до конца ещё облупившейся, с большой белой цифрой 15. Поверху шла красная полоса, на которой ещё можно было прочитать «..RSTATE».

Ами нахмурилась:

— Как мало данных. Как жаль, что моего компьютера больше нет. Тогда мы могли бы точно определить своё местоположение!

— Но мы в Штатах, так? — переспросила Ранма.

— Теперь - со всей очевидностью, — подтвердила Ами. — Где-то в районе пустыни Мохаве, если я не ошибаюсь. Это Калифорния, западное побережье.

— Куда двинемся? — спросила Усаги, бросая взгляды вдоль дороги, тянувшейся с востока на запад. — С положительной стороны, мне больше не хочется лечь и сдохнуть. Как-то неловко было бы перед теми миллиардами, что умерли незаслуженно рано.

— Ну, Япония прямо на запад, только Тихий океан переплыть? — уточнила Аканэ. Недавно выучившись плавать, она была готова бросить вызов хоть океану.

— Да, — подтвердила Ами. — Сан-Франциско на западе, Лос-Анджелес на юге, оба морские порты. Хотя... Если автомобили в сухой пустыне так проржавели, легче будет на плоту океан переплыть.

— Мне моё чувство опасности, — озадаченно сказала Ранма, — странные вещи говорит. Пойдём на восток - лишимся Ами.

— Только Ами? — недоверчиво переспросила Аканэ.

— Только и именно её, — подтвердила Ранма. — Я предлагаю это засчитать как «непонятную хрень, от которой лучше держаться подальше». Так что, идём на запад.

Побежали на запад. Километр улетал за километром. Трое сэйлор-воительниц палящего солнца просто не чувствовали. Ранма использовала ки-усиление кожи, чтобы загар получился ровнее и гуще. Они ещё часа не провели в этом мире, а её тело уже начинало заметно темнеть.

По сторонам от дороги начали попадаться полузанесённые песком руины. Рассыпавшиеся от времени деревянные дома, некоторые ещё со следами побелки. Приземистые одноэтажные, с широкими пологими крышами и огромными козырьками. Или вытянутые в высоту двухэтажные.

Все удвоили бдительность, но в руинах ничто не двигалось. Ами сканировала постоянно, но не обнаруживала никаких крупных форм жизни. Только крысы и насекомые - но и это было замечательно, это значило, что в мире осталась жизнь.

Скоро за очередным подъёмом на горизонте показался скелет города. Именно скелет: почерневшие, обнажившиеся рамы небоскрёбов, с зияющими проломами и висящими в воздухе этажами. Окружённые частоколом рассыпающихся многоэтажек поменьше.

— Нам туда надо? — спросила Аканэ, поёжившись.

— Придётся разведать, — ответила Ранма. — Если там хоть кто-то живёт, то это лучший шанс понаблюдать за местными. Да не кисни ты так! Вряд ли там кто есть. Всё ценное давно смародёрили - и ушли туда, где вода.

По правую сторону попалась бензоколонка. Одноэтажная кирпичная хибара, отдельно стоящий козырёк, чудом держащийся на тонких ножках, и пара автомобильных остовов.

Ранма не удержалась, сбегала заглянуть внутрь, но не нашла ничего, кроме пыли и хлама. Все шкафчики были распахнуты, ржавый кассовый аппарат - выпотрошен с мясом, а в углу притулился прогнивший матрас и куча открытых консервных банок, давно проржавевших.

Развалины по сторонам начали сливаться в некоторое подобие улицы, приусадебные участки съёжились и исчезли. Дорога забрала к северу, направляясь к скелетам небоскрёбов вдали. Девушки остановились перед огромным, облупленным щитом «Добро пожаловать в Барстоу-сити!».

— Давайте сворачивать, — предложила Аканэ. — Как-то страшновато в этот мёртвый город соваться.

— Ты позволяешь эмоциям обмануть себя, — не согласилась Ранма. — Я уже говорила, для нас самое опасное - это роботы-снайперы. Потом, снайперы живые. А самое безопасное - это пересечённая местность с ограниченной видимостью, где мы имеем преимущество благодаря нашими ки-чувствам и Ами. Этот город - самое безопасное место!

— Не забывай, мы не знаём, с чем встретимся, — осадила её та. — В худшем случае, у вероятного противника будут техники или технологии маскировки, эффективные против нас.

— Даже если так, — не сдавалась рыжая, — в городе гораздо легче укрыться, спрятавшись за руинами.

— Тогда не безопаснее ли было бы двигаться в стороне от дороги? — спросила Аканэ. — Зачем мы вообще бежали вдоль шоссе?

— Потому что так легче на кого-нибудь наткнуться? — Ранма пожала плечами.

— На засаду, например, — жизнерадостно предложила Усаги.

— Я надеялась найти следы человеческой деятельности, — призналась Ами. — Вроде караванной тропы. Увы, пока никаких результатов. Этим шоссе никто не пользовался десятилетия. Возможно, на равнине люди просто проложили новые тропы, более удобные для пешего или караванного передвижения. Но тогда шоссе должно было пересечь хоть одну. Если честно, я больше надеялась на гористую местность, где дороги прокладывают по наиболее удобному маршруту, и тропы одичавших потомков этой цивилизации должны совпадать с ними. Особенно на перевалах.

— А ещё там могут устроить засаду разбойники, — согласилась Ранма. — Которых можно отмутузить и хорошенько расспросить.

— Так что, мы активно нарываемся? — уточнила Аканэ. — Рискованно.

— Не рискованнее, чем если они нас первые найдут, — парировала Ранма, — когда придётся остановиться на ночлег, всё ещё ничего о них не зная.

— Согласна, — поддержала её Ами. — Лучше мы первые их найдём, пока на нашей стороне фактор неожиданности, компенсирующий их знание местности.

— Понятно, — с неудовольствием смирилась Аканэ. — Но в город-то нам зачем? Кто там может быть? Кладбище же.

— Мародёры какие-нибудь, — сказала Ранма. — Железякодобытчики. Что можно из мёртвого города выковырять? Я не технарь, но думаю, много чего.

Продолжили свой путь вдоль дороги. Ближе к центру руины тянулись по сторонам непрерывно, многие из них многоэтажные кирпичные. Шоссе начало карабкаться на эстакаду многоуровневой развязки, и тут же обломилось вниз, месивом бетона и ржавой арматуры. Девушки не снижая хода спрыгнули туда, и начали петлять по полузасыпанным улицам, с опаской взлетая на завалы, стараясь не вызвать оползня.

Мёртвый город вызывал гнетущее ощущение, всем хотелось преодолеть его побыстрее.

Остовы небоскрёбов уже остались позади-справа, когда Ами неожиданно остановилась посреди чистого участка улицы. Невысокие дома по сторонам зияли провалами витринных окон, за которыми щерились груды рухнувших перекрытий. Ржавые фонарные столбы стояли прямо.

— Странно, — пробормотала Ами. — Что же это может... Ай!

Стая огромных крыс бросилась на неё бесшумно, выметнувшись из руин словно серые молнии. Каждая с собаку размером, не меньше!

Шмяк-шмяк-шмяк, отправились в полёт крысы под ударами синего сапога. Шмяк-шмяк - прыжок с уворотом - шмяк-шмяк-шмяк. Ами била быстро и точно, никто даже не дёрнулся помочь: Супер Сэйлор Меркури такой мелочёвкой не испугаешь.

— Ты их имела в виду? — приподняв бровь, спросила Ранма.

— Нет! Тут что-то действительно странное... Я без компьютера, как без рук! Попробуй ощутить ки под землёй. У меня распознаётся текущая вода, скорей всего по трубам, и какие-то непонятные сигналы. Вроде бы, от живых существ.

Ранма сосредоточилась.

— Опа! А я их чуть не проглядел. Источники какой-то очень неправильной ки, средненькие, но заметно сильнее обычного человека. Некоторые близко к поверхности. Наверно, в канализации. А некоторые - весьма глубоко. Но это уже на грани моего восприятия, могу ошибаться.

— Источники странной ки? — с тревогой спросила Аканэ.

— Мутанты, небось, — зловеще предрекла Усаги. — Кому ещё пристало жить в подобном месте?

Аканэ бросила на неё косой взгляд, и поёжилась. Нет, она была рада за ту, если уж этот чернушный образ помогал подруге пережить утрату любимого. Но всё равно, Сэйлормун Готическая слегка нервировала. И дело было совсем не в чёрной помаде и прочих внешних атрибутах. Просто Усаги раньше была всегда такой жизнерадостной, такой жизнеутверждающей, что мрачные шутки с её стороны ощущались как нечто глубинно ненатуральное.

— Возможно, вон в том направлении, — Ами указала рукой, — находится насосная станция. Предлагаю осторожно разведать.

— Чем дальше, тем сильнее хочется поскорей убраться из этого города, — призналась Аканэ

— Не празднуй труса, — пристыдила её Ранма. — Нам жизненно важно узнать как можно больше прежде, чем остановимся на ночлег. Где безопаснее: в городе или в пустыне? Откуда мы знаем, может в городе по ночам начинается буйство голодных призраков? Или в пустыне по ночам вылезает какая-нибудь смертельно опасная живность? Сами мы это только на своей шкуре проверить можем. А вот если понаблюдать за местными, да подслушать...

— И узнать кто эти местные - тоже не мешало бы, — добавила Ами. — Слишком уж сигналы странные. Может быть, место людей заняли йокаи или пришельцы из космоса? Чем раньше узнаем, тем лучше.

— Ну, если так посмотреть, — неохотно согласилась Аканэ.

— Не бойся, — подбодрила её рыжая. — На случай уносить ноги у нас туман Меркури есть. В тысячу раз эффективней любой дымовой бомбы.

Четверо начали красться по улице, свернув на ближайшем перекрёстке. По крышам, как привычно, двигаться оказалось невозможно: большинство зданий, четырёх-пяти этажных, обрушилось внутрь себя, только стены остались. А те, которые ещё держались, вызывали весьма серьёзные сомнения в своей способности выдержать вес человека. Но петлять много не приходилось: улицы шли под прямыми углами.

— Справа приближается... Одна из этих аномалий, — предупредила Ами на очередном перекрёстке.

— Да, один из источников этой странной ки, — согласилась Ранма.

Все четверо втиснулись в карман между стеной с окнами ближайшего здания и его внутренним завалом. Затаились в тени и замерли, глядя наружу через окна.

Из за угла вышел... человек? Одетый в драные штаны и сапоги, выше пояса он являл собой массу серо-зелёных струпьев, уродливых кожаных складок и красной плёнки, словно на едва зажившем анатомическом пособии. Рёбра явственно выпирали, как и мускулы на тощих, мосластых руках. В правой он тащил крайне помятую и выщербленную бейсбольную биту.

— Вот, пожалуйста, — прошептала Усаги на ухо Аканэ, отчего та чуть не подпрыгнула. — Мутант.

Тот, кажется, услышал. Насторожился, поднимая оружие в защитную позицию, и повернул безносую, лысую голову в сторону девушек. Те смогли рассмотреть белёсые глаза и безгубый рот, из которого выпирали зубы, придавая несчастному сходство с киношным зомби.

— Тс, — шикнула Ранма.

— Наверно, крысы, — хрипло пробормотал мутант, и отправился дальше по своим делам, прихрамывая. Скоро он скрылся за углом, и рыжая позволила себе прокомментировать:

— Ух, как расколбасило-то человека... Но он таки человек, не йокай и не инопланетянин. И бутсы у него были новые. Горизонт чист, остальные под землёй ныкаются.

Выбрались из укрытия, насторожённо прислушиваясь.

— Это его радиацией так? — нервно спросила Аканэ. — Если война была сто лет назад, значит ли это, что тут где-то радиоактивные места остались?

— Я постоянно слежу, — успокоила её Ами. — Нет тут нигде радиации, всё давно выдохлось. Только повышенный естественный фон остался. И радиация не так работает. От неё только в кино мутанты получаются, в реальной жизни, как правило, или выживаешь, или умираешь...

— Значит, это их общий предок мутировал? — спросила Ранма. — Там их, таких, несколько дюжин. И у всех ки очень похожая.

— Не знаю, — призналась Ами. — Непонятно. Надо к какому-нибудь подойти вплотную и просканировать. Надеюсь, мне просто мнится, но моими чувствами сэйлор-воина он ощущался каким-то... неуловимо неправильным. Будем настороже, на случай, если тут замешаны демоны.

— Тогда тем более надо разведать этих мутантов! — воодушивилась Ранма.

— Давай всё таки бант тебе оторвём, — предложила Аканэ, косясь на неё.

— Да погоди ты! — отмахнулась рыжая. — Мы всё равно им показываться не собираемся. Пусть будет дополнительным стимулом скрываться тщательнее.

Преодолели ещё пару кварталов. Спусков в канализацию не попадалось. Впереди открылась неширокая площадь, окружённая целыми зданиями. Похоже, это была уже какая-то промзона.

— Давайте на крыши, что-ли, поднимемся? — неожиданно неуверенно предложила Ранма. — Я никого не чувствую поблизости, они все на пяти часах остались, но чувство опасности... Свербит как-то непонятно.

Солнце ярко освещало небольшую площадь впереди, под стенами зданий лежали глубокие тени. Тишина стояла полная, особенно зловещая посреди мёртвого города, населённого мутантами.

— Тогда мы будем видны издалека, — не согласилась Ами. — В то время, как площадь я могу быстро наполнить туманом. Соберись, Ранма-кун, что-то сам на себя не похож.

— Хе... — Рыжая смущённо почесала в затылке. — С этим новым... а, неважно.

С чем новым? молча забеспокоилась Аканэ. Неужели опять какую-то безумную технику изобретает? Волнуйся теперь, из него же подробности клещами не вытянешь, пока не закончит.

— Давайте пересечём площадь, — предложила Ами. — Вон в том здании расположен водяной насос, можно устроить засаду на тех, кто его обслуживает. Здесь много канализационных коллекторов, но я не уверена, какие из входов используются. У меня слишком мал радиус обнаружения, а эти руины - настоящее месиво.

— Если сидение в засаде поможет тебе собраться с мыслями, то почему бы нет? — согласилась Ранма.

Четверо девушек начали осторожно красться через площадь, озираясь по сторонам.

Когда они были посередине площади, Ами вдруг остановилась, хмурясь и непрерывно меняя настройки визора. Её нахмуренные брови были заметны даже сквозь густо повалившие на визор формулы.

— Что такое? — насторожилась Ранма.

— Ничего, — поспешила успокоить её Ами. — Просто настройка сбивается. Я ловлю низкочастотное электромагнитные волны от бесколлекторного электродвигателя насоса, но оно всё время словно двоится. Ну, вот опять. Или насос собирается выйти из строя, или мой визор.

— Слышите? — сказала Усаги.

Звук, еле различимый, походил на шорох автомобильных покрышек по гравию.

— Не может быть! — воскликнула Аканэ.

— Приближаются несколько... Нет, две ки, — предупредила Ранма, готовясь запрыгнуть на крышу насосной станции. — Вроде, люди, не мутанты. Средние, чуть посильнее Укё.

— Точно! — раздосадованно воскликнула Ами. — Это же пульсации от ещё одного бесколлекторного мотора!

— Интересно, а эти люди знают, что тут мутанты? — спросила Аканэ.

— Не должны ли мы предупредить их? — добавила Усаги, спалившись. Сразу стало видно, что под готичной оболочкой скрывается всё та же добрая и заботливая душа.

— Ловим этих? — вдруг предложила Ранма.

— Ловим? — Аканэ приподняла одну бровь. — Почему? Быстро.

Звук был уже близко, на принятие решения оставались секунды.

— Идём на контакт, — поправилась Ранма. — Неожиданность. Не их территория. Выглядим безвредно. На площади удобней всего окружать в тумане.

— А если бандиты? И, Ранма...

— Валим, допрашиваем, — оборвала её та.

— Готова, — выразила согласие Ами.

— Тоже, — с нехарактерной собранностью добавила Усаги, поднимая руку как бы почесать лоб.

Время вышло. У Ранмы мелькнула смутная мысль, что она что-то упускает. Нахмурившись, рыжая сильнее сосредоточилась на своих ки чувствах.

Из-за угла на площадь выплыл, величаво покачиваясь на колдобинах, длинный и приземистый автомобиль. Серебристый, попятнанный полосами, где серебристая краска перемежалась участками голого металла, надраенного до серебристого блеска, автомобиль смотрелся чужеродным телом в этом городе рассыпающихся руин. Четыре фары хмурились из под надвинутых, словно надбровные дуги, крыльев. Массивный прямой бампер скалился рядами выступов. На корме этого почти лимузина гордо высились задние крылья, возносясь углами над забитым тюками багажником. Да что там крылья - у этого чуда техники даже лобовое стекло было! Почти целое, всего с парой пулевых пробоин.(прим. 1)

Автомобиль резко затормозил, клюнув носом. Передние двери распахнулись - стёкол в них не было - и из машины синхронно выскочили два здоровенных... индейца? Фигурами они были почти неотличимы: одинаковые бочкообразные торсы, битцепсы с ляжку бизона, даже кожаные штаны одинаковые. А вот лица разительно различались: один - лысый, всё лицо раскрашено чёрными узорами, с большой костью в носу. Другой, что вылез с водительского места - темноволосый и темноглазый, скуластый и коротко стриженый.

— Святое дерьмо! — с восхищением воскликнул темноволосый индеец на английском.

— Грэмпи-кость говорит: всегда держи глаза открытыми, — отозвался разрисованный. — И тогда ты не пропустишь сокровище.

Ранма отметила, что у каждого на поясе было по ножу и большому пистолету, а в машине под потолком виднелась подвеска с пушкам и посерьёзнее. Но почему все трое товарищей смотрят на неё так странно? Из под полуопущенных век?

— Дай кулак, бро! — прочувствованно заявил неразрисованный индеец. — Ради одного этого момента стоило делать крюк, даже если двенадцатое давно завалено к чертям!

— Ты прав, бро! Брокулак!

Протянув руки над крышей автомобиля, они закономерно не дотянулись: тачка была здоровенная, одна крыша на уровне Ранминых глаз. Хмыкнули, вышли таки из под прикрытия открытых дверей, и стукнулись кулаками, перегнувшись через капот.

Движутся неплохо, для владеющих ки на инстинктивном уровне, отметила Ранма. В бою привыкли полагаться на оружие, но наверняка способны выхватить эти свои пушки в мгновение ока.

— Ранма, — сардонически вклинилась Аканэ. — Я всё понимаю, и готова мириться с твоими потребностями. Но я начинаю уже тебя к ним ревновать.

— А?.. — откликнулась рыжая, отвлечённая от анализа обстановки. — Э?..

Аканэ выразительно приподняла бровь, окинув её взглядом сверху вниз, потом снизу вверх.

По ушам всех присутствующих ударил звук, похожий на свисток закипающего чайника, когда до Ранмы дошло. Рыжая покраснела до самых подмышек, потом Ами пошатнулась от того, что ей неожиданно оторвали задний бант. Мелькнули в воздухе синие ленты, и Ранма растворилась в воздухе словно мираж, уйдя в технику невидимости.

— Дозагорался, — с чувством глубокого удовлетворения констатировала Аканэ.

* * *

13 августа 2014. Исправлено 14 октября 2015.

 
 

Примечания автора:

1
Кризалис хайвеймен - почти точная копия Крайслер имепериал 1958 года, только решётка радиатора и передний бампер немного различаются. Эта дура 5.7 метра в длину, и 2.06 в ширину. Для сравнения: тазик имеет длину 4.2 и ширину 1.6, при такой же высоте.

Благодарность за вычитку:
 — Crystal
 — Нуммминорих Кута
<< приквел ~~Дикая пустошь - главная~~ следующая глава >>

Обсудить сам фанфик или его перевод можно на нашем форуме (но на форуме нужно зарегистрироваться ^^
Это не сложно ^_^)

Будем благодарны, если вы сообщите нам об ошибках в тексте или битых ссылках ^_^ — напишите письмо или на форум, или еще проще — воспользуйтесь системой Orphus

Ошибка не исправлена? Зайдите сюда. В этой теме я буду выкладывать те сообщения, из которых я не поняла, что мне исправлять